?

Log in

No account? Create an account
Из детей Яковлева Алексея Александровича и Натальи Борисовны старшей была дочь Мария (в замужестве княгиня Хованская), родившаяся в 1756 году. Петр родился в 1760 году, следующим родился сын Александр. Когда умерли родители, ему было 19 лет.



Этот прекрасный портрет приписывают изображению Александра Алексеевича Яковлева, но поскольку мне не удалось атрибутировать его, чтобы дополнить сведениями о том, кем он был написан и когда, то нельзя с уверенностью утверждать, что на портрете изображен родной дядя и тесть Александра Ивановича Герцена. Но внешность изображенного господина весьма привлекательна.

Read more...Collapse )
Итак, из всех незаконнорожденных детей братьев Яковлевых узаконен был только один сын - это Алексей Александрович Яковлев, сын Олимпиады Максимовны.
Биография Александра Ивановича Герцена изложена им самим в книге "Былое и думы" в художественном виде. Это художественное изложение принимается за документальное жизнеописание. Согласно этой биографии, отцом Герцена был Иван Алексеевич Яковлев, что подтверждается многими источниками и всем ходом жизни Герцена и его отца.

Об отношении людей к самим себе лучше всего сказал А.С.Пушкин: "тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман". Герцен умолчал о том, о чем он рассказывать не захотел, и уделил внимание тому, о чем ему хотелось написать. Слово творящее создало то, чего не было, а умолчание уничтожило то, что было... Его авторское право: ведь он творец своей романтической биографии. Именно поэтому не стоит "Былое и думы" принимать за документальное произведение.

Главный «возвышающий обман» семейных преданий о происхождении Герцена состоит в том, что ветвь Яковлевых, к которой принадлежал его кровный отец, якобы ведется от старинного боярского рода, из которого происходили Яковлевы-Захарьины, внучатые потомки первой жены Ивана Грозного, и соответственно, происходили Романовы. Либерал Александр Герцен считал, что он является родственником Романовых. Возможно, это заблуждение о "древнем родстве" его предков с монаршей властью давало ему основания быть таким дерзким в своих высказываниях в адрес императора Николая I, а возможно это просто такое свойство характера Герцена.

Биографию Герцена "дополнила" своими фантазиями его двоюродная племянница Татьяна Петровна Пассек (до брака Кучина). Именно с ее подачи изредка встречается в герценовской атмосфере придуманная "семейная тайна", что отцом Александра Герцена, якобы "на самом деле", "был Фриц Фаненберг, служащий при посольстве". Татьяна Петровна совершила художественно-литературный подвиг: написала свои собственные воспоминания, содержащие значительную долю вымысла и даже неправды, а посему, воспоминания эти вряд ли всерьез могут претендовать на достоверность. В этих воспоминаниях она "как бы благородно" умолчала о том, что «отцом Герцена был Фриц Фаненберг, служащий при посольстве", но следуя правилам конспирологии, сама же написала в переписке, что не будет этот "факт" включать в воспоминания.

Я понимаю, что все эти литературные сочинения и показания требуется проверять, но увы, написанное Герценом и Пассек, растиражированное множественными перепечатками и переписками исследователей, особенно идеологически мотивированных советских историографов и биографов, очень сильно затрудняют возможность проверки на достоверность. Многие современные переписыватели часто не удосужились исправить ошибки и опечатки в тех текстах, которые они копировали, да и вообще, многие факты, сведения и обстоятельства просто канули в бездну времени, прошедшую с тех пор. Герценом сейчас мало кто интересуется, люди больше заняты повседневным, и это хорошо!

Дед Герцена Алексей Александрович Яковлев, действительный статский советник, в 1762 году был назначен начальником всех портовых и пограничных таможен, затем с 1767 по 1780 годы служил президентом юстиц-коллегии. Юстиц-коллегия являлась высшей апелляционной инстанцией в Российской империи, то есть по современным меркам Яковлев был Председателем Верховного суда! Юстиц-коллегия была упразднена в 1780 году, и верховные апелляционные функции были переданы Правительствующему Сенату. После упразднения коллегии Алексей Александрович Яковлев до своей смерти в 1781 году был главным членом Монетной экспедиции, в которой работал с 1750-х годов.

Женился Алексей Александрович Яковлев на княжне Наталье Борисовне Мещерской. Ее отцом был князь Борис Васильевич Мещерский, а мать княгиня Прасковья Никитична происходила из знатного княжеского рода и была дочерью стольника князя Никиты Михайловича Жирового-Засекина.
Из упоминаний в различных источниках, в том числе и в архивных, можно утверждать, что у Натальи Борисовны Яковлевой (урожденной княжны Мещерской) была сестра княжна Анна Борисовна Мещерская (умерла девицей) и брат Семен Борисович Мещерский, служивший в 1765 году в чине полковника.

У Семена Борисовича Мещерского была дочь, урожденная княжна Елизавета Семёновна Мещерская (Сенявина по мужу) - племянница Натальи Борисовны Яковлевой. С 16 лет Елизавета Семёновна была фрейлиной императрицы Екатерины II. В 1775 году она вышла замуж за капитана лейб-гвардии Измайловского полка Сенявина Ивана Алексеевича и перестала быть фрейлиной. Брак их был недолгим, и через несколько месяцев она разошлась с ним или он разошелся с нею. После того, как супруги Сенявины разъехались, жена вела светский, то есть свободный образ жизни, что скорее всего можно принять за "легкое поведение, характеризующееся низким уровнем социальной ответственности". Капитан Сенявин умер в 1787 году. Не известно, были ли у них дети от этого брака, а если и были, то они не оставили следов на страницах истории.

