bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Categories:

Посещение музея.

Майская погода в длинные праздничные выходные располагала к посещению музеев. Вспомнили, что давно не были в Галерее Европейского искусства ГМИИ им. Пушкина, и холодно-дождливым майским утром пошли на Волхонку.

Со временем меняется не только восприятие самих творений искусства, но и отношение к их истории происхождения и бытования, или, как это называется на языке искусствоведения, к провенансу. И вообще, начинаешь как-то совсем не так, как раньше, смотреть, обращать внимание, видеть.

Собрание состоит преимущественно из частей бывших купеческих коллекций: Щукина, Морозовых, Третьякова. Именно представителям того самого "темного купеческого царства", как нас учили в школе идеологически выдержанные классовые советские учебники, мы обязаны существованием наших современных "главных" музеев Москвы: Государственного музея изобразительного искусства имени А.С.Пушкина и Третьяковской галереи. Купеческие коллекции стали основным источником, наполнившим ценнейшими экспонатами их экспозиции.

Нам больше известно о Павле Михайловиче Третьякове. Советская власть не могла обойти его имя, поскольку в Москве еще до революции существовал важнейший музей Москвы - Третьяковская галерея. Младший брат Павла Михайловича широкой публике совсем мало известен. Но без собрания картин Сергея Михайловича Третьякова у нас в России не было бы творений таких художников, как Делакруа, Милле, Коро, Руссо, Добиньи, Бастьен-Лепажа, и других, а весь период живописи между эпохой империи и импрессионистами практически потерял бы всякий смысл, так как лишился бы лучших образцов.


Фотографический портрет Сергея Михайловича Третьякова. Фотограф Сергей Львович Левицкий. Почему-то бросается в глаза его двоепёрстие...

Московский купец первой гильдии, Сергей Михайлович Третьяков, потомственный почетный гражданин с 1856 года, коммерции советник - с 1875, потомственный дворянин - с 1878, действительный статский советник - с 1883, член Московского отделения Совета торговли и мануфактур - с 1868, председатель Московского общества любителей художеств в 1889—1892 годах, член совета Московского художественного общества и директор правления Русского музыкального общества, также оказывал финансовую поддержку Московскому училищу живописи, ваяния и зодчества, Московской консерватории, был попечителем ряда городских ремесленных училищ... Невозможно перечислить все его дела и должности.

Общественная служба Сергея Третьякова началась с 1866 года, когда он был назначен окружным попечителем по Якиманской части Москвы. Тогда же он стал гласным городской думы - в этом качестве он оставался до своей смерти в 1892 году.

Третьяков в 1877 по 1881 год избирался Московским городским головой. Для Москвы в период его пребывания на посту городского головы было сделано очень много. Возросла сумма расходов на образование. Количество училищ в городе увеличилось за пять лет с 34 до 55. В 1880 году Московская городская дума приняла постановление "В ознаменование 25-летия царствования ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА НИКОЛАЕВИЧА соорудить в Москве на площади Колымажного двора, на Волхонке реальное училище на 500 приходящих учеников, ассигновать 260000 рублей на сооружение здания и сумму на содержание училища", для чего была пожертвована думою приобретенная у Министерства финансов, через личные хлопоты Сергея Михайловича Третьякова, городская земля в 2 000 квадратных саженей под прежним Колымажным двором.

Так было положено основание в создании будущего Московского химико-технологического института, под строительство которого уже при внуке Александра II, Николае II, с его высочайшего повеления было выделено место на Миусской площади. А на площади Колымажного двора было решено выстроить Музей изящных искусств и присвоить ему имя императора Александра III, ставший впоследствии Государственным музеем изобразительных искусств им. А.С.Пушкина. Это при активном участии Сергея Третьякова в июне 1880 года прошли в Москве Пушкинские торжества и открытие памятника поэту на Страстной площади. Братья Третьяковы с детских лет дружили с братьями Рубинштейнами, и можно также сказать, что участие Сергея Третьякова позволило открыть Московскую консерваторию.


Вид одной из самых коротких московских улиц города, начинающейся башней, венчающей ворота со стороны Театрального проезда. Улица создана на средства и подарена городу Павлом и Сергеем Третьяковыми. Была спроектирована зятем Третьяковых, архитектором А.С.Каминским, на месте Проломных ворот Китайгородской стены. Служила торговой галереей модных магазинов между Театральным проездом и Никольской улицей. Фрагмент фотографии из альбома Н. Найдёнова "Москва. Виды некоторых городских местностей, храмов, примечательных зданий и др." 1884 год.

На должности городского головы Сергей Михайлович заботился о благоустройстве города. За время его председательства в думе была замощена треть проездов, проложен дренаж и каменные водостоки во многих частях города, устраивались сады и бульвары. За пять лет было устроено несколько верст новых бульваров: на Девичьем поле, по сторонам дороги в Сокольники и у Александровских казарм, устроены Екатерининский парк и обширные скверы – Самотечный, Яблочный и сквер храма Христа Спасителя. В 1877–1882 годы были осуществлены изыскания, которые послужили материалом для составления проектов развития городского водоснабжения и канализации, и составлены сами проекты. Его участие в благотворительности, попечительстве, учреждении стипендий, выделении денежных сумм трудно переоценить.

Первая жена, Елизавета Сергеевна, была из рода Мазуриных и приходилась внучкой Алексею Алексеевичу Мазурину. Ее отец, Сергей Алексеевич Мазурин, был женат на Елизавете Владимировне Третьяковой. В близком родстве Сергей Михайлович Третьяков со своей женой Елизаветой Сергеевной Мазуриной не состоял: ее мать была либо дальней родственницей братьев Сергея и Павла Третьяковых, либо однофамилицей. Предки Третьяковых, основателей галереи, были из Малоярославца, а предки жены Сергея Третьякова со стороны матери - из Тарусы. Сергей Алексеевич Мазурин в 1843 году основал текстильную мануфактуру в Реутове, названную в честь его жены "Елизаветинской".

Первый брак Сергея Михайловича Третьякова был счастливым, но продлился недолго, всего четыре года - жена умерла в 23 года в августе 1860 года, а в браке родились двое детей, Николай и Мария. Мария умерла в младенчестве, а их сын, Николай Сергеевич Третьяков, умер в возрасте 39 лет в 1896 году. Сын Николай воспитывался у матери Сергея Михайловича, Александры Даниловны Третьяковой, и в доме сестры, Надежды Михайловны, в замужестве Гартунг.

Прожив вдовцом 8 лет, в 1868 году Сергей Михайлович женился на потомственной почетной гражданке, Елене Андреевне Матвеевой. По описаниям знавших ее людей, Елена Андреевна была "образованной, оригинальной красоты. Она имела изумительные покатые плечи, бледное, чуть-чуть одутловатое лицо, тяжелый жгут волос на затылке и крошечные руки, которыми очень гордилась".


Елена Андреевна Третьякова, вторая жена Сергея Михайловича Третьякова. Портрет кисти художника Харламова А.А. 1875 год, масло, холст. Государственная Третьяковская галерея, Москва. Красота Елены Андреевны действительно была "оригинальная"

В 1871 году Сергей Михайлович купил новый дом на Пречистенском бульваре (сейчас это Гоголевский бульвар, дом № 6). Усадьба в середине XVIII века была возведена внуком Александра Меншикова, князем Петром Александровичем Меншиковым. После Меншикова она перешла в собственность семьи генерал-майора Егора Замятина, и в начале XVIII века принадлежала его сыну, полковнику Андрею Егоровичу Замятину, а после его смерти перешла к сестре - Анне Егоровне Львовой, урожденной Замятиной. От Анны Егоровны усадьбу унаследовал ее сын, действительный статский советник Дмитрий Михайлович Львов. Тут он проживал с незамужней сестрой, Львовой Дарьей Михайловной, до своей смерти в 1842 году. Семьи своей Львов не завел и, по всей вероятности, после его смерти усадьбы была продана потомственному почетному гражданину, Василию Алексеевичу Мазурину, который незадолго до того женился на Ольге Андреевне, урожденной Зевакиной.

О трагической судьбе их единственной дочери, Анны Васильевны Мазуриной, я писала тут. Василий Алексеевич Мазурин умер в 1852 году, усадьба перешла во владение его вдовы, Ольги Андреевны, которая скончалась в 1854 году, но при жизни выделила участок земли в усадьбе, прилегавший к расположенной по соседству церкви Ржевской Божией Матери, и распорядилась устроить на нем богадельню при церкви.

После смерти матери и до совершеннолетия Анны Васильевны сама она и унаследованное ею имущество было в опеке у княгини Оболенской, родной сестры Василия Алексеевича Мазурина. Анна Васильевна Мазурина вступила во владение родительским наследством и стала продавать торговую и прочую недвижимость в Москве около 1864 года. Возможно, усадьба на Пречистенском бульваре была ею передана церкви вместе с богадельней - девушка была набожная и не совсем тверда в своем уме. А церковь продала усадьбу, кроме участка с богадельней, Сергею Михайловичу Третьякову. Но возможно, что сделка купли-продажи усадьбы состоялась по причине близкого родства Анны Васильевны Мазуриной с первой женой Сергея Третьякова: они были двоюродные сестры.

Третьяков поручил своему зятю, архитектору Александру Степановичу Каминскому, женатому на сестре братьев Третьяковых, Софье Михайловне, перестроить дом на Пречистенском бульваре. Возведенное после московского пожара 1812 года еще полковником Замятиным здание в классическом стиле было решено основательно перестроить на модный манер, в неорусском стиле.

При реконструкции каменные своды зданий были заменены железобетонными конструкциями монье. Внутренние убранство дома было декорировано в различных стилях. В нем появились барочный, романский, рокайльный залы и готический - с камином в средневековом стиле. В отделке помещений дома использовались бронза, ценные породы дерева, обивка и драпировка штофом, искусственный мрамор, лепные и резные барельефы. Парадный вход в дом был оформлен кованым чугунным навесом, покоящимся на четырех колонках с фронтоном. Реконструкция дома завершилась в 1873 году. Брак Сергея Михайловича со второй женой, Еленой Андреевной, оказался бездетным.


Вид дома Сергея Михайловича Третьякова на Пречистенском бульваре в Москве в 1880 году.

Старший брат, Павел Михайлович, следуя моде, купил первые одиннадцать литографий, сделанных с творений великих итальянцев, и повесил их на стены дома в 1853 году. Эти "портреты неизвестных людей в кружевных воротниках", помещенные в дорогие рамки, смотрелись весьма солидно. Тогда же в Санкт-Петербурге Федор Иванович Прянишников открыл первую в России частную галерею. Побывав в этой галерее, Павел Михайлович Третьяков тоже решил собирать живопись.

В 1854 году он купил несколько голландских картин, написанных маслом, и заменил ими литографии. Однако, как оказалось впоследствии, Третьяков сильно переплатил за картины, которые ему самому не нравились. Как купцу, ему было досадно, что переплатил за то, что не нравится, и он решил, что впредь будет покупать только то, что ему понравится и не станет следовать моде. В 1856 году указ молодого императора Александра II открыл возможность путешествий для российских подданных, желавших выехать за границу. Россию охватила распространенная в Европе мода на собирательство предметов искусства. За границей русские путешественники и купцы стали скупать оптом и в розницу картины голландцев, фламандцев, итальянцев.

В 1856 году Павел Михайлович Третьяков приобрел две картины: у молодого малоизвестного художника Василия Худякова картину, которая называлась "Стычка с финляндскими контрабандистами", и полотно "Искушение" Николая Шильдера. 10 (22) мая 1856 года Павел Третьяков получил расписку от художника Василия Худякова об оплате 450 рублей за картину "Стычка с финляндскими контрабандистами". Вероятно, это была первая серьезная вещь в коллекции Третьякова. Эту дату принято считать днем основания Третьяковской галереи, а покупкой этих двух картин Третьяковым было положено начало крупнейшему собранию русского искусства.


Худяков Василий Григорьевич. "Стычка с финляндскими контрабандистами". Холст, масло 1853 год. Из коллекции П.М.Третьякова. Собрание Третьяковской Галереи. Москва.

Павел Третьяков покупал произведения русских художников, работы которых были созвучны его внутреннему миру. Российские художники просили за свои картины гораздо меньше, чем западные. Его коллекция картин русских живописцев демонстрировала, что в России могут творить настоящие художники. Во второй половине XIX века идея самобытности русской школы живописи становится очевидной для многих.

Мысль о создании своей галереи впервые была высказана Павлом Третьяковым в "Завещательном письме", написанном перед поездкой в Англию в 1860 году: "Для меня, истинно и пламенно любящего живопись, не может быть лучшего желания, как положить начало общественного, всем доступного хранилища изящных искусств, приносящего многим пользу, всем удовольствие". К началу 1870-х годов картин в доме было уже так много, что их стало некуда вешать. В 1872 году к дому в Лаврушинском переулке была сделана первая пристройка специально для размещения галереи. Всего же до конца века таких пристроек к дому было сделано четыре.

Его брат, Сергей Михайлович, принимал в формировании картинной галереи активное участие и с начала 1870-х годов сам увлекся коллекционированием, но ему была ближе современная преимущественно французская живопись. Сергей Михайлович пошел против установившегося в кругу братьев Третьяковых мнения, выраженного Павлу Третьякову письмах Крамского из Франции, где он подвергал уничтожающему разбору "пустое", "бессодержательное", "далекое от жизни" французское современное искусство, от которого "нечего взять". Фактически Третьяков-младший вместе с Дмитрием Петровичем Боткиным, женатым на родной сестре его первой жены, Елизаветы Сергеевны, Софье Сергеевне Мазуриной, были крупными российскими коллекционерами того времени, собиравшими западноевропейскую живопись середины и второй половины XIX века.

Принципы собирательства у братьев Третьяковых были различны, как разными они были по своим характерам и образу жизни. По словам Павла Михайловича, младший брат был его "вшестеро богаче". Однако оба они начинали коллекционирование с современной живописи и предпочитали картины, выполненные в жанре пейзажа. По мере роста своих коллекций они оба стали проявлять интерес к истории и развитию искусства.


Шарль Франсуа Добиньи. "Утро". Дерево, масло. 1858 год. Из коллекции Сергея Михайловича Третьякова. Собрание Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Москва.

Французская живопись ценилась дороже произведений русской школы. Начинающему коллекционеру было довольно сложно разобраться в художественной жизни Парижа, где сосуществовало множество стилей и жанров, и он обращался за консультациями к жившим во Франции художнику А.П. Боголюбову и писателю И.С. Тургенева. Боголюбов так писал о Сергее Третьякове: "У него тоже был "нюх" на хорошую вещь. Он часто не ел и не спал, думая купить или не купить такого-то мастера". Как известно, Тургенев, не стань он писателем, мог бы стать художником. Тургенев оказал решающее влияние на формирование коллекции Третьякова-младшего с его предпочтением барбизонской пейзажной школе.

Видимо, через посредничество А.П. Боголюбова и И.С. Тургенева Сергей Михайлович мог делать покупки картин непосредственно у художников, навещая их в мастерских. Он покупал произведения искусства у коллекционеров и торговцев, посещал парижский салон, крупнейшие выставки, в том числе всемирные. Так, картина Жюля Бретона "Рыбаки в Ментоне" была приобретена им на Всемирной выставке в Париже 1878 года.


Жюль Бретон. "Рыбаки в Ментоне". Холст, масло. 1878 год. Из коллекции Сергея Михайловича Третьякова. Собрание Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Москва.

С начала 1880-х годов Сергей Михайлович стал приобретать и произведения других европейских мастеров, желая представить в своем собрании все крупнейшие живописные школы — испанскую, бельгийскую, швейцарскую, немецкую. У него появились картины популярных живописцев, пользовавшихся европейской славой: англичанина голландского происхождения Лоуренса Альма-Тадемы, венгра Михая Мункачи, испанца Мариано Фортуни. Последний произвел впечатление своей "живой мерцающей кистью" на многих известных русских художников. О его полотнах восторженно отзывались И.Н. Крамской, И.Е. Репин, В.Д. Поленов, П.П. Чистяков, К.Е. Маковский, В.В. Верещагин, а позже — М.А. Врубель.

Коллекция Павла Третьякова, расположенная в этих специально пристроенных при его доме залах, стала доступна для посещений широкой публики с 1881 года. Более молодая коллекция Сергея Третьякова первоначально находилась в жилых комнатах особняка на Пречистенском бульваре. Впоследствии для художественной коллекции Третьякова-младшего архитектором Каминским в усадьбе на Пречистенском бульваре был спроектирован и выстроен флигель в два света. Его коллекцию могли увидеть только знакомые и только по рекомендации.

В заслугу Сергею Михайловичу Третьякову можно поставить и открытие новых имен живописцев — он приобрел работы малоизвестных художников Луиджи Луара и Паскаля Даньяна-Бувре.


Паскаль Адольф Жан Даньян-Бувре. "Благословение новобрачных". 1880 - 1881 годы. Холст, масло. Из коллекции Сергея Михайловича Третьякова. Собрание Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Москва.

Когда Третьяков приобрел "Благословление новобрачных", о Даньяне-Бувре только начинали говорить. Картина написана без навязчивой сентиментальности и привлекает своей простотой. В полотне Даньяна-Бувре, созданном в очень тонкой тональной разработке оттенков белого цвета, можно заметить применение методов и приемов живописи, введенных импрессионистами.

В 1901 году художник В.Д. Поленов в письме к своей дочери Е.В. Поленовой высказывал мнение: "Что касается до "Веры Мамонтовой" Серова и "Не ждали" Репина, их, вероятно, вдохновила картина Бувре "Новобрачные".

Полотно тогда еще мало известного Луиджи Луара "Дым парижской железной дороги", вызвавшее восхищение художников тонкой гаммой серых тонов, передающих стелющийся дым на фоне тусклых барачных строений, появилось в коллекции Сергея Третьякова в 1885 году. Картина вызывала споры и противоречивые суждения, а решение художником своеобразной художественной задачи в изображении говорит, что к тому времени у Сергея Михайловича Третьякова сформировался интерес к колористическим исканиям художников.


Луиджи Луар. "Дым окружной парижской железной дороги". Холст, масло. 1885 год. Из коллекции Сергея Михайловича Третьякова. Собрание Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Москва.

Среди современных художников реалистического направления младший Третьяков избрал Милле, Курбе, Бастьена-Лепажа. Произведения Бастьена-Лепажа, появлявшиеся в Парижском салоне в конце 1870-х годов, сразу привлекли внимание публики, критиков и художников искренностью и выразительностью. Его работы сразу заметили и русские художники — Репин, Нестеров, Серов. Но если оценка Репина, в общем положительная, содержала ряд критических замечаний, то Нестеров и Серов были буквально потрясены. Серов писал И.С. Остроухову 16 сентября 1889 года: "На выставке рад был всей душой видеть Бастьен-Лепажа — хороший художник, пожалуй, единственный, оставшийся хорошо и с приятностью в памяти". По свидетельству С.М.Дурылина, Серов говорил ему: "Я каждое воскресенье хожу туда [на Пречистенский бульвар] смотреть "Деревенскую любовь".


Жюль Бастьен-Лепаж. "Деревенская любовь". Холст, масло. 1882 год. Из коллекции Сергея Михайловича Третьякова. Собрание Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Москва.

Десятилетия назад, когда мы впервые увидели "Деревенскую любовь", ничего не зная ни об авторе, ни о том, как, откуда и кем она была представлена в собрание ГМИИ им. Пушкина, мы полюбили ее на всю жизнь.


"Деревенская любовь" Бастьен-Лепажа в экспозиции Галереи. На первом плане бронзовый Неаполитанский мальчик-рыбак с раковиной Жана-Батиста Карпо. 1859 год.

После 1881 года Третьяков-младший жил в Санкт-Петербурге или на даче в Старом Петергофе, по несколько месяцев проводил с женой за границей. С начала 1880-х годов он отошел от непосредственного ведения торговых дел в фирме Третьяковых. Однако, проживая в Петербурге, имел связи, авторитет и был вхож в высшие чиновничьи круги и в Департамент торговли и мануфактур, в непосредственном ведении которого находился торговый дом Третьяковых. Он на протяжении многих лет лоббировал интересы семейного дела и иногда выступал от имени московского купечества и фабрикантов. И собирал картины.

Умер Сергей Михайлович Третьяков от разрыва сердца 25 июля 1892 года в Петергофе. Собранная им коллекция западноевропейской живописи состояла из 84 произведений разных школ. Главное место среди них принадлежало полотнам французской школы. Кроме того, в коллекции было 15 картин немецких художников, 5 — голландских, 3 — испанских, в числе которых "Заклинатели змей" любимого русскими художниками Мариано Фортуни, покорившего своей "живой мерцающей кистью" многих русских художников. О нем восторженно отзывались И.Н. Крамской, И.Е. Репин, В.Д. Поленов, П.П. Чистяков, К.Е. Маковский, В.В. Верещагин, а позже — М.А. Врубель. Последним в коллекцию было приобретено полотно Жана-Батиста Камиля Коро "Купание Дианы", оно среди других было привезено в Москву уже после кончины Третьякова.

Согласно описи, составленной в мае 1891 года, Сергею Михайловичу Третьякову принадлежало 29 картин и восемь скульптур русских мастеров. В духовном завещании право отбора вещей из собрания после его смерти предоставлялось старшему брату. На момент составления описи в экспозиции Третьяковской галереи уже находилось 13 живописных произведений, среди которых безусловные шедевры русского искусства: "Лунная ночь" И.Н. Крамского, "Украинская ночь" А.И. Куинджи, "Вид из Помпеи на Кастелламаре" и "Голова мальчика-пиффераро" А.А. Иванова. Павел Михайлович отобрал для своего собрания еще семь картин из коллекции брата: "Портрет Е.А. Третьяковой" А.А. Харламова, жанровую сценку "Попался!" К.Ф. Гуна, "Закат солнца" М.К. Клодта, пейзажи "Ипатьевский монастырь" и "Летняя ночь на Неве у взморья" А.П. Боголюбова, две работы Сильвестра Щедрина - "Пейзаж. Неаполь" и "Улица и здание".

При написании Крамским картины "Лунная ночь" ему позировала Анна Попова, будущая вторая жена Дмитрия Ивановича Менделеева, мать Любови Дмитриевны Менделеевой. Но когда картину решил приобрести Сергей Михайлович Третьяков, он пожелал, чтобы в женщине, изображенной на картине, узнавался образ его жены Елены Андреевны. Поэтому жена Третьякова, Елена Андреевна, позировала Крамскому при завершении им картины.


Крамской, Иван Николаевич. Лунная ночь, 1880. Холст, масло. Приобретена Сергеем Михайловичем Третьяковым в 1880 году у автора. Из собрания Государственной Третьяковской галереи.


Два прототипа девушки в белом на картине Крамского: Елена Андреевна Третьякова (слева), Анна Ивановна Попова (справа), а получилась "лунная ночь"

Согласно завещанию, коллекция картин вошла в собрание "Галереи братьев Павла и Сергея Третьяковых", которая в 1892 году после смерти младшего брата старшим Третьяковым была передана в дар городу Москве. Этот дар включал в себя 1 287 произведений живописи, 518 – графики, 9 скульптур, а также значительные денежные средства на приобретение новых картин. Коллекция Павла Третьякова была оценена в 1 428 929 рублей, а коллекция Сергея Михайловича – в 520 517 рублей. Всего братья Третьяковы пожертвовали картин на сумму 1 949 446 рублей], 125 тысяч рублей было выделено на приобретение на проценты с этой суммы художественных, живописных и скульптурных произведений и 100 тысяч рублей – на ремонт галереи с процентов.

Согласно духовному завещанию Павла Михайловича Третьякова от 6 сентября 1896 года и другим документам, Третьяковыми было подарено городу множество домов, богаделен, приютов, училищ, особняков, которые могли бы составить отдельную московскую улицу, такую, например, как Ильинка или Никольская.

Спустя 19 лет после смерти Сергея Михайловича, в 1911 году его вдова, Елена Андреевна, преподнесла в дар императору Николаю II свое собрание картин, икон, оружия и исторических документов, иллюстрировавших военную историю России с древнейших времен. Кроме того, она пожертвовала значительную сумму для строительства в Царском Селе здания Палаты-хранилища собрания "Войны России", которое позже стали называть Государевой Ратной палатой. Закладка Ратной палаты состоялась у северной окраины Александровского парка рядом с Фёдоровским городком 3 (16) мая 1913 г. в присутствии императора Николая II. Палата была задумана как пантеон воинской славы Отечества – музей для хранения военных трофеев и исторических документов, иллюстрирующих успехи России в войнах с неприятелем с древних времен.

Автором проекта и строителем является гражданский инженер Семен Юлианович Сидорчук. После начала Первой Мировой Войны в Ратной палате было решено разместить трофеи именно этого периода истории. Также Николай II планировал создать в Ратной палате Галерею портретов георгиевских кавалеров наподобие галереи героев Отечественной войны 1812 года в Эрмитаже. В 1915 году начальник Царскосельского Дворцового правления князь М.С. Путятин согласно воле императора запросил в войсках материалы для музея. Мастера кисти создали около 500 портретов георгиевских кавалеров на холстах размерами 39×30 см по фотографиям и описаниям сослуживцев. В новый музей принимались портреты солдат и офицеров Русской императорской армии, заслуживших три или четыре георгиевских креста и полный бант (с 1-й по 4-ю степень) георгиевских медалей.


Общий вид Государевой Ратной палаты, возведенной на деньги Елены Андреевны Третьяковой. Фотография 1915-1916 годов из фондов Государственного музея-заповедника Царское Село.

Создание музея истории русских войн тогда не удалось завершить. В разгар Первой мировой, предчувствуя надвигающееся лихолетье, Елена Третьякова писала: "Вероятно, если не при моей жизни, то после и другие оценят мою идею и труды".

24 июня 1915 года в Петрограде, в манеже Адмиралтейства, была открыта выставка трофеев Первой мировой. Выставка состояла из нескольких отделов. Один из них назывался "Отдел Е.А. Третьяковой. (Собрано для Царско-Сельского музея)". Он включал более сотни наименований: произведения изобразительного искусства и документы, фотографии и предметы снаряжения германских и австрийских солдат.

Особую часть коллекции, подаренной для будущего музея Е.А. Третьяковой и выставленной в Адмиралтействе, составили вещи, подобранные на полях брани сразу после окончания сражений. В их число входили карты, фотографии, документы, книги, предметы германской и австрийской амуниции и снаряжения, оружия и даже подбитый русскими войсками цеппелин.

В феврале 1917 года было завершено возведение всего комплекса зданий и создана экспозиция. Народный Музей Великой войны 1914–1917 годов открыл свои двери для посетителей. К сожалению, его работа продолжалась недолго, и в 1918 году музей был закрыт. Ружья и боеприпасы с полей Первой мировой были расхищены плохо вооруженными красноармейцами. Экспонаты, которые удалось спасти, были рассредоточены по разным хранилищам, частично утеряны и разграблены. Здание музея было передано Сельскохозяйственному институту под хозяйственные нужды.

Во время Великой Отечественной Войны здание Государевой Ратной палаты изрядно пострадало, потеряло свой внешний облик и использовалось как складское помещение. После войны советский народ продолжал наносить комплексу Ратной платы увечья и разрушения. В 2010 году здание передали на баланс Государственного музея-заповедника "Царское Село". В 2014 году после масштабной реставрации, к столетию начала Первой мировой войны, в Ратной палате открыли новый музей "Россия в Великой войне" – первый и единственный в стране музей, посвященный этому трагическому периоду истории.


Комплекс Ратной палаты в Царском Селе, городе Пушкин, после реставрации, выполненной в 2014 году. Государственный музей-заповедник "Царское Село".

Условия дарения Павлом Третьяковым собрания картин и Галереи городу Москве не позволяли городу распоряжаться коллекцией по своему усмотрению при жизни Павла Михайловича Третьякова, а после его смерти город вообще лишался права как-либо ее изменять. Завещание дарителя было нарушено бесчисленное количество раз. Когда я вижу в Третьяковской галерее выдаваемую за творение художника прилепленную на скотч какую-то дрянь, то я искренне, вслед за героем "Мертвых душ" Плюшкиным хочу сказать таким распорядителям Галереи: "Вот черти-то вас на том свете за это припекут!"

И хочется верить в тот свет, чтобы возносить самую чистую благодарность создателям Галереи и проклинать тех, кто пользуясь своей безнаказанностью и властью, нарушал и нарушает волю наших великих покойников. Ведь они беззащитны, и только мы, живущие, можем их любить и защищать.
Tags: Бастьен-Лепаж, Боголюбов, Бретон, ГМИИ, Даньян-Бувре, Добиньи, Каминский, Крамской, Луар, Мазурины, Менделеев, Николай II, Пречистенка, Ратная палата, Третьяковка, Третьяковы, Тургенев, живопись, купечество, старая Москва
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments