bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Category:

Базановские миллионы. Часть шестая.

Мой интерес к Базановым-Кельх возник из одного факта: мраморная мастерская Георгия Листа в Москве выполняла заказ на лестницу для Императорского музея изящных искусств - будущего ГМИИ им.Пушкина. Мной предполагалось, что кроме этой лестницы, мастерская была исполнителем других мраморных архитектурных элементов в других дворцах и особняках, ибо не стали бы на создание элемента строящегося музея нанимать мастера, не имевшего репутации у архитектора здания музея, Романа Ивановича Клейна. Желая побольше узнать о мастерской Листа, я попыталась собрать материал о нем, но попытки его найти вывели меня даже не на историю строительства Музея изящных искусств или других особняков, не на информацию о владельце мастерской, они меня вывели прямиком на "особняк Кельха", ибо беломраморная лестница, возведенная в особняке, была создана в мастерской Листа.


Лестница в особняке Кельх на улице Чайковского (ранее Сергиевская), дом 28 в Петербурге.

Я в который раз уже столкнулась с информационным перекосом: сведения о мастерской Листа скудные, если не сказать никакие, а об "особняке Кельха" - обильные, изрядно сдобренные вульгарным вымыслом. Как обычно, тот, кто делает прекрасные работы - а лестница в особняке Варвары Кельх великолепна, остается истории малоизвестным или неизвестным, а "пустая бочка громко гремит".

Я понимаю, в современности это отражает рынок и его коммерческие приоритеты: "особняк Кельха" с его вульгарной историей "любви" петербургского "барона" с владелицей золотых приисков, имевшей к тому же самую значительную по числу после императорской семьи коллекцию пасхальных яиц работы мастерской К.Фаберже, отлично продается на почве тяги публики к истории, искусству и уникальным драгоценностям эпохи загнивания царской власти Российской империи.

Данных о стоимости отделки особняка Варвары Кельх мне найти не удалось. Но если взять только уже упомянутые мной денежные затраты: покупку особняка и участка у наследников Кондоянаки почти за 600 000 рублей и 125 000 рублей на серебряный сервиз для готической гостиной, то можно предположить, что минимально затраченные на перестройку особняка суммы могли составить не менее полмиллиона рублей - это очень минимально). Только три женские фигуры и панно для камина, выполненные скульптором Марией Диллон во Флоренции из каррарского мрамора, могли стоить 300 тысяч рублей, следует добавить к этому уникальные витражи, наборный паркет, устройство сейфов, раздвижных стен, секретных комнат, переходов, резьбу краснодеревщиков, и прочее-прочее... Отсюда, по самым скромным подсчетам особняк мог стоить не дешевле 1.3 млн. рублей, а я думаю, гораздо более - около 2 миллионов.

Меня в данном случае интересует только порядок цен. Для сравнения, камергер Юрий Степанович Нечаев-Мальцов, финансировавший не только строительство Императорского Музея изящных искусств для Московского университета, но и создание музейной коллекции, потратил на музей около 2 миллионов рублей.

Метками, способными привлечь внимание публики, являются сейчас слова "исторический особняк Петербурга" и "яйца Фаберже". Именно благодаря этому интересу и недобросовестности исследователей, Варвара Петровна Кельх достигла наконец в XXI веке желаемого: в представлении публики она стала представительницей санкт-петербургской элиты и даже баронессой. Но в жизни ей этого добиться так и не удалось.

По первому мужу она была женой действительного студента, а после его смерти его вдовой: Николай Фердинандович Кельх умер действительным студентом, так и не выслужив после университета никакого даже самого низкого чина коллежского регистратора, буквально подтвердив выражение "вечный студент".

По второму мужу она была женой корнета, затем женой отставного поручика, далее женой титулярного советника (9 класс Табели о рангах). Все это были низкие социальные статусы, которые противоречили ее высокому материальному положению главной наследницы базановских миллионов, и полагаю, ударяли по ее личным амбициям. Эти удары по честолюбию она компенсировала устройством особняка на Сергиевской, отделанного всем самым дорогим и самым лучшим, с широким использованием геральдики, а также покупками у Фаберже пасхальных яиц, что было явным подражанием императорской традиции.

Что как личность представляла из себя сама Варвара Петровна Кельх, чему была обучена, чем увлекалась, знала ли языки, верила ли в Бога, вышивала ли она крестиком или любила вышивку гладью, читала ли романы, любила ли ноктюрны Шопена или предпочитала музыку Моцарта, была ли сторонницей женского равноправия, ходила ли в балет или любила оперу, любила ли поэзию Фета, с кем дружила, устраивала ли она приемы в своем роскошном, созданном для приемов и балов особняке,... о ней не известно ни-че-го, кроме денежных трат!

Напомню, что этот дорогой особняк возводился мещанкой, женой корнета пограничной стражи. Утратив фамилию Базанова и купеческое звание, доставшееся ей от отца и деда, она стала тем, о котором можно было сказать "имя твое никто и звать тебя никак". С помощью базановских миллионов с 1896 года она начала создавать себе в Петербурге имя.

Неверно считать, что изделия мастерской фирмы Карла Фаберже были доступны только избранному кругу лиц, что изделия выполнялись исключительно для элиты и императорской фамилии, что для доступа к Фаберже требовалось какое-то специальное разрешение - именно так можно подумать, читая рассуждения некоторых исследователей, предполагающих, что было нечто, давшее право Варваре Петровне Кельх стать клиентом мастерской придворного ювелира. Отнюдь! Мастерская Карла Фаберже была коммерческим производством ювелирных изделий и произведения от Фаберже могли себе позволить представители разных слоев населения Российской империи. Ювелир выполнял заказы от недорогих до стоимостью десятки тысяч, в зависимости от возможностей заказчика выбранных материалов. Все произведения выполнялись искусно и тщательно. Даже клиенты с невысоким уровнем дохода могли найти вещицу у Фаберже по своим материальным возможностям.⠀

Традиция императорской семьи дарить ювелирно исполненные пасхальные яйца с сюрпризом началась в 1885 году вот с этого яйца.


Пасхальное яйцо "Курочка". Первое яйцо императорской серии, подарок императора Александра III супруге, императрице Марии Федоровне, на Пасху 1885 года. Санкт-Петербург, 1885. Фирма Карла Фаберже, мастер Эрик Коллин. Фотография Музей Фаберже в Петербурге.

Серия пасхальных яиц, выполнявшаяся для двух последних российских императоров в мастерской Фаберже - это самый значительный заказ, который когда-либо доставался на долю кому-нибудь из ювелиров. Пасхальные яйца создавались с 1885 по 1917 год, заказчиками были члены российской императорской семьи и частные покупатели. Известно о создании 72 экземпляров, из которых императорскими были 54.

Между российским императором и придворным ювелиром Карлом Фаберже существовала договоренность о запрете копирования ювелирных изделий, выполняемых для императорской семьи, при создании изделий для продажи частным покупателям. Поэтому пасхальные яйца имеют императорские прототипы, но всегда отличаются от них.

Подарок императора Александра III на Пасху в 1885 году произвел на императрицу Марию Федоровну огромное впечатление, и Фаберже, пожалованный званием придворного ювелира, получил заказ на ежегодное изготовление подобных уникальных ювелирных безделиц с сюрпризами для императорской. После смерти своего отца император Николай II сохранил заказ и даже увеличил: с восшествием его на российский престол ювелир Фаберже должен был создавать ежегодно два императорских пасхальных яйца с сюрпризом - одно для поднесения вдовствующей императрице Марии Федоровне, а второе - императрице Александре Федоровне.

В Музее Фаберже в Петербурге экспонат "Курочка" выглядит как обычное куриное яйцо в золотым пояском. Внутри яйца находится желток из матового золота, в котором прячется золотая курочка с рубиновыми глазками. Курочка имеет шарнирный механизм, позволяющий ее раскрыть. Некогда курочка содержала спрятанные в в ней сокровища-сюрпризы: миниатюрную копию императорской короны, изготовленную из золота и бриллиантов, и цепочку с рубиновым кулоном. Эти два сокровища сейчас утеряны.

Это яйцо явилось прототипом нескольких других яиц, в том числе для первого яйца, купленного Кельх в мастерской Фаберже в 1898 году. Вместо императорской короны и рубинового кулона на цепочке в курочке Кельх находился маленький раскладной мольберт с фотографией Варвары Петровны с супругом. Сейчас яйцо находится в Музее Фаберже и на мольберте - фотография цесаревича Алексея. Яйцо имеет более роскошное оформление и крупнее, чем императорский прототип. Поверхность яйца покрывает эмаль-гильоше цвета "золотой рубин", поясок на яйце не просто золотой, а алмазный. На пояске указан год создания яйца 1898. Внутри желток с курочкой, которая украшена разноцветной эмалью. Яйцо покоится на золотой подставке, украшенной цветочными гирляндами с алмазами.


Первое пасхальное яйцо из коллекции Варвары Кельх "Курочка". Санкт-Петербург, 1898. Фирма Карла Фаберже, мастер Михаил Перхин. Фотография Музей Фаберже в Петербурге.

В 1900 году для вдовствующей императрицы Марии Федоровны мастерской Фаберже было выполнено яйцо-часы "Петушок".


Пасхальное яйцо-часы "Петушок". Подарок императора Николая II матери, вдовствующей императрице Марии Федоровне, на Пасху 1900 года. Санкт-Петербург, 1900. Фирма Карла Фаберже, . Фотография Музей Фаберже в Петербурге.

Яйцо было впервые упомянуто в письме Николая II к матери от 5 апреля 1900 года, в котором император просил извинений за отсутствие подарка на Пасху: Мария Федоровна была в Москве, и Карл Фаберже не стал высылать яйцо в Москву, ожидая возвращения Марии Фёдоровны в Гатчину. В выставленном фирмой счёте "Петушок" характеризовался как "Пасхальное яйцо фиолетовой эмали, с петухом и часами, 1 плоский бриллиант, 188 роз, 2 рубина".

Императорское яйцо имело часовой механизм и плоский круглый циферблат. С наступлением каждого нового часа или с нажатием на специальную кнопку верхняя ажурная крышка откидывалась, из-под неё механизм поднимал механического петушка, оклеенного настоящими птичьими перьями и укрепленного на ажурной платформе, способного взмахивать крыльями, открывать клюв и петь. Движение механической птицы обеспечивалось заводным механизмом. Пение петушка продолжалось 15 секунд, затем колокольчик отбивал часовые удары. Доступ к сложному часовому механизму осуществлялся через ажурную дверцу, расположенную на тыльной стороне ювелирного яйца-часов.

По образцу "Петушка" в 1902 году мастерской Карла Фаберже было создано "Яйцо-часы Ротшильда" для семьи Эфрусси. Это яйцо было преподнесено в 1905 году Беатрисой Эфрусси ее младшему брату, барону Эдуарду Ротшильду в подарок на помолвку с Жерменой Хальфен.


"Яйцо-часы Ротшильда", изготовленное для семьи Эфрусси, Санкт-Петербург, 1902. Фирма Карла Фаберже, мастер Михаил Перхин. Источник фотографии.

Более ста лет яйцо было собственностью семьи Ротшильдов и о нем не было известно: оно не выставлялось и не продавалось. В 2007 году "Яйцо-часы Ротшильда" было выставлено аукционным домом Christie`s в Лондоне и куплено Александром Ивановым за $18.5 миллионов. В 2014 году было преподнесено в дар Государственному Эрмитажу в Санкт-Петербурге.

В 1904 году фирмой Карла Фаберже по императорскому и ротшильдовским прототипам было создано еще одно яйцо-часы "Шантеклер", которое было куплено Варварой Петровной Кельх.


Яйцо Варвары Кельх "Шантеклер". Санкт-Петербург, 1904. Фирма Карла Фаберже, мастер Яков Ляпунов. Музей Фаберже в Петербурге.

По сравнению с другими пасхальными яйцами-часами, "Шантеклер" Варвары Кельх обладает более сложным механизмом и является одним из самых крупных пасхальных яиц, выполненных мастерской Фаберже. Долгое время "Шантеклер" относили к серии императорских пасхальных яиц.

Яйцо-часы "Шантеклер" изготовлено из жёлтого, зелёного и красного золота, украшено алмазами, прозрачной светло-голубой и бело-зелёной эмалью, серебром, опоясано фризом, выложенным из жемчуга. В эмалированное прозрачной синей эмалью пасхальное яйцо вмонтированы часы. Белый циферблат обрамлён кольцом из жемчуга, расписан замкнутым, огибающим каждую цифру красно-зелёным орнаментом в виде гирлянд листвы и ягод. Яйцо покоится на толстой ножке, стоящей на массивном основании, украшенном героической символикой. Открывающаяся вершина часов выполнена из розового золота, а под ней находится механический, ярко эмалированный золотой петушок (шантеклер), украшенный россыпью алмазов. На изделии проставлены клейма: подпись по-русски Якова Ляпунова (1899—1904), 59 стандарт золота 14-карат.

Ротшильдовское яйцо в раскрытом виде составляло 31 см. Императорское яйцо в раскрытом виде вместе с петушком составляло 20.3 см. Высота этого яйца без петушка - 27,7 см, что на 0.7 см больше Ротшильдовского.

Всего семь пасхальных яиц были куплены у Фаберже для Варвары Петровны Кельх и только одно яйцо было уникальным и не имело прототипа. Это "Сосновая шишка", купленная в 1900 году:


Пасхальное яйцо "Сосновая шишка". Санкт-Петербург, 1900. Фирма Карла Фаберже, мастер Михаил Перхин. Находится в США в собственности Джоан Крок, вдовы бывшего управленца корпорации McDonald’s с 1989 года.

"Внутри яйца находится механический слон, на котором сидит погонщик, и заводной ключ. Миниатюрный слон выполнен из серебра, золота, красной и зелёной эмали, украшен 6 бриллиантами огранки «роза» - по три на каждой стороне. Бивни сделаны из слоновой кости. Один из бриллиантов скрывает замочную скважину. Заведённый слон медленно шагает вперёд, переваливаясь со стороны в сторону, поворачивает голову и машет хвостом".

Одиннадцать яиц были заказаны для других частных клиентов:
в 1886 году (1)"Ляпис-лазурное" (заказчик и первый владелец неизвестны);
в 1891 году (2)"Яйцо с полосками синей эмали" (заказчик и первый владелец неизвестны);
в 1895 году (3)"Яйцо-печать" было изготовлено фирмой Карла Фаберже для российского предпринимателя и политического деятеля Василия Ильича Денисова;
в 1899 году (4)"Розовое кварцевое яйцо" (заказчик и первый владелец неизвестны);
в 1902 году (5)"Яйцо-часы герцогини Мальборо" было изготовлено фирмой Карла Фаберже в 1902 году для герцогини Консуэло Мальборо;
в 1902 году (6)"Ротшильдовское" изготовлено для семьи Эфрусси, было подарено Ротшильду;
в 1903 (7)"Скандинавское" (заказчик и первый владелец неизвестны);
в 1903 году (8)"Яйцо-часы" (заказчик и первый владелец неизвестны);
в 1907 году (9)"Яйцо семьи Юсуповых", без сюрприза, изготовлено фирмой Карла Фаберже в 1907 году по заказу князя Феликса Юсупова, который подарил его своей жене Зинаиде Николаевне в качестве подарка на Пасху и в честь двадцать пятой годовщины свадьбы;
в 1914 году (10)"Ледяное яйцо Нобеля" было изготовлено фирмой Карла Фаберже в 1913 или 1914 году для нефтепромышленника Эммануила Нобеля, подарившего его своему другу;
в 1917 году (11)"Сумеречное" (заказчик и первый владелец неизвестны).

Яйца, выполненные по прототипам императорских и приобретенные в мастерской Фаберже Варварой Кельх, размерами и пышностью превосходили императорские. Нет сведений, удалось ли Варваре Петровне Кельх завести связи в высшем обществе Петербурга. Деньги привлекают, но чаще всего, далеко не добрых и не достойных людей. Аристократия дорожит своей репутацией и не очень готова дружить с нуворишами. Царский Петербург деньгами и роскошью удивить было нельзя и покорить непросто.

Думаю, что если императорской семье не было никакого дела до того, что жена какого-то корнета из купеческих внучек стремится подражать императорским пасхальным подаркам, то для петербургских аристократических гостиных ее потуги подражания могли быть предметом обсуждений, насмешек и недобрых разговоров, а само ее имя могло стать олицетворением кичливости и дурного тона купчихи-выскочки.

В своих мемуарах художник фирмы Карла Фаберже Франц Бирбаум приводит историю, которая вполне могла случиться с Варварой Петровной Кельх: "По поводу пасхальных яичек вспоминаю не лишенный пикантности случай. Одна клиентка из высшей аристократии, не отличавшаяся особым умом, ещё за несколько недель до Пасхи приставала к старику Фаберже, не изготовил ли он какую-нибудь новинку в виде пасхальных яичек. Надо сказать, что новизна в таком предмете дается нелегко, и искать ее всем нам порядочно надоело. Старик Фаберже, когда был доведен до раздражения, не особенно стеснялся в ответах. Он с самым невинным видом объявил даме, что через две недели выйдут из работы квадратные яйца. Некоторые из присутствующих улыбнулись, другим стало неловко, но дама ничего не сообразила. Мало того, в назначенный срок приехала в магазин, чтобы их купить. Старик с серьезным видом объяснил ей, что он действительно надеялся такие изготовить, но это так и не удалось".

Это могло случиться с Варварой Кель, во-первых, потому что нет в истории другой такой дамы, которая заказывала бы пасхальные яйца для себя и интересовалась новинками. А во-вторых, потому что это было и правда, не просто неумно, но и абсолютно нелепо - копировать императорские традиции и изображать, что ее муж, Александр Кельх, человек малообеспеченный, дарит ей предметы ювелирного искусства, превосходящие царские по размерам, стоимости и количеству драгоценностей. В такое может поверить только недалекий человек XXI века, если ему внушить мысль, что Александр Кельх был золотопромышленником и бароном! Как показывает история, из аристократических семей и среди богатейших промышленников никому в Петербурге не могло прийти в голову начать подражать традиции императоров России дарить пасхальные яйца работы Карла Фаберже своим женам. Не потому что денег не было, а потому что это недопустимо по обычаям той среды.

Приведенный курьезный случай из воспоминаний Бирбаума дает основания считать, что яйца в мастерской Фаберже Варварой Кельх не заказывались, а покупались в магазине фирмы. Мастерская, зная ее интерес к этим изделиям, выполняла по уже ранее сделанным прототипам более дорогие, более массивные и обильно украшенные драгоценностями яйца с сюрпризами в расчете на то, что "купчиха", желающая стать аристократкой, ближе к Пасхе купит яйцо за любую цену. А чтобы купила, тут уже нужен был ловкий приказчик, способный внушить ей мысль, что это именно то что ей нужно. Как видно из истории, фактически этот расчет оправдывался семь раз.

Известно, что о царской супружеской чете ходили скабрезные разговоры и анекдоты не только среди простого люда, но и в аристократических гостиных. Нельзя исключить, что более крупные, чем императорские, яйца Кельха от Фаберже могли быть основанием для подобного рода шуток.

То, что можно было купить, Варвара Петровна Кельх купила: ей было пожаловано к 1901 году личное дворянство. Но ей можно посочувствовать, ибо в покорении высшего общества Санкт-Петербурга она могла столкнуться с ситуацией, когда не все можно купить за деньги. Как знать, не стало ли это обстоятельство одной из причин, заставивших ее уехать в Париж около 1904 года, бросив семью и детей. Ведь в Париже - свобода, не то что в "отсталой России". Непонятые и неоцененные в России персоны часто принимали простое, хорошо известное и проверенное средство: "Карету мне, карету!"
Tags: Базановы, ГМ им. Пушкина, Георгий Лист, Диллон, Кельх, Ротшильд, Яйца Фаберже, дворянство, купечество, старый Петербург
Subscribe

  • (no subject)

    Просто гроза или уже начало Потопа? Внешний долг США достиг 13 трлн долл. Сейчас внешний долг Америки составляет 90% от ВВП. Обама - рекордсмен по…

  • Ежедневное

    Японский Премьер ушел в отставку. Экие же они все слабенькие! Чуть критика, и сразу в отставку. Наших ничем не прошибешь. Сильна нация!)) Смешно…

  • (no subject)

    И так, первый день лета. Занятия: Итальянский язык. Кино: Висконти "Белые ночи". Висконти, вероятно, просто мой режисер. Когда…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • (no subject)

    Просто гроза или уже начало Потопа? Внешний долг США достиг 13 трлн долл. Сейчас внешний долг Америки составляет 90% от ВВП. Обама - рекордсмен по…

  • Ежедневное

    Японский Премьер ушел в отставку. Экие же они все слабенькие! Чуть критика, и сразу в отставку. Наших ничем не прошибешь. Сильна нация!)) Смешно…

  • (no subject)

    И так, первый день лета. Занятия: Итальянский язык. Кино: Висконти "Белые ночи". Висконти, вероятно, просто мой режисер. Когда…