Однако известно, что Елизавета Семёновна в возрасте 42 лет в 1794 году родила сына Василия Петровича от связи с секунд-ротмистром Петром Васильевичем Боборыкиным, который был на 8 лет младше ее: 42 и 34 года - существенно по тем временам. Женщина в сорок два обычно уже была бабушкой, имела седую голову и гнилые зубы... Незаконнорожденный сын их при рождении получил фамилию Бащерский. Василий Петрович Бащерский женился на княжне Анне Михайловне Шаховской, в браке с которой у них родились Петр, Борис, Михаил, Ольга… По всей видимости, он был законопослушным гражданином, "служил отлично, благородно", был высшим чиновником Российской империи. Его сын Петр Васильевич Бащерский тоже зарекомендовал себя надлежащим образом.

Счастливо ли жили родители Яковлевы, или нет, но умерли они почти в "один день"- осенью 1781 года с разницей в месяц с небольшим. Из рожденных в браке у Алексея и Натальи Яковлевых детей известны две дочери и четыре сына, один из которых был отец Герцена - Иван Алексеевич Яковлев. Примечательно, что из братьев Яковлевых Петра (1760 г.р.), Александра (1762 г.р.), Льва (1764 г.р.) и Ивана (1767 г.р.), никто не имел рожденных в браке детей: все дети братьев Яковлевых были незаконнорожденные!

Мария Алексеевна Яковлева была женой князя Хованского, две дочери их умерли после замужества при рождении первенцев.

Елизавета Алексеевна Яковлева была выдана замуж за Павла Ивановича Голохвастова, у них в браке родились два сына Николай и Дмитрий.

Старший брат, Петр Алексеевич Яковлев (1760 - 1813), возможно по причине своей смерти в 1813 году, не фигурирует в романе Герцена "Былое и думы". Однако его внучка Татьяна Петровна Пассек, которая написала свой роман-воспоминания под названием "Из дальних лет", сообщила о своем деде Петре Яковлеве едва ли не больше, чем Герцен о своем отце Иване Яковлеве. По словам Пассек, после смерти родителей дети Яковлевых были на попечении бездетной тётки, княжны Анны Борисовны Мещерской. Петр по тем временам не был ребенком - ему был 21 год, да и девятнадцатилетнего Александра нельзя было отнести к детям. Известно, что в 1791 года Пётр был уже в чине подполковника, когда стал кавалером ордена Святого Георгия IV степени.

Петр Алексеевич Яковлев владел в Корчевском уезде Тверской губернии селом Новоселье, которое досталось ему по наследству от матери Натальи Борисовны в 1788 году, там же у сестер Курбатовых позже он купил деревни Загорье и Шуманово. Известно, что он официально с 1812 года был женат на Екатерине Валерьяновне Яковлевой (Ульской по первому мужу). Брак этот был освящен незадолго до его смерти, случившейся в июле 1813 года.

От Петра Алексеевича были дети у швейцарской подданной Шарлотты Кристины (Кристины Петровны) Папст. Он ее встретил в Петербурге в доме генерал-майора Петра Корниловича Сухтелена, где она была компаньонкой, соблазнил ее, увез в Новоселье, пообещав жениться, но не женился, а вид на жительство и иные документы ее уничтожил. Эти сведения приводит его внучка Пассек. У Кристины Петровны родились незаконнорожденные сын Николай и дочери Наталья и Елизавета. Кроме этих детей у него были незаконнорожденные дети от крестьянок.

Финансовые дела его так же были беспорядочны, как и семейные. Поэтому Петр Яковлев в 1800 году, оставив Кристину Петровну с детьми в Новоселье, уехал служить в провиантском депо сначала в Херсоне, затем в Кременчуге, где попал под суд по доносам. Разбирательство этих доносов длилось более 10 лет. Полностью он был оправдан только в феврале 1813 года, буквально незадолго до своей смерти. За время жизни в Кременчуге он "привязался" к Екатерине Валерьяновне Ульской, бывшей его любовницей с 1798 года - это следует из его письма. Детей у них не было. Уезжая из Кременчуга, он решил взять ее с собой, но она отказалась ехать с ним не венчанной - правильная женщина!) Поэтому Яковлев венчался с ней и привез ее женой, а не любовницей своей в Новоселье, где жила Кристина Петровна... Дочери их уже были выданы замуж: Наталья за помещика Петра Ивановича Кучина, а Елизавета стала женой уроженца Ревеля врача Карла Карловича Смаллана - их брак был бездетным.

Сын Петра Яковлева и Кристины Петровны, Николай, служивший в Петербурге, скоропостижно умер (судя по описанным Т.П.Пассек симптомам, причина смерти - отравление) зимой 1813 года. Петра Яковлева разбил паралич, и он умер вслед за сыном 18 июля 1813 года.

У незаконнорожденной дочери его Натальи Петровны Кучиной было двое детей: сын Алексей Петрович, который был картежником и имел многочисленные долги (по распискам и векселям 300 тысяч рублей долгов), и дочь Татьяна Петровна Кучина, в браке Пассек. В "Былом и думах" Герцен называет ее "корчевской кузиной", но кузиной Герцену Татьяна Пассек не была. Ее мать Наталья Петровна была дочерью его дяди, то есть двоюродной сестрой Герцену, соответственно, дочь двоюродной сестры Александру Ивановичу приходилась двоюродной племянницей, а не кузиной.

Вадим Пассек был соратником Герцена по студенческому социализму - вместе учились и собирались свергать царизм и крепостничество. Я уже писала про семью ссыльных Пассеков, которые жили в ссылке в Тобольске. Получив возможность вернуться из ссылки, семья приехала в Москву. В семье было семнадцать детей! Когда Герцен познакомил свою племянницу Татьяну Кучину с Вадимом Пассеком, то у них развился роман, в результате которого они решили пожениться. Герцен был разочарован этим, поскольку он рассчитывал на Вадима, который Герцену представлялся жертвой царизма во втором поколении, и смыслом его борьбы было умереть в борьбе с угнетателем... а тут законный брак, семья, личная жизнь, мещанство! Венчались Татьяна и Вадим в 1832 году. Вадим Пассек умер через 10 лет в 1842 году от чахотки в нищете.

Дочери Петра Алексеевича и Кристины были незаконнорожденные, поэтому после его смерти в 1813 году они не имели права на наследство своего аристократического отца. Согласно законам наследования того времени, при разделе законные дочери наследовали 1/14 долю дохода с недвижимого имущества умершего отца. Вдова наследовала 1/7. Петр Алексеевич Яковлев был в параличе несколько месяцев. За это время он составил духовное завещание в пользу своей законной жены Екатерины Валерьяновны: она по этому завещанию получала Шуманово и положенную по закону долю 1/7. Известно, что между братьями Яковлевыми и вдовой их брата Екатериной Валерьяновной Яковлевой было произведен полюбовный раздел, по которому и Шуманово, и ее 1/7 доля в родовом владении Яковлевых была ею продана братьям за 30 000 рублей ассигнациями. Об этом полюбовном разделе на имя Государя Императора было подано прошение за № 240 от 09 августа 1813 года. Татьяна Пассек утверждает, что братья Яковлевы долго судились с наследницей Петра Яковлева, но в результате тяжбу ей проиграли, и Екатерина Валерьяновна получила деревню Шуманово, в которой она прожила до своей смерти, случившейся после 1838 года.

В архиве есть папка с 35 документами, содержащими сведения о процессе между Александром, Львом, Иваном Яковлевыми и Екатериной Валерьяновной Яковлевой, вдовой, продолжавшийся с 1812 по 1817 годы. Пока неизвестно, о чем был спор, поскольку, судя по датам, затеян процесс был еще при жизни брата Петра Алексеевича. По словам Пассек, 1/7 долю дохода от недвижимого имущества, принадлежащего Яковлевым, Екатерина Валерьяновна перед смертью подарила ей, Татьяне Петровне Пассек. Кроме этих слов, никаких сведений, подтверждающих достоверность этих утверждений Пассек, мной найдено не было.

Известно, что в 1839 году Шуманово принадлежало Марье Степановне Барыбиной, о чем свидетельствует описание имения, составленное для получения ссуды под залог имения в Московском опекунском совете. В состав Шуманово входила деревня Андрониха. Архивные фонды содержат Дело об освобождении крепостных крестьян деревни Андронихи помещицей Надеждой Ильиничной Барыбиной в 1842-1847 годах - как раз, когда Герцен стал костромским помещиком - «приобрел» от своего кровного отца своих крепостных крестьян в Костромской губернии, доставшихся семейству от крепостников и феодалов, царских стольников князей Жировых-Засекиных, затем перешедших через крепостницу бабушку княжну Мещерскую к крепостнику Яковлеву, а от него посредством притворной сделки - к либералу Герцену, желавшему продать своих костромских крестьян при посредничестве банкирского дома Ротшильда.

Как видно из действий помещицы Барыбиной в Корчевском уезде, помещики, реально желавшие освободить своих крестьян, без пропагандистских заверений о борьбе с крепостничеством, брали и освобождали их, ибо сделать это позволял с 1803 года действовавший закон Российской Империи.
Александр Иванович Герцен был младшим из двух (известно только о двух) незаконнорожденных сыновей богатого помещика, гвардии капитана в отставке, кавалера Ивана Алексеевича Яковлева. По тогдашним обычаям, незаконнорожденные дети числились воспитанниками при своих родителях. Дворянские родовые недвижимые имения не могли наследовать незаконнорожденные - бастарды. Существительное бастард все же благозвучнее, нежели русский синоним. Поскольку незаконнорожденные дети в благородных семействах случались часто, были способы передать родовую вотчину незаконнорожденному отпрыску стареющим родителем, если у него такое желание возникло.

Мать незаконнорожденного Сергея Соболевского свое имущество продала или заложила, а наличные передала сыну, и когда после ее смерти законные наследники обнаружили, что имения все находятся в залоге и в долгах, то просто не приняли это наследство. Широко использовалось совершение притворных сделок - купчая выдавалась без заключения фактической сделки, или имение оказывалось заложенным - выдавались залоговые документы на родовое имение на сумму, по которой это имение переходило к кредитору. Это позволяло передать имущество без наследования, но это порождало многочисленные судебные тяжбы между законными и незаконными наследниками в случае спора об родовом недвижимом имуществе.

"Колокол", издаваемый Герценом в Лондоне, некоторое время был популярен в России, где власть, по своему обыкновению в действиях отставала от общественного сознания. Это обычное положение дел, ибо в преднамеренном социальном действии, каким является правление народами или коллективами, реальность следует за мыслью, а не наоборот. Крепостничество было тормозом, крепостное рабство было бесчеловечным. Все это уже было осознано властью, уже с начала правления Николая I работала комиссия, разрабатывавшая реформу по отмене крепостного права, которое отменил его сын Александр II.


Фотография царя-освободителя Александра II с его собакой Милордом. Выполнена в год смерти Герцена придворным фотографом Российского императорского дома и Французского императора Наполеона III, двоюродным братом Александра Герцена Сергеем Львовичем Левицким (Львов-Львицкий при рождении), незаконнорожденным помещика Льва Алексеевича Яковлева.

Думать, критиковать, обсуждать и говорить всегда не сопоставимо легче, чем делать и реформировать, тем более такую необъятную страну, как Россия. Считать, что либеральное мнение, насаждаемое Герценом через органы "русской пропаганды", было конструктивным и служило на благо России - это большая наивность. История нам это доказала.

Есть такое простое определение, что в массе своей русская интеллигенция - это люди не способные к действию. За два столетия мало что изменилось, и другие, но те же люди все продолжают критиковать, обсуждать и говорить, не пытаясь уменьшить разрыв между своим словом и своим делом.



Когда Достоевский говорит, что Герцен родился эмигрантом и революционером, трудно этому возразить, тем более, что сам Герцен пишет о себе именно в таком духе, что он чуть ли не с детских лет мечтал об отмене крепостничества и устройства "правильной российской жизни" на основе идей западного социалистического утопизма - никаких иных "правильных" идей он не признавал.

Но Достоевский ошибается, говоря, что у Герцена было 1500 душ крепостных - их было меньше. За Александром Герценом в России оставалось имение в Костромской губернии, но численность крепостных в Лепихинской вотчине, которая перешла к Герцену от отца вследствие притворной сделки, едва ли достигала 300 душ. Население в деревне было промысловое, крестьяне плотничали артелями. Имение это давало Герцену доход 2000 рублей в год. Основную часть имущества, полученного им от отца, Герцен вывез из России в виде ценных бумаг - билетов Московской сохранной казны, а вывозить эти билеты за границу, насколько я знаю, было запрещено законом.

Иван Алексеевич Яковлев готовился к смерти. У него были дети и сожительница Луиза Гааг, которых он намеревался обеспечить после смерти своей. Он переводил имущество в деньги, и согласно сведениям из архива Яковлевых, уже в 1838 году им было получено три билета Московской сохранной казны: один на 20 000 рублей и два на 40 000 рублей каждый. Архивная опись содержит сведения о расписке, бывшей когда-то под номером 230, против которой стоит бюрократический фиолетовый штамп, вполне в булгаковском духе "УПЛОЧЕНО""ВЫБЫЛО". Интересно, куда "ВЫБЫЛО", вы "былое" или вы "думы"?) Возможно изъяли в музейные фонды.



Документ под № 230 "Расписка Ив.Яковлева в получении 1 билета в 20.000р. и двух бил. сохр. казны по 40.000р каждый"

Александр Иванович Герцен действительно был помещиком. Незаконнорожденный, он рос помещичьим сынком, хоть и числился "воспитанником" Ивана Яковлева. Балованный юноша был определен в Московский университет, где он с рвением барчонка, не нуждавшегося в труде для поддержания жизни, сочетал дружеские попойки с разговорами о "свободе, равенстве, братстве" и прочими идеями сен-симонизма, не контролируя себя в том, что говорить следует, а о чем лучше промолчать. Этим воспользовались провокаторы, которые получали вознаграждение за свою службу сдельно - от "разоблачения неблагонадежных". Дела фабриковались, фабрикуются и будут фабриковаться всюду, где живут люди. У каждой эпохи есть свои средства для этого. Современная эпоха дает нам яркие примеры таких фабрикаций, а историческим примером, как это делалось в эпоху Герцена-Огарёва, служит "игрецкое дело" Алябьева. Провокаторы тоже "народ", они тоже хотят "кушать" и кормить своих детей, учить их в университетах... Глупые в своей молодости барчуки для таких провокаторов были возможностью получить материальное и служебное вознаграждение: "Ничего личного..."
В результате Герцен с Огарёвым оказались в ссылке: один продолжил дегустировать херес у папеньки в пензенском имении и у губернатора в Пензе, другой оказался в Вятке. Герцен всю жизнь в последствии, обличая российские нравы и царизм, выставлял себя жертвой произвола, что он претерпел по службе в ссылках. Разве не этого он хотел в своих идеалистических мечтаниях: пойти на каторгу, в ссылку, на эшафот?..

Но даже сама мысль сравнивать каторгу Достоевского со ссылкой балованных барчуков Герцена и Огарёва - моральное преступление! В ссылку Герцен ехал с немцем-лакеем (хорошо, что кормилицу-няню Веру Капитоновну не взял), и разумеется, с деньгами. В Вятке он завел себе тройку лошадей, которая была приобретена немцем, чтобы «произвести впечатление». Сам Герцен сказал, что «лошади эти подняли нас чрезвычайно в глазах светского общества». В те времена свой собственный выезд свидетельствовал о благосостоянии и, что было гораздо важнее, о социальном статусе. На тройке мог выезжать только дворянин или купец первой гильдии, а Герцен ни тем, ни другим не был. Впечатление на вятское общество было произведено, Герцен стал местной знаменитостью, он играл в карты, службой себя не утруждал, и одной из "тягчайших" его обязанностей было ходить на обед к губернатору... Он пишет: "«…играю в карты — очень неудачно, — и куртизирую кой-кому — гораздо удачнее. Здесь мне большой шаг над всеми кавалерами, кто же не воспользуется таким случаем?». Действительно, отчего же не завести роман, да и когда его заводить, если не в 23 года?

Отец Герцена оказался долгожителем, и до 1846 года Герцену пришлось работать: служить чиновником - о ужас, ходить на службу, общаться с другими чиновниками, нанимать жилище, кормить семью из жалования, получаемого от ненавистного ему сатрапа царя Николая I! Учитывая неблагонадежность Герцена, и это не просто фигура речи или клевета, это его реальная характеристика, подтвержденная им самим - он был и желал быть неблагонадежным, но искренне удивлялся, когда его признавали таковым, - ему не разрешалось служить в столицах. Герцен был государственным служащим и был обязан подчиняться распоряжениям начальства, служить там, где ему велят. Герцен ждал, когда станет самостоятельным, хотел уехать из России, но паспорта выдавались только благонадежным!

Отец Герцена умер в мае 1846 года, наследство разделили, родовые имения получил племянник Дмитрий Павлович Голохвастов, а Герцену было выдано деньгами. Связи отца и дяди, друзей и родственников позволили получить паспорта "для поездки на лечение жены и сына". И наконец, в январе 1847 года Герцен уехал навсегда из ненавистного отечества. Мне думается, связь тут не только лингвистическая: нелюбовь "к отеческим гробам" приводит к нелюбви к "дыму отечества".

Однако костромским помещиком Александр Иванович Герцен стал еще при жизни Ивана Алексеевича Яковлева, который, зная, что родовые вотчины он незаконнорожденному сыну передать по наследству не может, посредством мнимой сделки передал ему Лепихинское имение Чухломского уезда Костромской губернии. Недвижимое имущество из России не увезешь!

В связи с этим возникает вопрос, высказанный Достоевским, что мешало нашим свободолюбцам, владеющим крепостными крестьянами, отпустить их на волю, вместо того чтобы, живя на крестьянский оброк в Париже, Женеве, Ницце, Риме или Лондоне, с замиранием слабого на соблазны сердца экспата "будить" Чернышевского, который стал "призывать народ к топору" и готовить "русский бунт, бессмысленный и беспощадный".

Ответ на этот прост: правдолюбцы и борцы за "всеобщую справедливость" считали свое крепостническое имущество принадлежащим им по праву собственности. Это право собственности они, подобно шекспировскому Калибану, убедительно аргументировали. Александр Герцен писал в "Былом и думах": "Деньги — независимость, сила, оружие, а оружие никто не бросит во время войны, хотя оно и было бы неприятельское, поэтому я счел справедливым и необходимым принять меры, чтобы вырвать что можно из медвежьих лап русского правительства". И еще в письме "Нашим врагам" он с риторическим пафосом вопрошает: "И каковы же могли быть эти побуждения, которые заставили нас покинуть родину, оставив большую часть своего имущества в когтях правительства, и работать для нее в продолжение пятнадцати лет?" Шекспировский Калибан говорил о своем праве проще, он не прикрывал свои личные интересы борьбой за всеобщую справедливость и "работой на родину": "А остров мне принадлежит по праву, как сыну Сикораксы!". Смысл обеих аргументаций одинаков: это моё право собственности на материальное имущество, приобретенное рождением.

Двоюродный племянник Герцена, Дмитрий Дмитриевич Голохвастов, в 1874 году, уже после смерти своего дядюшки-революционера писал: "Пользуясь источником, на который я указал (семейный архив Голохвастовых - примечание мое), конечно не затруднился бы я доказать читающей публике, что "Былое и Думы" роман, а не повествование о действительно случившемся и что лица, действующие в этом романе, по крайней мере, некоторые из них, хотя и носят имена и фамилии таких людей, которые жили и которых еще многие помнят, - тем не менее они все-таки такой же вымысел автора, как и герои других романов".

Приходится констатировать, что беллетристические обстоятельства, описанные Герценом в романе "Былое и думы" послужили источником мифологии о нем самом, о событиях, о разных людях, о его родственниках. Этот пример показывает, что постправду научились создавать задолго до настоящего времени, и что написанное и опубликованное в глазах так называемого общества часто становится правдой, а факты исчезают, занесенные ворохом художественных слов из романов и опубликованной журналистами "информации". Правда создается вымыслом и фантазией. Чтобы понять, как было, нужно искать иной источник, может быть уже совсем уничтоженный документ: нет ни записи о нем, ни фиолетового штампа "ВЫБЫЛО". Процесс мифологизации Герцена начался даже не в советскую эпоху, он начался гораздо раньше: в середине 19 века, когда стала развиваться мировая раковая опухоль так называемого "либерализма" и "социализма" - людей под лозунгами "свободы" стали сбивать в большие сообщества, и оказалось что так эффективнее управлять людьми: "паситесь, мирные народы..."
До недавнего времени самым ярким примером образовательного провала для меня был менеджер из банка Unicredit, заявивший мне при получении денег в разных валютах, что в этом случае мне дважды придется заплатить процент за получение наличных. Когда ему было сказано, что платить придется практически одну сумму, только в разных валютах, он стал спорить, утверждая, что снятие в одно валюте в два раза дешевле, чем в двух. Пришлось убедить его арифметически: заставить посчитать оба варианта на компьютере. Менеджер был удивлен и пересчитывал, консультировался,.. я думаю, мы ему открыли огромную тайну арифметики и секрет его профессии.

Но нет предела непознанному! Лидером образовательного провала стала милая юная девушка из кофейни, у которой я покупала карты оплаты за интернет. Кстати, как называть этих работников, которые стоят за стойкой кофеен, тоже продавщицами?)

Я, как человек консервативный, не люблю электронных платежей и стараюсь максимально возможно не пользоваться ими, а интернет оплачивать мне удобно через карты оплаты, выпускаемые провайдером: на сайте провайдера ввести номер карты и пополнить свой баланс. Да, это тоже электронный платеж, но без взаимодействия с моей стороны с платежной системой или интернет-банком. Карты выпускаются номиналом 100, 200, 500 и 1000 рублей.

Мне нужно было оплатить 300 рублей, а у меня была купюра в 500 рублей; чтобы было без сдачи, я прошу у девушки, стоящей за стойкой кофейни, "карты интернет-оплаты на 500 рублей". Девушка мне отвечает, что она не может мне продать то, что я прошу, поскольку у нее нет карт 500 рублей, а есть только 100 и 1000 рублей. Я спрашиваю ее, а сколько у нее карт 100 рублей, есть три карты на 300 рублей - меня устроит. Она вновь отвечает мне, что у нее нет карты 300 рублей, у нее есть только 100 и 1000 рублей. Я спрашиваю, у нее только одна карта 100 рублей? Она достает мне пачку карт и показывает, повторяя мне то же самое: у нее нет карты 500 рублей и 300 рублей. Я ей говорю, а не могла бы она набрать три карты по 100 рублей? Она говорит, что карты 300 рублей у нее нет. Тогда я говорю, может быть у нее есть пять карт по 100 рублей, чтобы без сдачи? Она говорит, что у нее есть пять карт по 100 рублей, но нет карты 500 рублей. Я чувствую, что я скоро смогу ее убедить-таки дать мне пять карт по 100 рублей в обмен на пятисот рублевую купюру, но подходит другой работник кофейни... и я, наконец, получаю пять карт по 100 рублей. Цель достигнута!

Нет, я совсем не склонна сокрушаться о том, "куда катится мир?" и "как же теперь жить?". Каждому свое предназначено в этом мире, и каждый будет жить, как жил. Девушка жила, живет и будет жить в своем мире; как жил, живет и будет жить менеджер из банка, не знавший, как считать проценты; я жила, живу и поживу еще в своем мире... Если современное общество позволяет людям успешно существовать в социуме, получать образование, устраиваться на работу, получать деньги за свою работу, то именно таков уровень общественной справедливости - все адекватно, и удивляться тут не чему. На самом деле это же по-своему замечательно, что современная жизнь не требует от индивида быть сильно образованным, чтобы успешно выживать в ней. Любой родитель, покупающий аттестат и диплом своему ребенку, согласится со мной - главное пристроить родное дитя. Разве не об этом мечтали и не к этому стремятся все социалисты и социальные гуманисты, разве не этого хотели все эти "Сен-Симоны, Руссо, Фурье" и Толстые с ними? Именно этого!

Мы случайно соприкоснулись и, если и пересечемся с ней еще, то я уже буду знать, к чему мне быть готовой, чтобы получить то, что мне нужно - карты оплаты на нужную мне сумму, процесс покупки которых может быть сопряжен с некоторыми трудностями принятия решения девушкой-автоматом. Я получила опыт, а опыт учит. Этот опыт не тривиальный. Но я допускаю, что девушку этот опыт тоже мог научить чему-то. Каждый учится сообразно своим способностям. Так, опыт общения с менеджером в банке, показал мне, что работникам банков доверяться нельзя... а я никогда и не доверяла). Я же не автомат, я субъект, и выполнение моей воли - это моя задача, какие бы препятствия и автоматы ни стояли на моем пути к моей законной субъективной цели.
В "Саге о Форсайтах" эпоху правления королевы Виктории автор характеризует как ""эпоху, так позолотившую свободу личности, что если у человека были деньги, он был свободен по закону и в действительности, а если у него не было денег - он был свободен только по закону, но отнюдь не в действительности...". Свобода по закону и свобода по закону и в действительности - эти два состояния свободы индивида являются следствием особой формы собственности. Собственность эта называется деньги, а если точнее, то капитал. Даже в Англии, обычаи, устои, учреждения и культура хозяйства которой принималась в качестве образца такими богатыми и умными людьми и сановниками России, каким был адмирал Николай Семенович Мордвинов, буржуазные взгляды и привычки обрели массовый характер только в эпоху правления королевы Виктории, эпохи продолжавшейся 64 года. Россия первой четверти XIX века с ее эмбриональной буржуазностью, носителями которой становились предприимчивые и оборотистые крестьяне и мещане, не имела в том виде никаких шансов на конституционную монархию. Замысел декабристов перенести свои умозрительные конституционные запросы тем же путем, что и французская буржуазия, реализовавшая победу путем революционного насилия и жестокости, были жалкими потугами, ибо без экономической силы они были подобны беспочвенным мечтаниям помещика Манилова. Чтобы деньги начали свой рабочий оборот в государственном масштабе, нужна была сформированная в производственных отношениях культура денег - привычки и обычаи индивида, носящие рациональный финансовый характер. Привычки эти являются следствием понимания и приятия их выгодности и пользы участниками отношений. Для их укоренения нужно время сроком не в одно поколение.

Read more...Collapse )

Кроме крестьян в селе Верхний Белоомут у Огарёва оставалось еще около 2000 крепостных. Они проживали в более бедных вотчинах, чем рязанские крестьяне. Огарёв с женой уехал весной 1842 года за границу богатым помещиком а почти через пять лет вернулся брошенным мужем, помещиком, финансовые дела которого были в сильно расстроенном состоянии. Разумеется, ему было не до освобождения крестьян, да и заграничное житьё зародило у него новые мысли о преобразовании жизни народа - устройство крепостных фабрик, которые смогут обеспечить крестьян постоянным заработком. Для этого он уехал жить в Пензенскую губернию в имение, доставшееся ему от отца в селе Старое Акшино.

Буржуазная эволюция

Применение речи и печатного текста для получения знаний и образования индивидом, а так же широкое использование печатного текста для коммуникаций в рамках удовлетворения индивидуальных социальных и познавательных потребностей, привело и закрепило восприятие текста как средства воздействия на сознание. Если текст соответствует убеждениям индивида, он воспринимается позитивно, если текст не соответствует, то он воспринимается как форма социальной агрессии и пропаганды, стремящейся навязать чуждые взгляды и разрушающей базовые ценности субъекта. Такая оценка осуществляется произвольно сознанием и происходит на базе сформированных оценок, и то, что отмечено негативным грифом, отвергается и не подвергается восприятию - оспаривается сразу. Свобода выбора субъекта состоит в том, читать или не читать ненужный ему текст, а прочитав, реагировать на него или нет.

Большинство реагирует, назначая нужные успокаивающие сознание "обвесы" для оцененных негативно текстов. Эти "обвесы" бывают разными, но главные: "пропаганда", "бред", "зависть", "бот", "проплачено", "троллинг", "больной", "привлекает внимание", а также широкий диапазон "унижений" по национальному, половому и сексуальному признаку, которые мне не хочется перечислять. Единственным здоровым способом понимания является обсуждение, в ходе которого сторонами предоставляется доказательство и аргументация своих взглядов. Однако люди в социальных сетях чаще всего не для обсуждения присутствуют, а для общения и удовольствия. Что никак не одно и то же с обсуждением понятий.

Оказалось, что вполне ясное понятие буржуазии тоже требует дополнительного разъяснения, но это разъяснение важно для меня самой. Понятия требуют ясности, тогда сознание будет мыслить четче. А я, как индивид лично заинтересованный в здоровом качестве своего сознания, забочусь о нем прежде всего. Текст как средство мышления и рассуждения для меня остается самой удобной формой. Все, смутно осознаваемое до написания, в процессе письма приобретает ясность и структуру.

Read more...Collapse )

Как борода не делает человека философом, так и буржуазные ценности не делают человека буржуа. Мимикрия под образ буржуа - это реализация индивидами и массами тщеславия через инстинкт подражания под выгодный социально значимый образ. Цыганка в метро с айфоном не может никого ввести в заблуждение о ее принадлежности к буржуазии, кроме нее самой. Да и не цыганка, а "девушка в образе" - тоже не может, хотя и думает, что может. Буржуазные ценности стали ходовым товаром и широко используются для удовлетворения человеческого тщеславия, позволяя буржуазии наживать дополнительные преимущества. То, что ведет к социальному успеху, становится культом. Деньги являются универсальным средством решения проблем в мире, где существует культ денег - в мире буржуазии. Свобода стоит денег. И как я уже говорила, за деньги можно купить очень многое, но нельзя купить человеческих чувств, нельзя купить преданности. Поэтому власть буржуазии, как и прочая другая власть, тоже устроена по монархическому, по феодальному принципу всюду. Особенности конкретной власти, устроенной по феодальному принципу, определяются культурными обычаями и сложившимся стремлением выдать власть за нечто иное, а не феодально-иерархическое явление.

Про аристократию.

Обсуждения и обмены мнениями, когда обсуждающие стороны подразумевают под предметом обсуждения совсем разные понятия и смыслы, становятся нормой. Поэтому в начале диалога всегда важно сверить понятия, чтобы не тратить слова понапрасну. Сверить понятия - это не значит просто договориться о том, какую дефиницию предмета обсуждения стороны принимают между собой. В публичном пространстве необходимо сделать это на основе общепринятого смысла этого термина. Этот самый общепринятый смысл очень часто не устраивает многих современных "интеллектуалов", полагающих, что если он ("интеллектуал") придумал понимать "то-то и то-то так-то и так-то", то это его понимание и есть единственно правильное понимание для всех - он же это вывел своим умом!). Выведенное своим умом имеет огромную ценность для сознания субъекта, поскольку это его знания. Но знания субъекта проверяются внешней реальностью и опытом - практикой применения знаний. То, как субъект пользуется своими знаниями в процессе этой практики и есть его субъективный метод мышления.

Приходится констатировать, что множество понятий в "ноосфере" интернета оказалось деформированными, например, исковерканы и изуродованы "мыслителями интернета" такие понятия, как благородство, справедливость, наука, патриотизм, дружба... Как один из примеров такого разного разумения - это понятие слова аристократия. Само первичное понятие "аристократия" трансформировалось и исчезло за последние сто лет.
Read more...Collapse )

Власть абсолютно развращенных людей, развращенных столетиями абсолютной власти, вылезая, как манная каша из волшебного горшка, описанного Шарлем Перро в сказке, при неконтролируемом властолюбии растеклась своим сырым и рыхлым телом по всей Европе. Всегда, когда такое случалось, а ведь мы знаем, это уже не в первый раз в истории, случались войны. Абсолютная власть "просвещенной" Европы не может смириться с наличием преграды и отказа для ее "хочу!", поэтому она, пока не напьется крови, не успокоится. Опять ничего нового: обычная безответственность аристократии, ставшей теперь в бессословном мире элитой: смена названия не изменила сущности.

"Правило Клеричи"

При обсуждении народности как качественной характеристики общественного организма государства, выражающейся в некоем "динамическом начале", изящно сформулированном в лаконичной цитате из романа итальянского писателя Джузеппе Томази ди Лампедуза "Леопард", ветвь обсуждения засохла на определении, что же такое аристократия.
Мне было дано такое объяснение:

"Обьективно.Аристократия-высший родовой слой дворянства,чего же еще?Функция-одна из сторон обобщенного исторического опыта конкретного историко-географического образования".

Моя попытка уточнить, как в современном мире, лишенном сословий, правящих королевских и царских дворов и прилагающейся к ним дворни, можно определить сначала дворянство, а впоследствии выделить из среды дворянства высший родовой слой, не увенчалась успехом, ибо автор этого определения, претендующего на объективность, уклонился от дальнейшего разговора.

Read more...Collapse )

Слова, конечно, не отличаются поэтическим изяществом, но ведь конформизм и сам есть человеческое свойство отнюдь не высокого достоинства. Конформизм - это готовность меняться, лишь бы все осталось по-прежнему. Поведение это старо, как мир, ибо оно всегда было свойственно людям не аристократичным. Раньше было "Жить как хочется - плебейство. Благородны долг и верность" и "noblesse oblige", но все изменилось. Равноправие наделило аристократию правом плебея - вот и все изменения. А так все осталось и будет по-прежнему...
Михаил Лермонтов имел обширную родню со стороны своей бабушки Елизаветы Алексеевны Арсеньевой, рожденной Столыпиной. Ее отец, Алексей Емельянович Столыпин, женатый на Марии Афанасьевне Мещериновой, стал основоположником большой ветви дворян Столыпиных. У них было девять детей. Родной брат бабушки поэта Лермонтова, Дмитрий Алексеевич Столыпин, был дедом Петра Аркадьевича Столыпина, троюродного брата поэта Лермонтова, министра внутренних дел Российской империи при Николае II, убитого Богровым в сентябре 1911 года в Киеве. Другой родной брат бабушки поэта, Аркадий Алексеевич Столыпин, друг Сперанского, был сенатором. Женат он был на дочери адмирала графа Николая Семеновича Мордвинова и Генриетты Александровны Мордвиновой, рожденной Коблей. Николай Семенович командовал 74-пушечным кораблем «Царь Константин» в составе русской эскадры в Средиземном море, когда в Италии он познакомился со своей будущей женой.

Женился Аркадий Алексеевич Столыпин на Вере Николаевне Мордвиновой в 1813 году. У них родилось семеро детей. Один из его сыновей, Алексей Аркадьевич, двоюродный дядя поэта, служил с Лермонтовым вместе в лейб-гвардии гусарском полку и был в Пятигорске во время смертельной дуэли, возможно являлся секундантом поэта. Дочь Мария Аркадьевна вторым браком была замужем за князем Павлом Петровичем Вяземским, сыном поэта князя Вяземского, друга Пушкина.

Дед Алексея Аркадьевича Столыпина со стороны матери, адмирал граф Мордвинов Николай Семенович, был личностью замечательной. Сын адмирала русского флота, сам адмирал, министр морских сил был англофилом. С 10 лет он воспитывался с будущим императором Павлом Петровичем, затем в 12 лет был отдан в гардемарины. В 1774 году был отправлен для изучения морского искусства в Англию, пробыл там три года, воспринял с симпатией английские нравы, обычаи и государственные учреждения. В Англии он плавал на английских судах, в том числе и на купеческих. Он начал там свою службу с самого младшего чина, чтобы получить полную практику, навыки и сведения во всем объеме об обязанностях по мореходству. Затем возвратился на русский флот и служил в Кронштадте.

Read more...Collapse )

После смерти Пушкина, его жена Наталья Николаевна вдовствовала семь лет, а затем вышла замуж за Петра Петровича Ланского. Известно, что Лев Сергеевич Пушкин, брат поэта, через пять лет после смерти Александра Сергеевича сватался к Наталье Николаевне, но получил категорический отказ. Потом он женился на троюродной сестре Натальи Николаевны Пушкиной, Елизавете Александровне Загряжской. Так же был увлечен ею и брат Алексея Аркадьевича Столыпина, Николай Аркадьевич, внук адмирала Мордвинова. Но наличие четверых детей оказалось серьезным препятствием для него. Он не мог предполагать, что его сын будет последним владельцем села Пушкино и женится в будущем на внучке Натальи Николаевны. У Натальи Николаевны и Петра Петровича Ланского родились три дочери. Одна из них, Александра Петровна, была замужем за генерал-лейтенантом Иваном Андреевичем Араповым. Их дочь, Елизавета Ивановна Арапова, вышла замуж за Николая Николаевича Столыпина - последнего владельца села Пушкина, умершего в январе 1920 года.

Есть два письма за 1936 год дочери Николая Николаевича Столыпина, Елизаветы Николаевны: одно в НКВД, другое к Екатерине Павловне Пешковой, жене Максима Горького. Дочь Столыпина, потомок Ланской, родственница Лермонтова, праправнучка адмирала Мордвинова больна туберкулезом, обреченная на голодную смерть, и просит только об одном - о восстановлении ее в правах, чтобы получать продовольственные карточки, так как у нее растет 12-летний сын. Не известна ее дальнейшая судьба...

Выборное

Выборы как процесс выбора мне не интересны. Предвыборная кампания неприлична в принципе, и обнажает гораздо больше, чем кандидаты хотели бы о себе самих сообщить и сообщают о народе, к которому они апеллируют в своих горячечных агитационных камланиях. Я знаю, что все они изощряются во вранье, содержание и смысл которого мне заранее известен, поэтому мы даже не следили за процессом. А гражданский долг и реализацию права исполним. Интересны результаты выборов как метод исследования состояния общества, аналитическое средство зондирования внутренних слоев того общественного организма, в котором мы живем. Эти результаты могут указать правящим нами признаки и степень здоровья или недуга российского общества.

То, что противниками власти, борющимися за власть "свободолюбцами", называется стадностью, что ими презирается в российском народе, является российской консервативностью: готовностью ценить имеющееся и не готовностью рисковать достигнутым. Как это ни парадоксально, но русский народ в массе своей - это народ в большей степени собственник, нежели это принято считать. Он собственник до мозга костей своих. Но он ценит ту собственность, которую держит в своих руках, а не ту собственность, которая содержится в умах или у него самого в уме собственность-мечту, то есть не гипотетическую, не имплицитную и не виртуальную собственность, а реально-материальную, свою. Отсюда и медленность накопления, отсюда и нежелание использовать финансовые катализаторы, средства, подменяющие собственность: пусть хоть сарай, но мой собственный! А собственник с приходом Путина весьма увеличился в численности. Отсюда и общественный результат: от добра добра не ищут.

Желающие более крутых и тучных кисельных берегов и молочных рек повышенной жирности были, есть и будут. Таким только покажи, они "за три целковых на Васильевский Остров ползком доползут". Но доля их невелика среди консервативной части. Вот и увидим результат уже скоро.

Profile

bettybarklay
bettybarklay

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel