bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Categories:

Вазы медичи

Строгая красота классических форм - это то, на чем отдыхает и чем наслаждается взор, что радует душу и успокаивает ум. Возможно, потому что классические формы созданы по законам гармонии, а гармония способствует душевному покою. Это только рассуждения сознания, нуждающегося в ненужных объяснениях, когда никакого объяснения не надо, ибо никто не может дать себе ответ, почему нам что-то видится прекрасным, а что-то кажется безобразным. Этот порядок просто существует в существе как данность. Для меня вазы медичи (в Европе их еще называют "кампана") прекрасны!

Название "медичи" они получили от вазы, которая украшала сад на вилле, принадлежащей семейству Медичи в Риме. Вилла располагается по соседству с виллой Боргезе на холме Пинчо, но если вилла Боргезе занимает верхнюю часть холма, то вилла Медичи находится на склоне, в непосредственной близости от церкви Тринита деи Монти, возвышающейся над Испанской лестницей.

Вилла была первым владением могущественного флорентийского семейства в Вечном городе. Построена она была в XVI веке на месте бывших садов Луция Лукулла. Жена императора Клавдия, Мессалина, заполучила эти сады и здесь же она была казнена за предательство мужа и Империи.

С падением Римской империи сады были заброшены и в дальнейшем веками на их месте располагались виноградники. В середине XVI века земля была куплена кардиналом Джованни Риччи Монтепульчиано, а после Риччи ее в 1576 году приобрел кардинал Фердинандо Медичи. Еще при Джованни Риччи тут было начато строительство особняка, спроектированного и возведенного двумя поколениями архитекторов - отца и сына Липпи: Нанни (Джованни) и Аннибале.


Гравюра итальянского архитектора и гравера Джованни Баттиста Фальды, изображающая виллу Фердинандо Медичи.

При Фердинандо Медичи архитектором Бартоломео Амманнати особняк на вилле был перестроен и разбит сад с аллеями из самшита и мирта. В саду были выставлены предметы из коллекции Фердинандо Медичи, который был страстным коллекционером предметов античности. Впоследствии предметы Медичи с виллы сформировали ядро коллекции антиков будущего музея Галереи Уфицци во Флоренции. Среди этих предметов была античная ваза с греческим фризом, изображающим "Историю Ифигении", поступившая в галерею в 1780 году и украшающая сейчас музейную экспозицию. Впервые ваза была отмечена среди антиков на вилле Медичи в 1598 году.


Кратер-ваза, украшенный барельефами, известный как ваза Медичи. Нео-аттическая работа из пентелийского мрамора. Высота 173 см, верхний диаметр 135 см. Вторая половина I в. до н. э. Автор не известен. Фотография Галерея Уффици, Флоренция, Италия.

Эта ваза Медичи стала прообразом подобных ваз, которые стали изготавливаться позднее в эпоху популярности исторических стилей. Такие вазы в России назывались вазами медичи. Первичное назначение этих мраморных ваз-кратеров было утилитарным: в Древней Греции вино разбавляли водой, и для разбавления вина создавались такие сосуды в форме кратеров с вывернутыми краями. В вазах конструктивно выделяются три части: ножка, тулово и горло. Поскольку вазы предназначались для смешивания большого количества воды и вина, то содержимое из них вычерпывалось, и горло ваз было широким с вывернутым краем. Вазы, выполненные в XVIII-XIX веках, создавались для украшения интерьеров помещений, парков и садов и имели чисто эстетическое назначение.

Под именем графов Норд (Северных) великий князь Павел Петрович (будущий император Павел I) с супругой Марией Федоровной совершили турне по Европе в 1781-1782 годах. Из путешествия была привезена копия этой знаменитой античной вазы из собрания Медичи. Ваза вместе с круглым мраморным пьедесталом, украшенным рельефом букраний (орнамента с изображением головы быка) и дубовых гирлянд, приобретена была великой княгиней Марией Федоровной в Риме 4 марта 1782 года в магазине римского антиквара Людовико Мирри.

Людовико был настоящим антикваром - он торговал не только копиями, но и подлинными антиками. В 1774 году Мирри получил привилегию от Папы Римского на раскопки Терм Тита. В процессе раскопок оказалось, что на этом месте располагались не термы, а дворец Нерона. Найденные предметы и античные памятники измерялись и зарисовывались. Этой работой на раскопках дворца Нерона у Людовико Мирри занимался Винченцо Бренна. Через Людовико Мирри Бренна познакомился с графом Норд, то есть с великим князем Павлом Петровичем, и впоследствии был приглашен им в Россию для выполнения работ по декорированию дворца в Павловске. С воцарением императора Павла I в 1796 году Бренна стал придворным архитектором. Им был перестроен для императора Большой дворец в Гатчине и возведен Михайловский замок в Петербурге.


Винченцо Бренна. Рисунок фасада Михайловского замка. 1797 год.

Среди помощников Бренны был Карло Росси, а Джакомо Кваренги считал его своим первым учителем. Граф Норд из поездки по Италии привез не только вазу, но стиль в форме вазы и в лице архитектора Винченцо Бренны. Правда из-за недолгого правления Павла I Бренна не задержался в России и уехал после убийства императора в 1801 году. А, уезжая, увез свой архив и чертежи.

Ваза была установлена в парке Павловска и получила название "Урна судьбы". Около 1816 года беломраморная реплика вазы Медичи вместе с пьедесталом была перенесена во дворец, а на ее место в Семейной роще Павловска была установлена ваза из зеленой яшмы с палевыми вкраплениями, изготовленная на Колыванской гранильной фабрике в 1787 году - ее тоже стали называть "Урна судьбы", хотя она не имела ничего общего по форме с копией вазы Медичи. Счастливая судьба отвернулась от "Урны судьбы" в 1920 году. Из Семейной рощи ее поставили для украшения Братской могилы в конце Тройной липовой аллеи. Тут она кому-то помешала, и в начале 1921 года ваза была сброшена с пьедестала и разбита. Она утратила верхнюю часть тулова, часть ножки и часть квадратного плинта. В таком виде ваза хранилась в фондах дворца в Павловске, пока, наконец, ее не реставрировали в 2009 году.


Отреставрированная "Урна судьбы" из собрания музея в Павловске. Фото с сайта музея в Павловске. На фотографии видно, что некоторые части вазы выполнены из другого вида яшмы, чем тулово.

Беломраморная реплика вазы Медичи, привезенная в Россию четой графов Норд, к счастью, сохранилась вместе с пьедесталом и находится в музее Павловска.

Русские камнерезы стали производить вазы медичи в XIX веке.


Одна из наиболее ранних русских ваз формы медичи, выполненная в 1806 году из брекчии на Колыванской императорской шлифовальной фабрике. Материал: брекчия, бронза. Техника: резьба, шлифовка, полировка, литье чеканка, золочение. Высота 146 см, ширина 114 см. Из коллекции Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербург.

И ваза, и постамент выполнены из камня одной породы, такое исполнение соответствовало духу стиля ампир.

Вазы делали из яшмы, порфира, но особенно многочисленны были вазы формы медичи из малахита. В разных размерах они воспроизводились в период с конца 1820-х до приблизительно середины 1860-х годов. Производились вазы преимущественно на императорских фабриках. Из было три. В окрестностях Санкт-Петербурга находилась Петергофская гранильная фабрика, на Урале - Екатеринбургская гранильная фабрика, на Алтае - Колыванская шлифовальная фабрика. На Петергофской и Екатеринбургской фабриках возникла и получила развитие такая отрасль русского художественного ремесла, как наборные работы из малахита и лазурита. Крупные вещи - вазы, колонны, камины, столешницы - никогда не выполнялись из монолита малахита, как это делалось из других камней, например, яшмы. Сделать это не позволяет природное строение малахита, имеющего пустоты, вкрапления. Вазы медичи из малахита выполнялись в технике, впоследствии получившей название "русская мозаика".


Малахит - основной карбонат меди, имеет прекрасные узоры разных оттенков зеленого цвета, но он не обладает прочностью, хрупок, не стоек к воздействию кислот и температуры. Срез показывает существующие в камне пустоты.

Техника русской мозаики состоит в том, что поверхность изделия из металла или дешевого камня покрывалась напиленными в полтора-четыре миллиметра малахитовыми пластинками. Пластинки подбирались по цвету и форме узора так, чтобы вся поверхность представляла собой определенным образом упорядоченную каменную композицию, создающую иллюзию, что изделие полностью выполнено из монолитного камня. Впервые увидав малахитовую вазу в своей юности, я была долго уверена, что она сделана из цельного куска камня.

Эта художественная техника позволяет максимально раскрыть красоту натурального камня. Сочетая различные цвета и текстуру малахита с различными способами укладки мозаичных пластин, русские умельцы создавали разнообразные композиции из каменных орнаментов. Мозаика не противоречила природной красоте малахита, создавая ощущение целостности и монолитности самых разных изделий, покрываемых каменной мозаикой: колоссальных столешниц и ваз, архитектурных и декоративных элементов интерьера.

Существует несколько вариантов малахитового набора: "мятый бархат", когда имеют значение только цвет и оттенки камня, а компоновка кусочков создаёт впечатление ткани; "ленточный" или "струистый", когда имеет значение не только цвет, но и рисунок, создающий имитацию струящейся ленты; "глазки", когда набор пластин малахита напоминает разрез древесного ствола; "на две стороны", когда рисунок выкладывается симметрично по поперечной или продольной оси; "на четыре стороны" - с расположением рисунка вокруг одного центра.

Пожалуй, первым заметил декоративные возможности малахита архитектор Огюст Монферран, который в особняке хозяев месторождения малахита Демидовых на Большой Морской улице в Петербурге в парадном зале спроектировал облицовку малахитом колонн и камина.

Термин художественной техники создания пластических мозаичных малахитовых форм "русская мозаика" появился после Всемирной выставки в 1851 году в Лондоне, когда значительное число экспонатов, специально созданных для этой выставки по заказу А.Н Демидова, произвели большое впечатление на западную публику. В этой технике в России были отделаны внутренние интерьеры Зимнего дворца, например, декоративные колонны и другие элементы в Малахитовой гостиной, убранство Исаакиевского собора в Петербурге, где малахитом покрыты колонны собора, и уже отмеченная выше декоративная отделка в малахитовом зале особняка Демидова в Петербурге. В особняке Демидова работы велись в 1836-38 годах и убранство малахитом в технике русской мозаики выполняли мраморщики итальянского мастера Александра Трискорни, создавшего частную фирму "Трискорни и Ко".


Константин Андреевич Ухтомский "Малахитовая гостиная Зимнего дворца". Бумага, акварель. 1865 год Из коллекции Государственного Эрмитажа. Санкт-Петербург. Колонны отделаны малахитом в технике "русская мозаика"

В большом центральном зале Нового Эрмитажа, называемом Большим просветом (зал 238), размещены произведения итальянской живописи XVII-XVIII веков. Центральная часть Большого просвета декорирована изделиями русского камнерезного искусства, в частности величественным ансамблем произведений из малахита: колоссальными вазами и столешницами на золоченых подстольях.


Колоссальная ваза формы медичи, выполненная в конце 1841 года. Ваза из Большого просвета изготовлена из симметрично уложенных пластин струйчатого и полосчатого малахита. На вазе выложен ленточный рисунок, хорошо видный на тулове и ножке вазы.

Парная ваза выполнена из темного полосчатого малахита с симметричной укладкой пластин, которые образуют повторяющийся ромбовидный рисунок на тулове и на ножке вазы. Расположение набора на вазе — "на четыре стороны", когда пластины выкладываются по двум осям симметрии, пересекающимся под прямым углом, что создает соответствующий рисунок.


Ваза на квадратном постаменте создана на Петергофской фабрике в 1848 году. Одна из сторон постамента выполнена из полосчатого малахита, имеет симметричную укладку пластин.

Обе вазы медичи из Большого просвета декорированы элементами золоченой бронзы: обручами и ручками в виде сплетенных змеиных голов.

На фотографии выше видны малахитовые столешницы на золоченых подстольях, которые охраняют хищные золотые птицы. На заднем плане виден один из двух величественных каменных торшеров, выполненных из серого-фиолетого порфира и бронзы по проекту архитектора Ивана Ивановича Гальберга. Вазы с постаментами несколько ниже торшеров, но они тоже имеют колоссальный размер. Этот размер соответствует величине зала. Но все же это не самые большие вазы медичи из собрания Государственного Эрмитажа. Самая большая малахитовая ваза медичи украшает Советскую лестницу Зимнего дворца. По этой лестнице члены Государственного совет направлялись на заседания под председательством государя императора.


Ваза в форме медичи, выполненная в технике русская мозаика в 1843 году, имеет высоту без постамента 181 см и диаметр около 143 см. Советская лестница Эрмитажа.

Соразмерность формы вазы и пространства в данном случае гармоничны, если рассматривать ее в ансамбле лестницы. "Лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии," - сказал поэт. В помещениях не таких больших, как Большой просвет или пространство Советской лестницы, выставлены вазы меньшего размера.


Две малахитовые вазы медичи у зеркала над камином в Малахитовой гостиной Зимнего дворца. Малахитовая гостиная принадлежала императрице Александре Федоровне и имела еще название Золотой гостиной императрицы - по обилию золотого декора

Среди произведений императорских фабрик немало ваз медичи, разработку формы которых часто приписывают придворному архитектору Ивану Ивановичу Гальбергу с уточнением, что им была доработана форма вазы, созданной Карлом Росси. Возможно, ваза из брекчии 1806 года сделана по эскизу Росси.

Хронологически первые малахитовые работы значительного размера и более сложные, чем плоские столешницы, появились в ассортименте Императорских фабрик в 1830 году, когда на Петергофской фабрике была создана пара ваз медичи из этого камня. Форма вазы, взятая за основу, могла дополняться разными вариантами декорирования: овы на отвороте борта вазы, ложки на основании чаши, канелюры на ножке, пояса по основанию ножки и прочее. При этом за основу ваз, вырабатываемых на Императорских фабриках, брался дешевый камень.

Однако существуют малахитовые вазы этой формы, исполненные в 1820 годы в частных мастерских с использованием в качестве основы дорогостоящего белого мрамора. Такие вазы делали в своей малахитовой мастерской в Петербурге на Гороховой улице в усадьбе дома 38 итальянские мастера Мадерни. Мастерская Винченцо и Этьена Мадерни с 1810 года находилась во дворе принадлежавшего им дома. Известно, что в 1820-х годах Винченцо Мадерни снимал под скульптурную мастерскую также часть дома, выходящую на Невский проспект на углу Большой Морской № 15 и Невского - впоследствии дом братьев Елисеевых.

Мадерни (Mаderni) - семья скульпторов, мраморщиков и реставраторов, выходцев из Швейцарии, работавших в Петербурге на протяжении XIX века. Известны работы Пьетро, Этьена (1780–1843), Винченцо (1797–1843), Доменико (1805–1836) и Винченцо Мадерни-младшего. Мастерские Мадерни имели солидную репутацию и многочисленные заказы. Ими были выполнены мраморные вазы и пьедесталы для Петергофа, они же выполняли отделку Малахитовой гостиной Зимнего дворца.

В 1870-х годах мастерская Винченцо Мадерни-младшего и Георга (Егора) Руджио специализировалась на изготовлении надгробных памятников: на кладбищах Петербурга не мало монументов их работы. Камень сберег их имена на эти сохранившихся монументах и это создает ложное впечатление, что именно мемориальные надгробья были главным делом скульпторов Мадерни.


"Визитка" на одном из надгробий в Петербурге (из свободных источников в интернете). Например, мастерская "В.Мадерни и Е.Руджия" выполнила надгробные кресты семьи поэта Тютчева и "дедушки русского романса" Титова

Винченцо Мадерни-младший, 1839 года рождения, и скульптор Георг Руджио, 1833 года рождения, оба граждане Швейцарии, записались в Санкт-Петербургское купечество во вторую гильдию в 1869 году, в 1875 году оба проживали в Петербурге на Гороховой улице, 38. Сведений о семьях в справочнике не содержится.

Вазы медичи из малахита были дорогим предметом украшения интерьера. Так, например, приехавшая в Петербург вместе с мужем в 1827 году маркиза Вестминстерская, описавшая в своем дневнике 30 июля 1827 года их посещение малахитовой фабрики Мадерни на Гороховой улице, где им были показано "множество красивых вещей, среди них – великолепная ваза с пьедесталом, целиком из малахита, за которую просили 15 000 рублей". Через неделю супруги вернулись на "малахитовую мануфактуру Мадерни, где Белграв (муж маркизы Вестминстерской - мое примечание) купил великолепную малахитовую вазу (за 14 000 рублей) и две маленькие, большую шкатулку и квадратное пресс-папье из лазурита еще на две тысячи".


Ваза медичи, созданная в мастерской Винченцо Мадерни в Петербурге в 1826-27 годах. Материал: малахит, белый мрамор, бронза. Техника: русская мозаика, шлифовка, полировка, литье чеканка, золочение. Плинт в основании пьедестала из темного итальянского мрамора. Ручки выполнены из бронзы в виде пар голов сатиров, соединенных между собой дугообразной ручкой. Из собрания музея Виктории и Альберта (инв. № 339:5-1886). Размеры вазы и пьедестала: общая высота 212 см, высота вазы ~95 см, диаметр – 75,5 см. Форма полностью соответствует деталям вазы на эскизе И.И.Гальберга 1826 года из архива Екатеринбургской фабрики.

Действительно, и ваза великолепна, и форма Гальберга безупречна, и работа Мадерни безукоризненна, и вкус маркизы Вестминстерской достоин восхищения! Эта ваза была подарена в 1886 году мистером и миссис Э. Лоуренс и мисс Д. Д. Смит Музею Виктории и Альберта. Известно, что ранее в том же году ваза была продана на аукционе Christie’s как "собственность джентльмена". По предположению английского исследователя Пола Дайсона, владельцем вазы, "джентльменом" мог быть Хью Гросвенор, герцог Вестминстерский, сын маркизы Вестминстерской и Белграва Гросвенора, купивших вазу у Мадерни в Петербурге летом 1827 года за 14 000 рублей.


Еще раз эта ваза из Музея Виктории и Альберта крупным планом. На мой взгляд, она "прекрасна без извилин" - ничего избыточного, нет чрезмерного украшательства, усложнений, рисунок малахита, выложенного "на две стороны", восхищает!

Для сравнения ваза из Эрмитажа приблизительно такого же размера, как и ваза медичи из Музея Виктории и Альберта, но, на мой взгляд, уступающая ей по изяществу формы и изысканности малахитового узора. Наверное, поэтому она и стоит в углу.


Эта ваза-кратер производит впечатление более массивной, хотя она не больше вазы из Музея Виктории и Альберта. Чуть иные пропорции и линия силуэта, и ваза кажется тяжеловатой.

Но у этой вазы мне удалось очень подробно рассмотреть пару прелестных, лукаво улыбающихся сатиров, изображенных в основании ручек!

Ручки у ваз медичи всегда наполнены своим собственным художественным смыслом.

Малахитовые вазы медичи пользовались популярностью у богатых людей Российской империи и они запечатлены в изображениях интерьеров дворцов и особняков. В качестве примера можно привести интерьеры в особняке придворного банкира барона Александра Штиглица на Английской набережной Петербурга с акварелей Луиджи Премацци, изображавших Белую гостиную и Приемную.


Премацци, Луиджи (Людвиг Осипович). Особняк барона А.Л. Штиглица. Белая гостиная (1870) из серии "Интерьеры особняка барона А. Л. Штиглица", 17 акварелей; 1869-1872. Бумага, акварель, белила. Из собрания Государственного Эрмитажа. Петербург


Фрагмент акварели Луиджи Премацци, изображавшей Белую гостиную. Хорошо видна малахитовая ваза медичи.


Премацци, Луиджи (Людвиг Осипович). Особняк барона А.Л. Штиглица. Приемная (1871) из серии "Интерьеры особняка барона А. Л. Штиглица", 17 акварелей; 1869-1872. Бумага, акварель, белила. Из собрания Государственного Эрмитажа. Петербург


Фрагмент акварели Луиджи Премацци, изображавшей Приемную. В раскрытую дверь хорошо видна малахитовая ваза медичи, стоящая в Белой гостиной.

Вазы медичи использовались в украшении городских пейзажей. Известный фотограф середины XIX века Иван Карлович Бианки, создавший серию видовых фотографий Санкт-Петербурга и его окрестностей, запечатлел украшавшие Английскую набережную львов у Адмиралтейства.


Иван Карлович Бианки. Дворцовая пристань на Английской набережной со львами у восточного павильона Адмиралтейства. 1854 год. Петербург.

Львы и вазы медичи - это сочетание образов, отсылающее нас к Вечному городу, к вилле Фердинандо Медичи: львы украшали парадный вход в особняк на вилле в Риме. Есть фотография Бианки, запечатлевшая Танцевальный зал уже упоминавшегося выше особняка А. Л. Штиглица на Английской набережной в 1870-х годах, где через одну из арок-просветов, соединяющих зал со смежной Белой гостиной, выделяется темная ваза медичи на светлом основании, прекрасно изображенная на потрясающих акварелях Луиджи Премацци.


Иван Карлович Бианки. Танцевальный зал особняка А. Л. Штиглица на Английской набережной в 1870-х годах.

Когда я смотрю на эти акварели, либо на акварели Ухтомского, Кольба, Чернецова, Гау, мне кажется, что окажись я художником, я не могла бы рисовать вообще, если бы не умела рисовать так. Это предел способности, но это же и уровень искусства.


Александр Христофорович Кольб. Золотая гостиная Зимнего дворца. Бумага, акварель. Из собрания Государственного Эрмитажа.
Пара ваз медичи - органичная часть интерьера.


Эдуард Петрович Гау. Галерея истории древней живописи в Новом Эрмитаже (увеличенный фрагмент). 1859 год. Бумага, акварель. Из собрания Государственного Эрмитажа.
На этой акварели шесть ваз медичи разных размеров и разных вариантов декора.


Эдуард Петрович Гау. Зал русской школы в Новом Эрмитаже. 1855 год. Бумага, акварель. Из собрания Государственного Эрмитажа.
На этой акварели две вазы медичи темного камня между колонн у окон.


Эдуард Петрович Гау. Зал картин испанской школы в Новом Эрмитаже. 1856 год. Бумага, акварель. Из собрания Государственного Эрмитажа.

На этой акварели изображен один из двух Малых просветов Нового Эрмитажа (зал 239). Тут прекрасно видно откуда идет название "просвет" - показан стеклянный потолок, просвечивающий небом. Сквозь дверной проем видна часть помещения Большого просвета со стоящим торшером из серого порфира по проекту И.И.Гальберга, а за ним угадывается одна из колоссальных малахитовых ваз медичи из Большого просвета. В Малом испанском просвете центральное пространство украшают две вазы медичи из серого порфира.


Эдуард Петрович Гау. Внутренний вид зала фламандской школы в Новом Эрмитаже. 1853 год. Бумага, акварель. Из собрания Государственного Эрмитажа.

170 лет назад Большой (зал 238) и один Малый просвет (зал 237) занимали картины фламандской школы, а сейчас они отданы под итальянскую школу. Здесь были те же колоссальные малахитовые вазы медичи, что украшают зал сейчас, те же торшеры из порфира, но не было малахитовых столешниц с золочеными подстольями. Убранство зала несколько отличается, но было бы удивительно, если бы после всех катастроф и исторических потрясений Эрмитаж остался бы неизменным.

На самом деле, сравнение современных видов залов Эрмитажа с видами, запечатленными на акварелях, потрясает своей последовательностью, традиционностью, приверженностью тому эстетическому смыслу, который был заложен еще при императоре Николае I. А эстетический смысл и есть красота...
Tags: Бианки, Бренна, Гальберг, Гау, Кльб, Липпи, Мадерни, Мирри, Николай I, Павел Первый, Павловск, Премацци, Росси, Руджио, Трискорни, Уффици, Штиглиц, Эрмитаж, малахит, медичи, русская мозаика, старый Петербург, эстетика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Как создавалась "история".

    История побега мадам Жадимировской с князем Трубецким от мужа в мае 1851 года задокументирована, и документы эти сохранились в жандармском архиве и…

  • "Черная вдова" из Английского магазина.

    Лавиния Жадимировская, сбежавшая от мужа в 1851 году с князем Трубецким, была из семьи итальянцев по фамилии Бравура. Итальянская опера эпохи…

  • "Исчезли юные забавы..."

    Графиня Антонина Дмитриевна Блудова, знавшая князя Сергея Васильевича Трубецкого еще в молодости и охарактеризовавшая его как человека доброго и…

  • Похождения героя-любовника как борьба с самодержавием.

    Еще в XIX веке, начиная с А.Герцена, либеральная печать традиционно представляла императора Николая I в карикатурном виде, приписывая различные…

  • Был в Москве частный мужской пансион Эннеса...

    22 января 1819 года Леонтием Ивановичем (Леопольдом Иоганном) Чермаком (Czermack) в Москве был открыт частный пансион для мальчиков. Чермак…

  • Бароны-самозванцы.

    Указ Николая II от 28 мая в 1900 года, введший в Российской империи законодательное положение, запрещающее внесение дворян-евреев в гyбернские…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

Recent Posts from This Journal

  • Как создавалась "история".

    История побега мадам Жадимировской с князем Трубецким от мужа в мае 1851 года задокументирована, и документы эти сохранились в жандармском архиве и…

  • "Черная вдова" из Английского магазина.

    Лавиния Жадимировская, сбежавшая от мужа в 1851 году с князем Трубецким, была из семьи итальянцев по фамилии Бравура. Итальянская опера эпохи…

  • "Исчезли юные забавы..."

    Графиня Антонина Дмитриевна Блудова, знавшая князя Сергея Васильевича Трубецкого еще в молодости и охарактеризовавшая его как человека доброго и…

  • Похождения героя-любовника как борьба с самодержавием.

    Еще в XIX веке, начиная с А.Герцена, либеральная печать традиционно представляла императора Николая I в карикатурном виде, приписывая различные…

  • Был в Москве частный мужской пансион Эннеса...

    22 января 1819 года Леонтием Ивановичем (Леопольдом Иоганном) Чермаком (Czermack) в Москве был открыт частный пансион для мальчиков. Чермак…

  • Бароны-самозванцы.

    Указ Николая II от 28 мая в 1900 года, введший в Российской империи законодательное положение, запрещающее внесение дворян-евреев в гyбернские…