bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Categories:

Вазы медичи, дополнение.

Классика в современности:

Вазы медичи в зимнем пейзаже Санкт-Петербурга. Фотография Юрий Молодковец, фотограф Государственного Эрмитажа.

Зима создает идеальный фон для восприятия классической формы ваз-кратеров и безупречной четкости их линии.

Потрясающая ваза медичи, выполненная по проекту архитектора Андрея Никифоровича Воронихина из яшмы:


Императорская Петергофская гранильная фабрика, начало XIX века. Выполнена из орской пестроцветной яшмы, отделана позолоченной бронзой с использованием техник резьбы, шлифовки, полировки камня и литья, чеканки и золочения бронзы. Из собрания Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербург


Увеличенный фрагмент отделки вазы. Опоясывающая виноградная лоза в верхней части тулова под самым отворотом и великолепные ручки в виде козлиных головок, рога которых изящно закручиваясь спиралью, переплетаются между собой и образуют у основания тулова вазы рифленый золотой пояс. Бороды козлиных головок переплетаются и охватывают тулово по линии соединения его с ножкой вазы.

После восстановления Зимнего дворца от пожара 1837 года в покоях императрицы Александры Федоровны был устроен садик, или как его еще называют, цветник и оранжерея. Идея создания зимнего сада в покоях императрицы возникла ещё до пожара. При восстановлении Зимнего дворца архитектор Александр Брюллов в небольшом по площади и узком помещении, соединенном через арочные проемы с будуаром императрицы устроил садик с гротом и фонтаном.


Эдуард Петрович Гау. Зимний сад императрицы Александры Федоровны. Акварель, 1871. Из собрания Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербург.

Вазам формы медичи в садике императрицы была предназначена утилитарная функция - в них росли растения.


Эдуард Петрович Гау. Будуар императрицы Александры Федоровны. Акварель, 1871. Из собрания Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербург.

Справа камин в арочном проеме. За арками находится двухуровневый садик императрицы, лестница которого вела вниз, и фонтан с гротом располагались в антресолях первого этажа. А. Башуцкий, описавший восстановление Зимнего дворца после пожара, писал: "… вы сходите туда широкою мраморною лестницею, с обеих сторон украшенною растениями и цветами, и достигаете площади этого прохладного цветника, вымощенной… мелкими кусками мрамора… Посредине бьёт из мраморной чаши фонтан; кругом цветы и растения… льющие в воздух благоухания; в углублении восхитительный грот".




Две акварели Константина Андреевича Ухтомского, показывающие лестницу к фонтану и гроту в садике императрицы Александры Федоровны с противоположных ракурсов. 1860-е годы. Из собрания Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербург.

Эти акварели в сравнении с акварелью Эдуарда Петровича Гау дают представление, как растения преобразили пространство садика. Я знаю эту их способность преобразовывать по собственному жилищу: растения являются частью жилого пространства, украшают и создают уют. Садик императрицы производил впечатление на всех, кому довелось побывать в нем. Одна из современниц с восторгом вспоминала "зимний сад, где порхали птички на свободе с одной пальмы на другую, а в клетках кричали пёстрые попугаи".


Константин Андреевич Ухтомский, вид сквозь арку садика в сторону будуара и анфилады других покоев императрицы. Будуар, три арки и камин в средней из них находится справа. 1860-е годы. Из собрания Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербург.

Для обогрева садика был устроен специальный котел, где нагревалась вода, поступавшая по трубам для обогрева нижней части с гротом и фонтаном. Учитывая факт, что помещения дворца, оборудованные аммосовскими печами после пожара, страдали от чрезмерной сухости воздуха, увлажнение помещения садика могло представлять собой существенную проблему для садоводов, обслуживавших садик. Но юкка, посаженная в вазу медичи, что на переднем плане у лестницы, в таком помещении должна была чувствовать себя прекрасно!

Когда за окном белая мгла метели над белой застывшей Невой, Садик с растениями и птицами, с журчащими струями воды в фонтане, словно уголок вечного лета, где нет ни времени, ни боли, ни смерти...
Tags: Воронихин, Гау, Зимний дворец, Ухтомский, Эрмитаж, медичи, старый Петербург, яшма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments