bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Category:

История "Ленского золотопромышленного товарищества".

"Ленское золотопромышленное товарищество", или "Лензолото", сыграло в истории российской золотодобычи существенную роль. Оно возникло в 1854 году, а прекратило свое существование в 1920 году. Именно это товарищество стало крупнейшим монополистом золотодобычи в богатейшем российском золотоносном Витимско-Ленском районе. Эта монополизация продолжалась двадцать лет, и происходила она при активном участии крупных финансовых структур, как Российской империи, так и международного капитала. В силу экономической, а затем и идеологическо-политической важности событий, связанных с деятельностью "Лензолота", об этом товариществе, об его истории написано немало.

Началась история предприятия с принятия "домашнего компанейского акта", в котором учредители договорились о создании паевого товарищества для проведения поисковых работ на россыпное золото в Ленском районе. Учредителями были иркутские 1-й гильдии купцы Павел Петрович Баснин, Петр Иосифович Катышевцев и И.С. Кокорин. Кокорин вскоре из товарищества выбыл, поскольку не смог внести сумму в учредительный капитал. По условиям этого "домашнего акта" от 6 января 1854 года начальный капитал товарищества составлял 41 тысячу рублей серебром "для разведки и работ".

Оставшись вдвоем, Павел Петрович Баснин и Пётр Иосифович Катышевцев 4 ноября 1855 года учредили паевое товарищество под названием "Ленское золотопромышленное товарищество почётных граждан Павла Баснина и Петра Катышевцева". По этому учредительному акту участие в товариществе было разделено на 90 паев, из которых 45 принадлежало П.П.Баснину и 45 – П.И.Катышевцеву.

Добыча золота велась без геологических изысканий кустарным хищническим способом, когда владельцы участка стремились взять самые богатые и легкодоступные россыпи. До 1860-х годов в золотоносном районе открывались и разрабатывались месторождения с мелкозалегающим золотом.

В 1863 году Ленским товариществом было добыто 25 пудов золота из всего 142 пудов добытых к этому времени за все годы золотодобычи. 5 июня 1864 года П.Баснин и П.Катышевцев преобразовали свое паевое товарищество в полное, подписав новый "компанейский акт":

"Мы, нижеподписавшиеся, золотопромышленники, потомственные почетные граждане иркутские 1-й гильдии купцы: Павел Петрович Баснин и Петр Иосифович Катышевцев, на основании 243 статьи Горного устава (свода законов 1857 г., VII том), взамен прежде существовавших акта и дополнения к нему, составили между собою полное золотопромышленное товарищество под фирмою "Ленское золотопромышленное товарищество почетных граждан Павла Баснина и Петра Катышевцева". От этого имени должны производиться все дела, касающиеся нашего товарищества управляющим".
<...>
"Акт этот обязываемся за себя и за наследников наших хранить свято и нерушимо: подлинный иметь при делах товарищества, в Главной конторе, а засвидетельствованные с него копии выдать Баснину и Катышевцеву, и таковые же копии Управляющий участник обязывается представить генерал-губернатору Восточной Сибири, в Горный Департамент Министерства финансов, в Алтайское горное правление и горному ревизору частных золотых промыслов Олекминского и других округов, в чем и подписуемся".

"Подлинный акт в Иркутске у маклерских дел записан в книгу 1 под №226 с получением пошлины 5 июня 1864 г. Городской маклер Алексей Чурин заверил акт своей печатью."


С начала 1860-х годов с истощением мелкозалегающих россыпей, добыча золота перешла на системы притоков и рек с глубокозалегающими россыпями, более богатыми по содержанию золота пластами, но требующими для его извлечения дорогостоящих подземных работ. Условия золотодобычи в районе изменились. Начали развиваться капиталистические предприятия, повышающие рентабельность золотодобычи. Для этого требовался значительный оборотный капитал. Владельцы Ленского товарищества нужными объемами оборотных средств не обладали и наделали долгов.

Один из учредителей, Павел Петрович Баснин, скончался 4 апреля 1867 года. Согласно духовному завещанию, его паи 13 мая 1867 года наследовал сын Петр Павлович Баснин.

Петр Катышевцев по раздельному акту от 15 марта 1868 года передал своему сыну Иосифу Катышевцеву 20 паев. Совсем он вышел из дела и по акту от 28 февраля 1871 года оставшиеся свои 25 паев товарищества Петр Катышевцев передал своему другому сыну Василию Катышевцеву, с обязательством платить своей матери по 100 рублей, а отцу по 400 рублей с пуда чистого золота, начиная с 1871 года вплоть до отработки приисков.

В 1871 году паи товарищества распределялись так: Петр Баснин – 45 паев, Иосиф Катышевцев – 20 паев и Василий Катышевцев – 25 паев. В это время дела товарищества шли не очень успешно, и оно постоянно испытывало нужду в деньгах. Владельцам Ленского товарищества пришли на "помощь" хозяева петербургского банкирского и торгового дома "И.Е. Гинцбург" и их петербургские компаньоны К.Ф. Винберг и Е.Ф. Каншин. Давая золотопромышленникам крупные суммы в долг, скупая их векселя, они постепенно вели их к разорению и их паи в товариществе переходили к кредиторам.

* * *

Следует сказать несколько слов о том, что представлял собой банкирский и торговый дом "И.Е.Гинцбург". Это название фирмы, учрежденной 18 ноября 1859 года в Санкт-Петербурге потомственным почетным гражданином, купцом первой гильдии Иосифом-Евзелем (Евзель Габриелевич, Осип Гаврилович) Гинцбургом. Он родился в 1812 году в Витебске и получил традиционное еврейское воспитание в доме своих родителей. В 16 лет женился на Рассе (Расе, Раисе, Розе) Давидовне Дыниной.

Евзель Гинцбург преуспел в коммерции. Служил кассиром, затем заведовал делами одного богатого витебского помещика-откупщика, а в 1840 году в возрасте 28 лет сам стал откупщиком в западных губерниях России. В 1843 году Евзель Гинцбург записался в витебские купцы первой гильдии. 22 октября 1848 года Высочайшим указом "за оказанные особые заслуги" витебские купцы Габриэль и Евзель Гинцбурги с семействами были возведены в звание потомственных почетных граждан.

Во время Крымской войны Евзель Гинцбург содержал винный откуп в Крыму в осажденном Севастополе, а также был поставщиком продовольствия и обмундирования для русской армии и смог значительно на этом обогатиться. За безденежный отпуск алкоголя, угощение военных чинов водкой и закуской он не раз получал Высочайшие благодарности. И после окончания войны Гинцбург "За полезные вообще действия и постоянно оказываемое усердие к пользе казне" был награжден золотой медалью с надписью "За усердие" для ношения на шее на Андреевской ленте. Постепенно связи, деньги и слава поднимали Гинцбурга в общественном мнении. В официальных документах конца 1850-х годов неоднократно встречаются лестные отзывы разных особ о Евзеле Гинцбурге, как человеке солидной репутации и заслуживающего доверия в коммерческих делах.

В послевоенное время Гинцбург взял в откуп питейное дело в Западном крае. В 1859—1862 годах он ежегодно платил в казну более 3,7 млн. рублей, получаемых от питейного откупа. Евзель Гинцбург также стал первым евреем-землевладельцем в Бессарабии: он купил несколько десятков тысяч десятин земли.

По свидетельству современника, это была эпоха, когда "В выходцах из черты оседлости происходила полная метаморфоза: откупщик превращался в банкира, подрядчик — в предпринимателя высокого полета, а их служащие — в столичных денди." Поэт Осип Мандельштам вспоминал, что в детстве в петербургской синагоге был поражен нееврейской внешностью сына Гинцбурга с приятелем: "в цилиндрах, прекрасно одетые, лоснящиеся богатством, с изящными движениями светских людей". Но это было позже - уже в конце века.

Отмена в 1856 году императором Александром II запрета на выезд за границу "всех вообще сословий" привела к массовому выезду из России. Гинцбурги с семьями старших сыновей в 1857 году выехали во Францию. В Париже они поселились в гостинице "Трех императоров" (L’hôtel Trois-Empereurs) на улице Риволи. Гостиница считалась одной из фешенебельных. Здесь семьи прожили три года. Глава семьи с сыновьями активно занимался делами. Одновременно в Париже Гинцбург устанавливал деловые международные связи: он устраивал грандиозные балы, поражавшие искушенных в развлечениях парижан. Впоследствии Гинцбург-отец и сыновья обзавелись собственными домами.

Имя Гинцбурга мелькало в газетах и обсуждалось в парижских салонах и гостиных. Известен бал, на котором присутствовало более 1000 гостей. В газетах его называли "богатым евреем-волшебником". Уверяли, что "он вбил в себе в голову" пригласить к себе "все предместье Сен-Жермен, плохо зная эту часть французского общества", состоящую из старинной и новой французской знати. Он рассылал им приглашения, сопровождая их браслетами, серьгами и другими драгоценностями, чем добился у них признания.

Часто бывая по коммерческим делам в Петербурге, Евзель Гинцбург установил тесные связи в высших столичных сферах и финансовых кругах. Он одним из первых обосновался в столице, поселившись в доме вдовы Рюминой по адресу Дворцовая набережная, 12. В марте 1859 года вышел указ, позволявший евреям-купцам первой гильдии селиться на жительство в столице. Записавшись во временное петербургское первой гильдии купечество, в ноябре 1859 года он основал банкирский и торговый дом "И.Е. Гинцбург" с капиталом в несколько миллионов рублей. Инициалы И.Е. - это имя Иосиф-Евзель.

В то время когда на финансовом небосклоне Российской империи всходила звезда банкирского дома Гинцбурга, звезда банкира Штиглица клонилась к закату. Циркуляром от 1 января 1860 года банкирским домом "Штиглиц и Ко" было объявлено, что дом "вступает в ликвидацию с 1-го марта сего года и совершение оной возлагается на господ Константина Фелейзена (товарища фирмы) и К.Фосса". Впоследствии с ликвидацией дел банкирского дома Штиглица основные операции с векселями перешли к фирмам "И.Е.Гинцбург" и "Э.М.Мейер и Ко".

В Петербурге контора банкирского и торгового дома "И.Е.Гинцбург" располагалась сначала на Английской набережной в доме Риттера, а затем в доме Утина на Конногвардейском бульваре. Как весь характер деятельности, так и внешний вид конторы Гинцбурга отвечал европейским требованиям к такого рода предприятиям. Вскоре банкирский дом "И.Е.Гинцбург" стал одним из крупнейших финансовых учреждений не только Петербурга, России, но Европы.

Предположительно, суммарный капитал Гинцбурга был значительным еще до учреждения банка - по слухам на операциях во время Крымской войны он обогатился на 8 миллионов рублей. Гинцбург до конца жизни жил на два дома: в Париже и в Петербурге, оставаясь российским подданным. В Париже им был открыт филиал, облегчавший финансовые операции между Россией и Францией, где стало модным проживать русской знати, получавшей доходы в России. В России дела банкирского дома вел второй сын и главный наследник - Гораций Гинцбург. Старший сын Зискинд (Александр) был отцом лишен наследства еще 31 мая 1861 года: он не проявлял интереса к коммерции и вел "беспутную парижскую жизнь".

Гораций Гинцбург в России действовал от имени фирмы банкирский и торговый дом "И.Е.Гинцбург", до смерти отца управляя фирмой как уполномоченный представитель Евзеля Гинцбурга, а после смерти отца 31 декабря (12 января) 1877 (1878) года, он стал главным компаньоном, за которым сохранялось общее управление делами фирмы.

С начала 1870-х годов приоритетным направлением деятельности банкирского дома "И.Е.Гинцбург" стало финансирование золотодобывающих предприятий.

* * *

История многолетнего преднамеренного разорения владельцев Ленского товарищества и их наследников с целью установления контроля еврейских банкиров над товариществом в самом богатом золотоносном районе Российской империи во второй половине XIX века - это драматическая сага продолжительностью двадцать лет.

Первым в сети банкира Гинцбурга попал Иосиф Катышевцев. 1 апреля 1871 года Гораций Гинцбург оплатил 54 756 рублей долга Иосифа Петровича Катышевцева товариществу, а в мае внес еще 20 633 рубля в счет обязательств И. П. Катышевцева. 13 июня 1871 года была учреждена администрация по делам Иосифа Петровича Катышевцева. Возглавил ее, разумеется, банкирский дом "И. Е. Гинцбург", установивший таким образом контроль над 20 паями, принадлежавшими Иосифу Катышевцеву в Ленском золотопромышленном товариществе.

29 августа 1871 г. на общем собрании Ленского золотопромышленного товарищества участвовал уже представитель не только банкирского дома "И. Е. Гинцбург", но и другого петербургского банкирского заведения — "Э. М. Мейер и Ко". Вскоре в должниках банкирского дома Гинцбурга оказался и брат Иосифа, Василий Катышевцев.

В мае 1872 года было учреждено "Товарищество Иннокентьевского дела Гинцбурга". Оно состояло из кредиторов П.Катышевцева при участии его самого. В аренде этого товарищества были прииски, принадлежавшие Петру Катышевцеву, но не вошедшие в "Ленское товарищество" (Татьянинский, Георгиевский, Полезный и др.). Участие в "Товариществе Иннокентьевского дела Гинцбурга" по учредительному акту от 2 мая 1872 года состояло из 100 паев, из которых 58 принадлежали Горацию Гинцбургу, 16 - Е. Каншину, 20 - Катышевцеву и 6 паев - А. Острякову. Кроме того Гинцбург продолжил скупать паи Ленского товарищества.

17 июня 1872 года Василий Катышевцев продал все свои 25 паев титулярному советнику Евграфу Каншину за 550 тысяч рублей с условием, что Каншин будет платить его отцу, Петру Катышевцеву по 400 рублей с пуда добываемого золота. Титулярный советник Е.Ф. Каншин продал 7 октября 1872 года 5 паев "Торговому дому Э.М. Мейер и Ко" с обязательством платить П.Катышевцеву по 200 рублей с пуда добываемого золота, а 24 марта 1873 года продал 15 паев петербургскому банкиру Горацию Евзелевичу Гинцбургу с обязательством платить П.Катышевцеву по 200 рублей с пуда добываемого золота.

Петр Баснин 11 сентября 1873 года из своих 45 паев продал 2 пая прусскому подданному Фридриху Линдеру за 44 тысячи рублей, а 15 паев "уступил" жене коллежского советника Зинаиде Веретенниковой за 90 тысяч рублей. В результате этих сделок к общему собранию товарищества, состоявшемуся 6 октября 1873 года, паи Ленского золотопромышленного товарищества принадлежали: П.П.Баснину — 28, И.П.Катышевцеву — 20, Г.Е.Гинцбургу — 15, 3.С.Веретенниковой — 15, банкирскому дому "Э. М. Мейер и Ко" — 5, Евграфу Каншину — 5, Линдеру - 2. Всего 90 паев. Еще в мае 1873 года П.Баснин заложил свои 8 паев иркутскому купцу Федору Шешелову. Впоследствии он не смог их выкупить, и паи перешли к Шешелову.

По условиям "компанейского соглашения" от 5 июня 1864 года, составленного основателями товарищества, управление им осуществлялось
участниками дела в порядке очереди. Смена управляющих производилась через каждые два года. С 1 октября 1869 года по 1 октября 1871 управляющим компанией был Петр Павлович Баснин. С 1 октября 1871 года по 1 октября 1873 его должен был сменить на этому посту Иосиф Катышевцев, но поскольку над его делами была учреждена администрация, а представителем администрации являлся банкирский дом Гинцбургов, то фактическим управляющим вместо Катышевцева стал Гораций Гинцбург. С 1 октября 1873 года в должность управляющего должен был вступить Василий Катышевцев, но так как он продал свои паи, большую часть которых купил Гораций Гинцбург, то Гинцбург стал правопреемником Катышевцева.

6 октября 1873 года на общем собрании товарищества Гинцбург заявил о намерении управлять товариществом второй срок и в этот же день собрал чрезвычайное собрание членов Ленского товарищества. Петр Баснин на это собрание не явился и опротестовал право Гинцбурга второй срок возглавлять товарищество, считая, что управлять товариществом должна Зинаида Веретенникова. Протест Баснина не был принят, Гинцбур остался управлять товариществом второй срок. 20 декабря 1873 года коллежская советница Веретенникова продала 15 паев товарищества барону Горацию Гинцбургу.

Петр Павлович Баснин сдал в залог 15 из принадлежащих ему 20 паев товарищества иркутскому первой гильдии купцу Сергею Константиновичу Трапезникову и, не сумев выкупить, продал их ему 27 марта 1874 года за 90 тысяч рублей. 28 ноября 1875 г. Линдер тоже продал свои два пая Г.Гинцбургу за 12 тыс. руб.

Петр Баснин разорился, и 13 января 1878 года Санкт-Петербургским судом был объявлен банкротом. Конкурсное управление по делам несостоятельного должника П.Баснина продало оставшиеся у него пять паев: 19 октября 1876 года один пай капитану Федору Бубнову, а 11 декабря 1876 года 4 пая дворянину Василию Березовскому за 4 тысяч рублей. Бубнов продал вскоре свой пай барону Горацию Гинцбургу за 3 тысячи рублей.

Гинцбург стал хозяином Ленского товарищества. Еще 19 января 1874 года на общем собрании акционеров было принято решение об упразднении главной конторы Ленского золотопромышленного товарищества в Иркутске и переводе ее в Петербург на улицу Галерную, дом 20.

10 апреля 1878 года Гинцбург продал 1 пай Е.Каншину за 2 тысячи рублей с условием уплаты Иосифу Катышевцеву по 200 рублей с пуда добываемого золота. 3 июля 1879 года дворянин Василий Березовский продал свои 4 пая Г.Гинцбургу, 28 ноября 1879 года иркутский купец Г. Шешелов продал свои 8 паев Гинцбургу за 48 тысяч рублей. В свою очередь Гораций Гинцбург 31 декабря 1879 года продал "Торговому Дому Э.М. Мейер и Ко" три пая. 8 декабря 1880 года С.К.Трапезников продал 15 паев Горацию Гинцбургу за 15 тысяч рублей.

К 1881 году держателями паев в Ленском товариществе были: И.Катышевцев – 20; Г.Гинцбург – 56; Е.Каншин – 6; "Торговый Дом Э.М.Мейер и Ко" – 8 паев. В 1882 году конкурсное управление по делам о несостоятельности Иосифа Катышевцева продало его паи, перешедшие к барону Горацию Гинцбургу и "Торговому Дому Э.М.Мейер и Ко". Этим завершился передел собственности в Ленском товариществе, и в его составе больше не осталось ни основателей этого товарищества, ни их наследников.

С разорением Иосифа Катышевцева его 20 паев в "Товариществе Иннокентьевского дела Гинцбурга" перешли в собственность "Торгового Дома Э.М.Мейер и Ко". Оба золотодобывающие товарищества полностью перешли к Гинцбургам и Мейеру.

Актом от 30 декабря 1882 года "Ленское золотопромышленное товарищество почётных граждан Павла Баснина и Петра Катышевцева" было ликвидировано, все его имущество стоимостью в 200 тысяч рублей было передано вновь созданному "Ленскому золотопромышленному товариществу", или сокращенно "Лензолото". Его капитал делился на 900 частей или паев. Из них 680 принадлежали Г. Е. Гинцбургу, 140 — "Торговому Дому Э. М. Мейер и Ко" и 80 — коллежскому советнику Е. В. Каншину. В прибылях и доходах пайщики должны были принимать участие пропорционально количеству принадлежавших им паев. Товарищем-распорядителем нового предприятия стал Гораций Гинцбург.

В 1888 году после смерти Евграфа Каншина, Гинцбург приобрел принадлежавшие ему 80 паев Ленского золотопромышленного товарищества и 16 паев Иннокентьевского дела. "Товарищество Иннокентьевского дела Гинцбурга" в 1893 году вошло в состав "Ленского золотопромышленного товарищества".

Ленское товарищество было не единственным и не главным предприятием барона Горация Гинцбурга. Он был участником многих торговых и промышленных и добывающих предприятий, банков. Добыча золота велась хищническим способом, и многие прииски оказались выработанными. Но иногда старатели находили значительные залежи там, где казалось, золото иссякло.

Предтеченский прииск по ключу Сухой Лог принадлежал Ленскому товариществу с 1868 года. Попытки найти там большие залежи золота были безрезультатными. Участок был отдан в 1887 года в аренду старательской артели. Летом 1889 года на прииске Предтеченском старатели наткнулись на террасе Сухого Лога на богатый золотоносный пласт. Договор аренды со старателями был срочно расторгнут, и с 1890 по 1895 год месторождение стало разрабатывать "Лензолото". Сухой Лог дал 503 пуда золота, что принесло Ленскому товариществу 6 млн. рублей чистой прибыли.

Разработка Сухого Лога не только принесла прибыль, но и показала, что предприятие много теряет от технической отсталости и неправильной
постановки разведки. Это повлекло разворот к технической и организационной рационализации золотодобычи в товариществе, а также дало толчок к расширению владений. "Лензолото" начало скупать участки и арендовать прииски. Через некоторое время земли по берегам рек Ныгри и Вачи оказались в собственности товарищества, которое управлялось Горацием Гинцбургом.

К тому времени наиболее доступные поверхностные россыпи были выработаны. В долине реки Бодайбо золотоносные слои залегали на большой глубине при сильной обводненности отложений. Для такой добычи требовалось закладывать шахты и осуществлять водоотвод. На покупку приисков были затрачены огромные капиталы, а организация работ по добыче требовала еще больших сумм. Фактически, расширив золотодобычу, новые хозяева Ленского товарищества столкнулись с теми же проблемами, что и в свое время Катышинцев с Басниным: добыча золота, способная принести значительную прибыль, требовала немалого оборотного капитала. Ленские прииски требовали миллионов. Гинцбург стал добиваться кредита на российском денежном рынке.

В феврале 1891 года он подал в министерство финансов докладную записку с ходатайством об открытии кредита. В мае 1891 года на основании записки Гинцбурга, министр финансов С.Ю. Витте сделал доклад царю Александру III, и кредит товариществу был утвержден. В 1891 года Государственный банк получил право выдачи ссуд золотодобывающим предприятиям. Первоначально кредиты разрешались только крупным золотопромышленникам. Следует отметить, что в то время не было практики долгосрочного кредитования, и ссуды давались только краткосрочные, до конца финансовой операции, под обеспечение добываемого золота. Этот кредит мог быть использован только как оборотный капитал. Ни для покупки оборудования, ни для капитального строительства, ни для приобретения новых приисков эти деньги использовать было нельзя.

К концу 1891 года банкирский дом "И.Е.Гинцбург" стал испытывать серьезные финансовые затруднения. Утром 3 марта 1892 года банкирский дом объявил о приостановке платежей и переходе в ликвидацию. Над фирмой было учреждена администрация. Процедуру несостоятельности Гинцбурги пережили благополучно и достойно. В начале 1896 года администрация в отношении банкирского дома "И.Е.Гинцбург" была полностью прекращена. Владельцы не стали возобновлять дело в прежнем виде. По взаимному соглашению между братьями право пользоваться именем "И.Е.Гинцбург" полностью перешло к Горацию Гинцбургу, и уже в ином качестве в 1897 году он возобновил коммерческие дела под фирмой торговый и банкирский дом "И.Е.Гинцбург".

Возобновить деятельность Гинцбургу позволила большая прибыль, полученная от добычи золота в Сухом Логе. Именно в этот период благодаря высоким добычам сформировалось у публики мнение, что золотопромышленное дело в Ленском товариществе способно дать баснословные прибыли. Это публичное мнение искусно поддерживалось и развивалось манипуляциями владельцев "Лензолота".

В 1892 году сменился главный управляющий Ленскими приисками: на место умершего Пеньевского был назначен горный инженер Леопольд Фердинандович Грауман. Для обеспечения дальнейшего развития дела Грауман решил дальше расширять владения "Ленского товарищества". Были заявлены под отводы площади по речкам Угахану, Энгажимо, Хомолхо, Бульбухте, Синингре. По инициативе Граумана решением общего собрания товарищества было выделено 50 000 рублей на строительство гидростанции по реке Ныгри. Это была первая электростанция в Олекминско-Витимском районе и первая установка в России с применением электропередачи высокого напряжения (10 000 вольт). Ее мощность была 300 кВт, строительство ее было закончено в 1896 году.

Развитие капитализма породило новую организационно-правовую форму предприятия - акционерное общество. Акционирование дает возможность привлечь огромную массу мелких капиталов, которые сами по себе в отдельности никакой финансовой силой не обладают. Именно через акционирование происходит, по словам Маркса, "колоссальное расширение размеров производства". Первое акционерное общество, созданное на русские акционерные капиталы в российской золотодобыче, появилось в 1895 году и называлось оно "Российское золотопромышленное общество". Его акционерный капитал составил 5 миллионов рублей. Это общество не имело собственного золотодобывающего предприятия, а только участвовало своим капиталом в других предприятиях.

"Российское золотопромышленное общество" купило у "Лензолота" 225 его паев за 1 миллион 590 тысяч рублей, 11 паев отошло в уплату за долги киевскому банкирскому дому "Э.Г. Розенберг", а 13 купил одесский купец П.Ф. Родоканаки.

Но Гораций Гинсбург смог сохранить за собой главенствующую роль в "Ленском золотопромышленном товариществе" в конце его существования. В июне 1895 года, к моменту реорганизации товарищества, Г. Гинцбург владел 410 паями, "Российское золотопромышленное общество" – 225, банкирский дом "Э.М. Мейер и Ко" - 176, П.Ф. Родоканаки – 13 , киевский банкирский дом "Э.Г. Розенберг" – 11 , В.А.Ратьков-Рожнов владел 65 паями. Цена одного пая "Лензолота" составляла 44 444 рубля. "Ленское золотопромышленное товарищество" готовилось к реорганизации.
Tags: Гинцбурги, золото, история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Акционерное общество "Ленское золотопромышленное товарищество".

    Продолжение. Начало истории "Ленского золотопромышленного товарищества". В 1895–1897 годах в Российской империи была введена золотая валюта.…

  • Борьба стилей.

    Как известно, модель всегда отличается от реальности. Хоть чем-нибудь, да отличается! На то она и модель. На этой фотографии новые модели ватных…

  • Поехать в Париж.

    В пьесе Островского "Бесприданница" есть эпизод, в котором Вожеватов ловко избавляет Паратова от Робинзона. Во время праздничного обеда в доме…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments