bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Category:

Предметы и вещи (№2)

Большая севрская ваза
Большая Севрская ваза (номер в каталоге Эрмитажа Э-6716) находится в Белом зале (289). Она не просто большая, она огромная.


Белый зал (№ 289) входил в апартаменты императрицы Марии Александровны, супруги императора Александра II. Большая Севрская ваза находится слева напротив окна.



Эта ваза поистине уникальное творение Севрской фарфоровой мануфактуры. Высота ее составляет 190 см, а диаметр тулова 65,9 см. Цвет вазы темный синий кобальт (beau bleu), отделка - золоченая бронза и белоснежный матовой бисквит - неглазурованный фарфор. Овоидное (яйцеобразное, от латинского слова "ovo" - яйцо) тулово имеет покато-вогнутые плечики, переходящие в высокое узкое горло, оканчивающееся отвернутым раструбом, который украшен венчиком из золоченой бронзы с чеканным овоидным (в форме овалов) орнаментом по краю раструба. Середина горла отделана белым глазурованным поясом. Ножка вазы круглая, стоит на круглом основании, отделанном золоченым бронзовым венком из виноградных листьев и ягод. Основание покоится на квадратном позолоченном бронзовом плинте.

Нижняя часть тулова вазы украшена накладным золоченым декором из бронзы в виде тирсов, оплетенных листьями винограда, чередующихся с мощными стеблями аканта. Тирс - жезл бога рождающих сил природы и вина Диониса, оканчивающийся сосновой шишкой.

К белому пояску на горле вазы позолоченными бантами прикреплены спускающиеся на плечики и тулово лепные виноградные гроздья, выполненные из бисквита (неглазурованного фарфора). Между гроздьями с двух сторон симметрично на плечиках вазы сидят два бисквитных ребенка-фавна. И фавны, и виноградные гроздья крепятся к вазе потайными металлическими креплениями. Ваза составлена из четырех отдельно выполненных частей: ножки, нижней части тулова, плечиков с нижней частью горла и верхней части горла с раструбом.

Известная советская исследовательница западноевропейского фарфора в Государственном Эрмитаже Р.С.Соловейчик в 1948 году писала: "Это не только самая большая из дошедших до нас фарфоровых ваз XVIII века, но и одна из наиболее крупных ваз, сделанных когда-либо в последствии. Изумляет, что этот шедевр фарфорового искусства и чудо техники своего времени могло возникнуть именно во Франции, где производство настоящего фарфора было начато незадолго до возникновения этой вазы (около 1770 года), и гораздо позднее, чем в других странах".



Фарфор в Европе ценился очень высоко, но секрет его производства европейским производителям не был известен. Китайские мастера хранили секрет, а европейцы пытались его создать сами. Франция в этой фарфоровой гонке отставала от других стран. В России фарфор стал производиться в 1744 году на Императорской фарфоровой фабрике. На Севрской мануфактуре вырабатывали предметы из так называемого мягкого фарфора, который в отличие от "настоящего", то есть твердого фарфора, содержал больше примесей, меньше каолина, имел более низкую температуру плавления, был более пористым и хрупким, но более пластичным, художественным.

Размеры большой севрской вазы носят исключительный характер для изделий Севрской мануфактуры XVIII века. Известны всего еще две вазы подобного размера из севрского фарфора, выполненные в этот период. Это вазы-кратеры формы медичи. Одна из них сейчас находится в галерее Платина в палаццо Питти во Флоренции.



Вторая такая ваза находится в Лувре.



Несмотря на внешние различия, эти вазы очень близки по стилю, выполнены из твердого фарфора, одинаковы по форме, бронзовой отделке, цвету и колоссальным размерам: высота их составляет 2 метра, а диаметр тулова 90 см. Бронзовая золоченая отделка этих ваз выполнена известным бронзовщиком, работавшим с Севрской мануфактурой, Пьером-Филиппом Томиром, а модель вазы разработана Луи-Симоном Буазо.

Форма эрмитажной вазы несмотря на ее колоссальные размеры гармонична в своих пропорциях. Она является вариацией античной амфоры и обладает четкой безупречной чистотой линий. Цвет и декорирование вазы пластическими элементами в виде виноградных гирлянд и фавнят, позолоченная бронза орнамента на раструбе, накладные узоры нижней части тулова вазы в виде стеблей аканта и увитых виноградной лозой тирсов, - все это вполне соответствует видам отделки фарфоровых ваз в последней четверти XVIII века.


Вот такие прелестные фавнятки сидят на плечиках самой большой фарфоровой вазы Эрмитажа. Фавны сопровождают бога Диониса. Это веселые и игривые божества.

Согласно сведениям из архива, большая Севрская ваза поступила в Эрмитаж в результате дарения ее княгиней Ириной Ивановной Паскевич-Эриванской, светлейшей княгиней Варшавской, вдовой князя Федора Ивановича Паскевича-Эриванского. Княгиня Паскевич просила Императорский Эрмитаж принять в дар принадлежавшую ей фарфоровую вазу Севрской мануфактуры времени Людовика XVI. Ирина Ивановна была невесткой генерала Паскевича, получившего титулы Эриванский за взятие Эривани во время войны на Кавказе и светлейший князь Варшавский за усмирение польского восстания в 1831 году.

Генерал Паскевич, герой войны 1812 года, член Верховного суда по делу декабристов, герой кавказской войны, полководец, усмиривший варшавское восстание, человек достойный. Но и невестка тоже была женщиной под стать генералу. Она происходила из рода Воронцовых-Дашковых. Известно, что когда император Александр II в 1867 году несправедливо отправил ее мужа в отставку, то она закрыла свой дом для представителей царской фамилии, сделав исключение только для жены цесаревича Александра Александровича, великой княгини Марии Федоровны, с которой была в дружбе.

Муж ее умер в 1903 году, детей не было. У нее был свой узкий круг близких людей. Графиня И.И.Паскевич дожила до разрушения Российской империи и спокойно встретила неизбежное - диктатуру большевиков. Понимая, что все ее имения все равно буду национализированы, она добровольно передала их новой советской власти. Это позволило ей умереть спокойно своей смертью в 1924 году в возрасте 88 лет.

В 1915 году директор Эрмитажа граф Д.И.Толстой счел что "поступление этого редчайшего образца Севрской мануфактуры, находящегося к тому же в отличной сохранности, весьма обогатило бы Эрмитажное собрание фарфора". Императору Николаю II "благоугодно было всемилостивейше соизволить на принятие Императорским Эрмитажем в дар вазы" и было повелено "благодарить просительницу от Высочайшего имени".

17 февраля 1915 года скульптурный подмастерье Мирзажан Байкеев получил поручение принять, упаковать и перевезти вазу в Эрмитаж из дома графини Паскевич на Английской набережной, 8. Ваза поступила в Эрмитаж и была внесена в опись драгоценностей под номером Э 6716. Ранее она без изображения была описана в каталоге собрания семьи Паскевич, а каталог был опубликован в 1885 году. В описании сообщалось семейное предание, что ваза эта была якобы подарена князю А.А.Безбородко самим Людовиком XVI Согласно каталогу Паскевича бронзовая позолоченная отделка была выполнена мастером Пьером Гутьером, а сама ваза создана около 1786 года. Безбородко стал канцлером уже при Павле I. К тому времени революционный французский народ давно уже похоронил и тело, и голову Людовика XVI, и потому, подарить вазу он не мог.



Но сведения, подтверждающие принадлежность этой вазы князю Безбородко, содержатся в книге Генриха Реймерса (Генрих Крисгоф фон Реймерс) "Петербург в конце своего первого столетия". В числе прочих достопримечательностей Санкт-Петербурга Реймерс описывает обстановку дома князя на Малой Морской улице: "Дворец Безбородко примечателен тем, что он содержит много прекрасной мебели, которая блистала в бывшей королевской Франции в лучших дворцах; в начале революции и ко времени ужасов была вывезена и за большие суммы приобретена князем Безбородко. Здесь можно увидеть мебель и комнатные украшения столов, вазы, урны, шелковые занавеси и обивки, шитые тамбуром, из кабинета несчастной Марии-Антуанетты из Малого Трианона; великолепный светильник из горного хрустала из Пале Ройяля герцога Орлеанского в Париже, драгоценную и чрезвычайную мебель Шарля Буля с черепахой и медью, прекрасные бронзовые статуи Гудона..."

Общая черта революций - распродажа имущества и ценностей. Это единственный способ революционеров, французских или российских, поправить финансовые дела, неизбежно приходящие в революционный упадок и разруху. Французская революция дала России незаурядных людей и некоторую часть художественных ценностей.

Описывая убранство дворца князя Безбородко, Реймерс отмечает "замечательную своими необычайными размерами вазу, изготовленную в Севре близ Парижа, синего фарфора, с прекраснейшими украшениями из бронзы и белого бисквита. Она очевидно единственная своего рода в мире и была куплена князем не так дорого, за 12 000 рублей". Как видим, Реймерс привел в книге цену, которую заплатил Безбородко за вазу, но двухтомная книга Реймерса была издана в 1805 году и на русском языке не выходила до 2007 года, возможно поэтому предание о даре вазы Людовиком XVI, описанное в каталоге собрания Паскевичей и не раз впоследствии перепечатанное в России, оказалось более живучим, чем сведения Реймерса об ее покупке.

После смерти бездетного канцлера его огромное имущество перешло к его брату и дальше - к его потомкам. Как ваза попала в собрание Паскевича, история умалчивает. Эта уникальная ваза пережила все исторические события, войны, революции, государственные катаклизмы и потрясения XIX и XX века. В Эрмитаже она была атрибутирована как большая севрская ваза, выполненная из твердого фарфора около 1786 года; авторство бронзовых украшений приписывалось мастеру Гутьеру, а фавнятушки-ребятушки считались творениями скульптора Клода Мишеля по прозвищу Клодион.

Клодион известен целым рядом работ с изображением нимф, фавнов, их семей и их детей. Мне особенно нравятся его фавнята.


Впервые такого бегущего мальчика-фавна с совенком в руках работы Клодиона я увидела в каталоге благотворительного аукциона в помощь увечных солдат-ветеранов Русско-Японской войны, устроенного императрицей Марией Федоровной. Но девочка с птенцами тоже хороша!

На Сверской фарфоровой мануфактуре гипсовая модель этой вазы была названа по имени директора Севрской мануфактуры господина де Фульви (Vase de Fulvy) и хранилась с 1780-х годов. Спустя почти 100 лет по гипсовой модели вазы де Фульви было последовательно изготовлено две вазы. Одна экспонировалась на Всемирной выставке 1878 года и сейчас находится в мэрии города Севра. Вторая ваза была продана 30 июня 1884 года за 21 тысячу франков и выставлялась на выставке Центрального союза декоративных искусств в Париже в 1884 году. Местонахождение ее не установлено. Поскольку модели бисквитного декора вазы в виде гирлянд и малюток-фавнов не сохранились, то малюток моделировал Луи-Дени Ла Рю, а виноградные гирлянды - Пьер-Адольф Дамуз.


Вид Севрской мануфактуры.

До конца XX века ваза из мэрии города Севра считалась единственной подобной вазой сделанной на Севрской мануфактуре по модели де Фульви. Согласно сведениям, содержащимся в полном каталоге коллекции севрского фарфора XVIII века из Государственного Эрмитажа, изданного в Санкт-Петербурге в 2005 году, в ходе переписки сотрудников Эрмитажа с архивом Севрской мануфактуры в 1993 году было установлено, что атрибуты эрмитажной вазы не верны, что автором бронзового декора вазы был не Гутьер, а Пьер-Филип Томир. Ребятишек моделировал Луи-Симон Буазо, а не Клодион.

Узнав, что в Эрмитаже есть большая севрская ваза, французские специалисты по фарфору сначала никак не хотели признавать, что это самая первая и старая ваза, выпущенная мануфактурой около 1786 года. Они полагали, что речь идет о вазе, выполненной по модели де Фульви в 1884 году.

То, что первая ваза была выполнена задолго до конца XIX века, подтверждается обнаруженными документами в архиве Севрской мануфактуры. Вообще, на год создания первой вазы вазы указывает обнаруженное в архивных документах мануфактуры упоминание в 1786 году об изготовлении "двух детей для большой вазы".

Революционные французские чиновники из Комиссариата памятников, посетившие Севрскую мануфактуру в 1793 году, записали в протоколе, что на мануфактуре находилась большая ваза в форме бутыли, декорированная бисквитными фигурками детей, гирляндой и оправленная в бронзу. Члены Комиссариата выразили мнение, что ваза должна оставаться на мануфактуре для удовлетворения любопытства приходящих туда граждан. Но любопытству граждан не дано было удовлетвориться.

В июне 1798 года ваза была продана за 16 000 ливров гражданину Ле Бёфу. Перед продажей один из директоров мануфактуры, г. Сальмон, писал мастеру Томиру: "Гражданин Ле Бёф оповестил меня, что бронза большой вазы Вами почищена и починена и Вы можете отдать ее завтра <...> Речь идет о постановке на место скульптурных украшений на тело вазы, и мы определили, что возьмем на себя эту обязанность, чтобы избежать трудностей при монтировке. Это позволит избавиться от дефектов, которые Вы знаете. Поэтому Ваше присутствие необходимо и прошу Вас прийти как можно скорее <...> Нам хотелось бы, чтобы вещь, которую следует украсить гирляндой и фигурками детей, была упакована в собранном виде, чтобы избегнуть ошибок при монтировке, когда она прибудет на место назначения".

Как свидетельствует Генрих Реймерс, при его посещении дворца князя Безбородко в конце XVIII века, ваза уже была во дворце князя в Петербурге. А.А.Безбородко умер в 1799 году, и возможно, описывая дворец Безбородко, Реймерс описывал убранство дворца, унаследованного младшим братом канцлера Безбородко.

По всей вероятности, возраст вазы все же сказался на ее внешнем облике, поскольку в Севрском архиве был обнаружен заказ князя Паскевича на изготовление на Севрской мануфактуре для реставрации вазы де Фульви гирлянды, ветки и 74 виноградных ягод из бисквита.

Уже упоминавшийся Реймерс сообщал, что "Многочисленные попытки изготовить на здешней фарфоровой фабрике (в Петербурге - примечание мое) вазу такой величины оказались безуспешными". Действительно, на Императорском фарфоровом заводе производились вазы, повторяющие ее форму, пропорции и скульптурный декор. В отличие от большой севрской вазы, украшенной отдельно отформированными и прикрепленными к ней бисквитными гирляндами и малютками-фавнами, работы российских мастеров были украшены декором, выполненным с вазами как единое целое.

Известны парные вазы высотой 90 см и диаметром 46 см темно-синего цвета тулова с белыми глазурованными фигурами фавнов и таким же белым рельефным орнаментом. Эти вазы были подарены императрице Марии Федоровне и хранились во дворце Павловска.


Фотография плохая, но она дает представление о том, как выглядят подражания русских мастеров большой севрской вазе.

Другая пара высотой 88 см и диаметром 38 см с позолоченными скульптурными и рельефными деталями отделки была в 1799 году подарена императору Павлу I ко дню его рождения и находилась в Гатчинском дворце. Дмитрий Васильевич Григорович, писатель и знаток искусства, составивший целый ряд описаний художественных ценностей и произведений искусства, хранившихся в разных кладовых и запасниках дворцов и музеев, в 1884 году считал эти вазы французской работой XVIII века, отмечая их особую художественность. Отдельно он отмечал, что у этих ваз: "Общий характер тот же, что на Севрской вазе, подаренной Людовиком XVI князю Безбородко и на вазах в Павловском дворце".

Обе пары ваз производства Императорского фарфорового завода сейчас находятся в Павловском Государственном музее-заповеднике.

Итак, статьи специалистов и искусствоведов, занимающихся историей фарфоровых коллекций Эрмитажа, сообщают, что принятая атрибуция большой севрской вазы в части авторства золоченого бронзового декора и моделирования фавнят как будто не соответствует найденным в архиве документам. А вот, что сообщает официальная страница Государственного Эрмитажа на запрос по номеру Э-6716, присвоенному вазе при ее поступлении в Эрмитаж в 1915 году еще при директоре графе Толстом:

Как говорится, нет слов! Я могу понять, что переписка сотрудников Эрмитажа в 1993 году, установившая факт создания на Севрской фарфоровой мануфактуре вазы де Фульви высотой 190 см, и диаметром 65,9 см, декорированной бисквитными фавнятами и виноградными гирляндами по модели мастера Буазо и украшенной позолоченной бронзой работы мастера Томира, отнюдь не доказывает, что находящаяся в Эрмитаже - это именно та самая ваза. То есть, вся эта переписка и исследования 1990-х годов не дают 100% оснований для отказа от прежней атрибуции в пользу Томира и Буазо.

Но, позвольте, почему и как вместо князя Паскевича, вдова которого подарила вазу Эрмитажу, в эрмитажных атрибутах как источник поступления возник уважаемый Федор Михайлович Плюшкин!?..
Tags: Николай II, Паскевич, Плюшкин, Эрмитаж, искусство, мифология, севрский фарфор
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Акционерное общество "Ленское золотопромышленное товарищество".

    Продолжение. Начало истории "Ленского золотопромышленного товарищества". В 1895–1897 годах в Российской империи была введена золотая валюта.…

  • История "Ленского золотопромышленного товарищества".

    "Ленское золотопромышленное товарищество", или "Лензолото", сыграло в истории российской золотодобычи существенную роль. Оно возникло в 1854 году, а…

  • Борьба стилей.

    Как известно, модель всегда отличается от реальности. Хоть чем-нибудь, да отличается! На то она и модель. На этой фотографии новые модели ватных…

  • Поехать в Париж.

    В пьесе Островского "Бесприданница" есть эпизод, в котором Вожеватов ловко избавляет Паратова от Робинзона. Во время праздничного обеда в доме…

  • Парк Горького.

    На этой фотографии, выполненной в 1930-е годы в парке имени Горького в Москве, изображено то, что обязательно надо знать о России. "Лежать и…

  • Как разрушался Советский Союз

    Карикатура начала 2000-х годов, иллюстрирующая посещения Москвы тремя американскими президентами с 1977 по 1993 годы: Джимми Картер (президент…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments