bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Categories:

Базановские миллионы. Часть восьмая.

Юлия Ивановна Базанова, до брака Лявданская, пришла в семью промышленника Базанова сиротой после окончания в 1867 году Девичьего института. Так уж сложилось, что брак не принес супругам Юлии и Петру Базановым много детей - у них была одна дочь Варвара. Она же была единственным прямым потомком потомственного почетного гражданина Ивана Ивановича Базанова.

Семейная пара Базановых Петра и Юлии среди прочих знатных иркутян была запечатлена в альбоме, поднесенном от иркутян генерал-губернатору Восточной Сибири Николаю Петровичу Синельникову в дар летом 1874 года и содержащем 302 снимка жителей столицы губернии и видов города Иркутска до большого страшного пожара, случившегося в городе в 1879 году.

Снимки были выполнены иркутскими фотографами: Августом Гофманом и Иосифом Мальмбергом. Однако альбом содержит и фотографии, выполненные столичными мастерами, придворными фотографами Сергеем Левицким и Генрихом Деньером, а также Григорием Борелем и Карлом Бергамаско. Вес его больше 10 кг, на оформление ушло 4,5 кг серебра, из которого ювелирным мастером фирмы придворного фабриканта серебряных изделий Сазикова выполнен чеканный украшенный оклад обложки с видом города Иркутска в центре.


Базановы Петр Иванович и Юлия Ивановна, родители Варвары Петровны Кельх, до брака Базановой. Фото из Подносного альбома губернатору Н.П.Синельникову. Иркутск, 1873 год.

Впоследствии генерал Н.П.Синельников писал: "...Сибиряки поднесли мне звание почетного гражданина города Иркутска, написали адрес, полный искренней признательности за все сделанное мною для их родного края. Позже они прислали мне чрезвычайно ценный альбом с фотографическими карточками почтивших меня вниманием сибирских обитателей. Альбом я имел счастие вручить государю Александру Александровичу, в бытность его наследником, 1-го мая 1880 года."

Император Александр III подарил альбом открывшемуся в 1883 году Историческому музею в Москве, и теперь он находится в фондах музея. Просто удивительно, как его не уничтожили в революционные годы, а серебряный оклад не отправили на переплавку! К сожалению, фотографии в альбоме не были подписаны, и в настоящее время ведется работа по установлению личностей многих знатных персон Иркутска, запечатленных в этом альбоме.

Не лишним будет упомянуть еще раз (благодарность за добрые дела никогда не бывает лишней) о широком участии Ивана Базанова в благотворительности города Иркутска. В докладе министру внутренних дел генерал-губернатор Н.П. Синельников, бывший в должности в 1871—1873 годах, писал: "...Базанов во время моего управления краем пожертвовал на устройство Учительской семинарии, которая уже устроена, 25 000 руб.; Технического училища, Детского сада и Воспитательного дома – 60 000 руб.; на постройку театра — до 20 000 руб., и на вышеозначенные совершенно необходимые надобности (речь идет о внесении 10000 руб. на устройство больницы и 10000 руб. на исправление ветхих строений беднейших жителей города.) 20000 руб. Всего 125000 рублей, не говоря о пожертвованиях его в прежние времена по духовному ведомству на постройку церквей, богаделен и проч."


Увеличенный фрагмент портрета Юлии Ивановны Базановой, на котором отчетливо видно, что ворот ее вышитого платья застегнут на камею с инициалами "ЮБ". Эти инициалы подтверждают, что этот снимок в альбоме Юлии Базановой, а поскольку фотографии супругов размещены в альбоме вместе, то ее фотография находится рядом с ее мужем, Петром Ивановичем Базановым

Петр Иванович ничем особенным себя не проявил. Вероятно, он был в прямом смысле слова купеческим сыном и делал то, что велел ему отец, в надежде, что после его смерти он станет во главе семейного дела. Но все случилось иначе. Базанов-сын умер раньше отца, и случилось это 1 февраля 1879 года. Его дочери Варваре шел седьмой год, его жене Юлии - двадцать восьмой, в браке она прожила больше 10 лет, но оставшиеся 45 лет ее жизни ей пришлось прожить вдовой. И на всех сохранившихся фотографиях она одета в черное вдовье платье.

После смерти мужа в 1879 году Юлия с дочерью остались жить в семье Базановых. К тому времени семья уже осталась без свекрови Матрены Михайловны, умершей 4 марта 1877 года. В 1883 году умер глава семьи, Базанов-отец, и от семьи остались Юлия Ивановна с дочерью и ее зять, муж золовки, Петр Сиверс.

Если бы я писала женскую мелодраму, я бы непременно сделала акцент на возможных отношениях между Петром Сиверсом и Юлией Базановой. На самом деле, можно же предположить, что Петра Сиверса (вдовца сорока восьми лет) и Юлию Базанову (вдову, двадцати семи лет) связывали иные отношения, чем просто отношения между невесткой и мужем золовки. Но я стараюсь не выходить за рамки выявленных фактов, и женская мелодрама является едва ли не самым для меня неприязненным жанром беллетристики. Но я знаю, что жизнь более изощрена в сюжетах, нежели создатели мелодрам, и в ней бывает все. Время уносит личные отношения, и остается только их результат.

В Москву Юлия Ивановна Базанова уехала после смерти тестя И.И.Базанова. Там она близко сошлась с семьей Кельхов. Не известно, были ли к тому времени живы Фердинанд Каспарович и Ольга Михайловна Кельх (урожденная Сиверс) - после закрытия Семинарии военного ведомства в Лефортово не удалось найти никаких следов Фердинанда Каспаровича Кельха, но их дети, впоследствии особенно младшие братья Сергей, Владимир и сестра Амалия, стали для Юлии Ивановны близкими людьми и в прямом смысле семьей.

То, что ее связывали с Кельхами самые близкие отношения, подтверждает ряд фактов, и прежде всего документы из семейного архива, сохранившиеся в семье потомков Амалии Фердинандовны Кельх, в замужестве Сухоручкиной. Есть ряд фотографий, запечатлевших Юлию Ивановну Базанову вместе с Сергеем и Владимиром Кельхами, есть переписка, доказывающая близость с Амалией Сухоручкиной, есть подтверждение, что Юлия Ивановна была воспреемницей сына Амалии при крещении. Возможно, что именно Ю.И.Базановой был куплен для Амалии участок земли под дачу в Симеизе, проданный А.Ф.Сухоручкиной в 1903 году В.А.Чуйкевич для М.Б.Гротто-Слепиковской. Есть факт совместного проживания Кельхов с Юлией Ивановной.

В 1892 году, незадолго до смерти Петра Сиверса, Варвара Базанова вышла замуж за Николая Кельха.


Фотография Юлии Ивановны Базановой и братьев Кельх, Сергея и Владимира, выполненная фотомастерской Петра Петровича Павлова в Москве.

Павлов открыл свою мастерскую в 1891 году. 21 сентября 1891 г. в "Московском листке" было дано объявление: "Фотография П. Павлова. Имею честь уведомить почтенную публику, что 19 сентября сего года мною открыта фотография на Мясницкой, в доме Вятского подворья, против книжного магазина бр. Салаевых. Надеюсь, что я заслужил благосклонное внимание почтенной публики, занимаясь более 10 лет в фирме "Шерер и Набгольц". В моей фотографии я предлагаю свою работу по самым умеренным ценам. Воспитанникам всех учебных заведений делаются значительные скидки. С почтением, фотограф П. Павлов".

Думаю, воспитанники второй московской гимназии Сергей и Владимир Кельхи воспользовались предоставляемой фотографом скидкой. На фотографии Юлия Ивановна запечатлена мягкой и жизнерадостной - такой ее нет больше ни на одной фотографии. Снимок мог быть выполнен после 1891 года, но до смерти Петра Сиверса.

Брак между действительным студентом Николаем Фердинандовичем Кельхом и Юлией Петровной Базановой был заключен 24 апреля 1892 года. Петр Сиверс умер через два месяца, 25 июня 1892 года. Единственной своей наследницей Сиверс назначил Варвару Петровну Кельх. Ей надлежало для решения имущественных дел, связанных со смертью Сиверса и принятием наследства, ехать в Иркутск. Вероятно, она поехала в Сибирь с мужем: известно, что летом и осенью Николай Кельх был в Иркутске. Летом он встречался с бароном де Толлем и дал ему 1500 рублей на устройство провиантских депо на Восточно-Сибирских островах для экспедиции Нансена и финансировал покупку восточносибирских ездовых собак для экспедиции. А осенью, 17 ноября 1892 года, им было подписано по поручению его жены Варвары Кельх прошение в Иркутскую учительскую семинарию на зачисление денежных средств в виде 14 облигаций 4% внутреннего займа на сумму 15 800 рублей с просьбой обеспечить обучающегося Суровцева Константина стипендией за счет покойного Петра Александровича Сиверса.

Как свидетельствуют факты, Варвара Петровна задержалась в Иркутске до рождения дочери Юлии.


Запись в Метрической книге Знаменской церкви города Иркутска о крещении Юлии Николаевны Кельх.

Юлия Николаевна Кельх родилась 11 марта, крещена 29 марта 1893 года. Родители: действительный студент Николай Фердинандов Кельх, лютеранского вероисповедания и законная жена его Юлия Петрова, православного вероисповедания. Воспреемники: Шуйский 1-ой гильдии купец Василий Федотов Колыгин и потомственная почетная гражданка Юлия Иванова Базанова.

Василий Федотович Колыгин был женат на дочери партнера И.И.Базанова по "Компании промышленности", Якова Немчинова, Христине Яковлевне.

Фотография ниже датируется 1894 годом, выполнена она в Ялте, где у Юлии Ивановны был дом для летней дачи.


Ялта, фотография Ф.Орлова. На ней изображены Юлия Ивановна Базанова - в центре, слева Варвара Петровна Кельх с дочерью Юлией на руках, возможно, Амалия Кельх сидит справа от Юлии Ивановны. Далее с краю справа две неизвестные персоны, одна из них, предположительно, старшая сестра Амалии, Анна Кельх.

На этой фотографии Юлия Ивановна выглядит совсем иначе, чем на снимке Павлова в Москве. Она сильно похудела, лицо ее выглядит аскетическим и трагически напряженным. Ей довелось пережить смерть Петра Сиверса в июне 1892 года и зятя Николая Кельха, умершего 17 сентября 1893 года.

На фотографии только две женщины, одетые в траурные платья. Поэтому, есть основания предполагать, что сидящая справа - это Анна Фердинандовна Кельх. Варвара Петровна, вдова, имеет только черную отделку на платье.

Считается, что Амалия Кельх была старше Варвары Петровны Базановой на год - она родилась в 1871 году. По этой фотографии так не скажешь. Амалия Кельх тут выглядит девочкой-подростком, а к тому времени она уже должна была быть замужем за врачом Сергеем Ивановичем Сухоручкиным и у них 13 декабря 1893 года родился сын, воспреемниками при крещении которого 9 января 1894 года были сын коллежского асессора Константин Иванович Сухоручкин, корнет Седьмого драгунского Новороссийского полка Александр Фердинандович Кельх и вдова потомственного почетного гражданина Юлия Ивановна Базанова. Константин Иванович Сухоручкин - дядя новорожденного, брат Сергея Ивановича.

Замечу, что врач Сергей Иванович Сухоручкин был сыном коллежского асессора Ивана Сергеевича Сухоручкина, который определением от 19 ноября 1866 года был утвержден Советом присяжных поверенных округа Московской судебной палаты первым присяжным поверенным в городе Твери. Институт присяжных поверенных был установлен в Российской империи в ходе реформы судебной системы Александра II и просуществовал с 1864 по 1917 год. Присяжный поверенный - это адвокат при окружном суде или судебной палате.

Как первый и какое-то время, возможно, единственный присяжный поверенный Твери, И.С.Сухоручкин вел многие дела в округе. Известно, что он был присяжным поверенным М.Е.Салтыкова-Щедрина по делу о наследстве его брата Сергея. Вот пример того, как присяжный получал вознаграждение за свой труд.

Обязательство Салтыкова, данное И.С.Сухоручкину
Я, нижеподписавшийся, дал сие обязательство присяжному поверенному Ивану Сергеевичу Сухоручкину в том, что в случае утверждения меня в правах собственности на имение, состоящее в нераздельном владении моем и покойного брата моего Сергея Евграфовича Салтыкова так, что мне присуждена будет, во-первых, половина всего наличного недвижимого имения и, во-вторых, третья (за исключением вдовьей части) часть из остальной половины, то я обязуюсь уплатить г. Сухоручкину тысячу пятьсот рублей; в случае же, если за мной утверждена будет только та часть имения, которая назначена по раздельному акту, на случай раздела, и третья часть из остального имения покойного брата, то я уплачиваю только пятьсот рублей.
Действ, стат. совет. Михаил Евграфов Салтыков.
17 октября 1872 г.


Таким было материальное стимулирование трудов адвокатов. С тех пор адвокаты поумнели и получают деньги вне зависимости от результата, только за то, что участвуют в деле).

В Справочнике врачей Российской империи за 1905 год врача Сухоручкина Сергея Ивановича мне найти не удалось. Есть основание считать, что он либо умер, либо перестал заниматься врачебной практикой. А лекарь Сергей Фердинандович Кельх в этом справочнике есть - он был земским врачом в городе Калязине, Тверской губернии.

Возможно, что влияние Юлии Ивановны Базановой и ее материальная помощь позволила братьям Кельх учиться в Московском университете. Сергей и Владимир обучались в университете с 1897 по 1901 годы. Сергей на медицинском, а Владимир на юридическом факультете. Любопытно, что в сведениях о них указано, что они оба были православного вероисповедания. Либо это ошибка, либо младшие Кельхи приняли православие раньше старшего брата Александра, сменившего веру в 1916 году под давлением событий Первой мировой войны.

После смерти Сиверса и Николая Кельха у Юлии Ивановны Базановой появилось намерение устроить в Москве больницу. В сети существует версия, что в качестве мотивации для устройства такой больницы была "болезнь племянницы". Как известно, у Юлии Ивановны Базановой не было племянницы.

Приват-доцент Московского университета врач Станислав фон Штейн, описывая историю создания Клиники болезней уха, носа и горла имени Юлии Ивановны Базановой, писал: "Во время одного из моих медицинских визитов у Юлии Ивановны она изъявила желание построить здание, где могли бы найти приют болезни уха, носа и горла. Из пяти предложенных планов она остановилась на настоящем, наиболее ценном, всецело возложив ответственность за возведение постройки и устройство Клиники на меня".

В Москве на Девичьем поле, на углу Олсуфьевского и Божениновского переулков, Базановой был куплен участок 819 квадратных саженей, где 12 мая 1894 года в 11 часов дня произошла закладка здания Клиники. Сейчас это адрес улица Россолимо, д. 15/13, стр. 1. Здание было возведено подрядчиком А.А.Пантелеевым по проекту Л.К.Кромальди в тот же год, а отделка и оборудование завершено в 1896 году.


Вдова потомственного почетного гражданина, Юлия Ивановна Базанова. Фотография из книги проф. Станислава фон Штейна "Описание плана и устройства клиники болезней уха, носа и горла имени Юлии Ивановны Базановой ко дню ее открытия 22 октября 1896 года"

На устройство клиники и оборудование ее по последнему слову медицинской техники Юлия Ивановна Базанова истратила 1.5 миллиона рублей. Ее дочь Варвара Петровна потратила сумму больше на устройство особняка в Петербурге по улице Сергиевской, 28.
Tags: Базановы, ГИМ, Иркутск, Кельх, Колыгин, МГУ, Нансен, Немчинов, Салтыков-Щедрин, Сиверс, Синельников, Толль, присяжные поверенные, старая Москва, старая фотография
Subscribe

  • Об идеале, красоте и поэзии.

    Третий сын императора Павла I, великий князь Николай Павлович, женился 1 июля 1817 года на своей четвероюродной сестре Шарлотте Прусской, за неделю…

  • "Семь пудов августейшего мяса".

    Умышленно или ненамеренно, но огромная часть монархических публикаций лакирует и идеализирует династию Романовых. Исторически очевидно, что…

  • Фаберже как культурное явление.

    Внимание к продукции, фирме и имени Фаберже преувеличено на фоне интереса некоторой части общества к истории гибели Российской империи и возросшего…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments