bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Categories:

Акционерное общество "Ленское золотопромышленное товарищество".

Продолжение. Начало истории "Ленского золотопромышленного товарищества".

В 1895–1897 годах в Российской империи была введена золотая валюта. Россия нуждалась в золоте, и министр финансов граф С.Ю. Витте всячески поддерживал отечественную золотодобывающую промышленность.

Ленское золотопромышленное товарищество стало акционерным обществом в 1896 году. Учредителями его были барон Гораций Гинцбург и торговый дом "Э.М.Мейер и Ко". Устав акционерного общества был высочайше утвержден 29 марта 1896 года. Формально общество учреждалось "для расширения деятельности основанного в 1855 году Ленского золотопромышленного товарищества". 27 мая того же года в помещении главной конторы "Лензолота" в Петербурге по улице Галерной, дом 20 состоялось собрание акционеров нового общества. На собрании решались первоочередные организационные вопросы и было избрано правление нового акционерного общества и его директора: К.Ф.Винберг, Г.Е.Гинцбург, С.Е.Палашковский, А.Г.Гинцбург, И.Д.Красносельский.

Первоначальный основной капитал акционерного общества "Лензолото" составлял 4.5 миллиона золотых рублей; он был разделен на 9000 акций по 500 золотых рублей каждая. Учредители распространили среди 14 участников акционерного общества 1800 акций на сумму 1 миллион 350 тысяч кредитных рублей (900 тысяч рублей золотом). За остальные 3 миллиона 600 тысяч рублей золотом предполагалось купить имущество Ленского золотопромышленного товарищества. При этом пайщики товарищества согласны были получить цену продаваемого ими предприятия акциями нового общества по номинальной стоимости. Еще бы они были не согласны, ведь это были те же акционеры нового общества.)

31 мая 1896 года новое акционерное общество купило все дело Ленского товарищества за 2 миллиона 400 тысяч золотых рублей. Сумма была выплачена бывшим пайщикам акциями нового общества. Проданное имущество "Лензолота" состояло из 67 приисков, расположенных на 4472 десятин золотоносной земли. При этом организаторы нового общества и пайщики старого товарищества были практически одни и те же люди. Они сами себе продали принадлежащее им имущество. На взгляд обычного человека, выгоды тут никакой быть не может. Но это были люди не обычные, и они рассчитывали получить выгоду от продажи выросших в цене акций. По своей сути это была спекуляция.

Акционирование товарищества происходило в то время, когда главный и самый богатый конкурент "Лензолота" на приисках, "Компания промышленности в разных местах Восточной Сибири", созданная И.Базановым, М.Сибиряковым и Я.Немчиновым 29 ноября 1865 года, испытывала серьезные производственные и финансовые проблемы, связанные, главным образом, с неспособностью наследников основателей компании вести дело золотодобычи. Подробно это мной описано в серии записей "Базановские миллионы". "Компания промышленности", проводившая свои основные работы в бассейне реки Накатами, правому притоку р. Бодайбо, стала убыточной с 1896 году, а в 1898 ее убытки достигли уже 1.5 миллиона рублей. В золотодобыче наметился спад производства, а экономика России требовала золота.

В феврале 1897 года барон Гораций Гинцбург обратился с ходатайством об увеличении основного акционерного капитала общества "Лензолото" на 1 500 000 рублей золотом посредством выпуска 3000 дополнительных акций по 500 рублей каждая. Ходатайство мотивировалось необходимостью произвести новые разведки и уплатить золотопромышленнику Виктору Ивановичу Базилевскому за купленные у него 16 золотоносных площадей по реке Бодайбо. Просьба акционерного общества была высочайше удовлетворена. Прииски В.И.Базилевского сначала были взяты в аренду, а затем куплены "Лензолотом" в 1899 году.

В сентябре 1897 года акционерами общества "Ленское золотопромышленное товарищество" были: "Российское золотопромышленное общество" - 1930 акций, Г.Е.Гинцбург - 520, торговых дом "Э.М.Мейер и Ко" - 200, Ф.И.Петрококино - 100, К.Ф.Винберг - 40, Александр Горациевич Гинцбург - 20, Альфред Горациевич Гинцбург - 20, В.А.Ратьков-Рожнов - 30, Н.П.Эрк - 30, М.Э.Мейер - 40, В.А.Палашковский - 20, И.Д.Красносельский - 20, Я.В.Ратьков-Рожнов - 20, М.И.Варшавер - 10 акций. Всего на руках у акционеров было 3000 акций из 11000. А в ноябре этого же года число акционеров было увеличено с 14 до 31.

5 февраля 1898 года акции акционерного общества "Ленское золотопромышленное товарищество" стали доступны для торговли широкой биржевой публике и начали котироваться на Санкт-Петербургской бирже. Сказать, что они привлекли большое внимание публики и вызвали интерес биржевиков, было бы большим преувеличением - добыча золота упала после выработки россыпей Сухого Лога. Через месяц, в марте того же года, чрезвычайное общее собрание акционеров возбудило новое ходатайство об увеличении основного акционерного капитала общества посредством выпуска еще 6000 акций на 3 миллиона золотых рублей.

Просьба общества была высочайше удовлетворена 10 июля 1898 года положением Комитета министров при условии, что эти 6000 акций должны быть оплачены полностью в срок до декабря 1898 года. Главное было получить кредит, а условия можно было и не спешить исполнять: акции не были оплачены в срок, впоследствии срок их оплаты был многократно отсрочен, а история с их оплатой тянулась целых одиннадцать лет до 12 января 1910 года. Из этого числа акций 1800 так и остались нереализованными вплоть до 1909 года.

Со второй половины 1898 года основной акционерный капитал общества "Лензолото" составил 9 миллионов рублей золотом.

Первоначально дела общества приняли благоприятный оборот. В деле золотодобычи удача играет всегда главную роль. Но удача не долго обеспечивала доходность предприятия, которая зависела от размеров россыпей. Оптимизм, сопровождавший реорганизацию полного товарищества в акционерное общество, был связан с удачей и богатством россыпи Сухого Лога, но он стал иссякать по мере сокращения добычи золота. Истощение россыпи обрекало дело на спад или даже на почти внезапную смерть. Продажа учредителей имущества товарищества самим себе и котировки акций для широкой публики на бирже не обеспечивали обществу приток нужных капиталов. Общество продолжало нуждаться в деньгах.

Своевременный и широкий кредит имел едва ли не главное значение для успешного развития предприятия. Государственный банк Российской империи был единственным монопольным покупателем золота. На него в финансовой реформе Витте возлагалась задача поддержания золотой валюты в стране. Однако Государственный банк при кредитовании золотопромышленных предприятий проявлял исключительную осторожность. Ссуды выдавались на сумму, составляющую 2/3 предполагаемой добычи золота и сроком на один год - "на операцию".

После введения в России свободного обращения золота Государственный банк признал обеспечение ссуд добываемым золотом недостаточным и стал требовать в качестве дополнительной гарантии заклада недвижимого имущества (прииски в расчет не принимались) и вполне благонадежного поручительства. Выросла и ставка кредитования: вместо 4% Банк стал выдавать кредиты с начислением 8% годовых.

Как уже отмечалось, "Ленское золотопромышленное товарищество" кредитовалось в Государственном банке с 1891 года. До 1899/1900 операционного года ссуды товариществом погашались исправно, но в этом году товарищество не выплатило по ссуде в 400 000 рублей. На следующий 1900/1901 операционный год кредит в пределах 2/3 предполагаемой добычи золота оказался недостаточным, и поэтому обществу с высочайшего соизволения была выделена дополнительная ссуда в размере 715 000 рублей. Год был неудачным и ввиду недомыва золота к концу операционного периода долг "Лензолота" банку вырос до 1 749 000 рублей. В Государственном банке считали, что дела общества пришли в полное расстройство.

Широкой публике фактическое тогдашнее положение дел в "Лензолоте" стало известно после трагических событий Ленского расстрела в 1912 году, когда дело расследовала комиссия во главе с сенатором Сергеем Сергеевичем Манухиным.

Акционерное общество "Ленское золотопромышленное товарищество" самым банальным образом подделывало свою отчетность: вместо убытков показывало прибыль и даже платило дивиденды. Примечателен факт, что "в обществе был введен прием увеличения стоимости неработавшихся приисков на уплачиваемый за них в казну подесятинный налог; таким образом, чем долее прииск не работался, тем ценнее он показывался по балансу".

При расследовании деятельности общества комиссия во главе с сенатором Манухиным установила, что за пять лет существования акционерного общества, понесенные обществом убытки составили:
в 1895/96 г. 256 000 руб.,
в 1896/97 г. 831 000 руб.,
в 1897/98 г. 615 000 руб.,
в 1898/99 г. 740 000 руб.,
в 1899/1900 г. 508 000 руб.,
в 1900/1901 г. 898 000 рублей.

Средства предприятия были дополнительно уменьшены выплатой дивидендов в сумме 732 000 рублей. За пять лет предприятие понесло 4 580 000 рублей убытков, что составило более 50% уставного капитала, и поэтому, согласно §66 Устава акционерного общества, оно подлежало обязательной ликвидации. На 30 сентября 1900 года дело, в случае ликвидации, оценивалось в 3 млн. рублей, или всего 18 копеек на рубль пассива. Но все это правлением общества было скрыто от акционеров и от публики, которой предлагалось покупать акции с виду здорового, а по факту - полумертвого акционерного общества. Как тут не вспомнить также поступавший и давно почивший американский Энрон! Все махинации с деньгами и ценными бумагами стары, как мир - ничего нового.

Но в Государственном банке было известно, что вместо показанных в отчетах общества прибылей, дело год за годом несло убытки. В 1901 году в Ленский горный округ был командирован инспектор Государственного банка Н.Бояновский, которому было поручено осмотреть кроме промыслов "Лензолота" также другие промыслы, а именно "Компании промышленности" и "Бодайбинской компании". По делам последней банком была учреждена администрация. Компания была должна банку 350 тысяч рублей, а частным лицам и учреждениям свыше 3 миллионов 700 тысяч рублей – всего более 4 миллионов.

Изучив обстоятельства золотопромышленного дела на месте, инспектор Бояновский представил управляющему Государственным банком отчет, в котором подробно охарактеризовал предприятие "Лензолото":

"Дела бывшего товарищества находились в прекрасном положении при разработке богатейшего в Ленском округе "Сухого Лога". Намываемое золото покрывало все расходы и давало собственникам предприятия миллионные прибыли, но после выработки "Сухого Лога" дела круто изменились. Оставшиеся прииски в пределах 1-й дистанции (по реке Ныгри) были недостаточно обследованы, работать мешала вода, и добываемые пески далеко не имели такого содержания, как на упомянутом прииске.

Приходилось или ликвидировать все дело, или вести его в очень малом масштабе, постепенно разыскивая более хорошее золото и производя подготовительные работы к его добыче. Последнее направление не могло давать надежды на получение значительных прибылей в более или менее близком будущем, а поэтому собственники предприятия ликвидировали дело, но наиболее выгодным для себя путем. Пользуясь тем, что еще гремела слава о неимоверном богатстве промыслов "Ленского товарищества", владельцы его составили акционерное общество, приняв в нем главное участие и продали предприятие этому обществу, получив за него около 6,5 млн руб. акциями, имея очевидно, намерение с выгодой продать акции, но это не совсем удалось: значительное число акций осталось на руках и взамен продажи, под них получены были ссуды из банков.

Вместе с тем, бывшие собственники паевого товарищества (Гинцбурга) стали уже как акционеры во главе предприятия, заняв места директоров правления, получая прекрасное жалование и различные комиссионные при покупках товаров для промыслов. Все дальнейшее ведение дела было направлено к осуществлению неудавшегося намерения – выгодно ликвидировать акции. Золото в оставшихся приисках было неважное и расходы на добывание его не покрывались доходами, а поэтому и удивить капиталистов этими приисками было нельзя. Вследствие чего предпринимается грамотное расширение дела покупкою приисков у Базилевского и других лиц, и производятся собственные заявки на приобретаемые, путем выпуска новых акций, средства.

Дело рекламируется всевозможными способами. Публике сообщаются сведения о баснословных запасах золота на приисках товарищества и организации дела по последнему слову науки. Представители товарищества приписывают себе честь новаторства в ведении золотопромышленности в Сибири, в числе служащих приглашаются инженеры нескольких специальностей, на промыслах вводятся переносные железные дороги, электрические двигатели. Начали промывать пески зимой, организовали статистику.

А так как главной целью всех нововведений была реклама, для поднятия цен на акции и расширения кредита, дело страдало и приносило громадные убытки. Для сокрытия этих убытков изобретена была особая бухгалтерия, при помощи которой составлялись дутые отчеты с выводом прибылей. Публика поверила рекламе и отчетам, и вложила в предприятие огромную сумму, но в последние годы истина стала обнаруживаться, и доверие очень быстро исчезло. Правление же товарищества вынуждено по-прежнему твердить о громадном богатстве промыслов, образцовой постановке работ и прочее".


В заключительной части своего отчета инспектор Н.Бояновский высказывал мысль, что при ликвидации общества нельзя будет выручить более 3 миллионов рублей. По мнению инспектора, дело велось товариществом крайне неумело, непрактично и неэкономно, что объясняется неправильным направлением дела и плохим подбором служащих и рабочих, то есть некомпетентностью управления.

Прибыль в публикуемых отчетах выводилась совершенно неправильно, что могло иметь целью только введение в заблуждение акционеров и кредиторов. Тем не менее, по мнению Бояновского, дело "Ленского товарищества" нельзя было считать совершенно безнадежным. Инспектор считал, что при умелом ведении дела добыча золота по реке Бодайбо может быть выгодна. Также, нет основания отрицать наличие крупных промышленных месторождений золота на реке Ныгри и других речных системах, но этот вопрос требовал основательной разведки специалистами.

По мнению Бояновского предприятие необходимо было назначить в продажу.

Как известно, общество не было назначено в продажу. В том же 1901 году банком было испрошено высочайшее соизволение на открытие "Ленскому товариществу" чрезвычайного кредита в сумме 6 100 000 руб. при условии:
1. приглашения товариществом в качестве главноуправляющего приисками опытного в золотопромышленном деле лица;
2. обеспечение всего долга товарищества закладом приисков со всем их оборудованием и имуществом.

В результате общество, которое в лучшем случае стоило 3 000 000 рублей, явилось залогом под кредит в 6 100 000 при не погашенном почти двухмиллионном кредите тому же госбанку. Кредит акционерному обществу "Ленское золотопромышленное товарищество" был высочайше утвержден. Управлявший делами общества инженер Грауман с должности был смещен, а на его место поставлен, по мнению Бояновского, "русский самородок, незаменимый при нашем безлюдье и крайне тяжелых сибирских условиях золотопромышленности", Иннокентий Николаевич Белозеров.

Принимая управление промыслами посреди финансового года, И.Н. Белозеров по контракту выговорил себе право не придерживаться сметы. Естественно, что эти меры сразу не принесли успеха, потому что успех золотодобычи был поставлен в зависимость от удачи, от случая, от везения. Убыток за 1901/02 финансовый год составил 897 672 руб. Было не домыто 113 пудов золота, а непогашенный долг банку возрос до 5 миллионов рублей.

Правление "Лензолота" вошло вновь в Государственный банк с ходатайством об открытии кредита на 1902/03 операционный год. Совет банка счел, что отказ обществу в кредите неминуемо вызовет его ликвидацию, что пагубно отразится на всем Ленском округе и на золотодобыче в целом. Поэтому обществу был открыт кредит на предстоящий год, но не свыше 5 100 000 рублей и при условии введения в состав правления "Лензолота", для контролем за ходом предприятия представителя Государственного банка, которым стал Н.И.Бояновский.

В 1902/03 финансовом году "Лензолото" владело 181 прииском общей площадью 16 203 десятины. Цена, уплаченная обществом за их приобретение составила 4 386 850 рублей. Кроме того общество арендовало 47 приисков общей площадью 4 983 десятины. Эти арендованные прииски принадлежали Государственному банку. Обществом с 1898 по 1901 годы в казну было выплачено 315 063 рублей подесятинной подати за занимаемые земли. Из большого количества приисков работалось не более 20, на большинстве других велись разведочные работы.

Еще в 1901 году правление "Лензолота" обращалось в Государственный банк о предоставлении ему средств на приобретение приисков, принадлежащих "Бодайбинской компании". 15 января 1903 года общее собрание кредиторов "Бодайбинской компании" согласилось продать банку все предприятия компании за 600 тысяч рублей при условии отказа банка от взыскания с него своих претензий и прекращения исков со стороны конкурсного управления.

Совет банка высказался за принятие этого предложения, с тем чтобы прииски после приобретения были переданы в пользование "Лензолота", и они были сданы ему в аренду с начала 1903 года. Эта операция еще больше укрепила зависимость общества от Государственного банка. Но именно эта операция позволила "Лензолоту" стать прибыльным. В своих попытках добывать золото Ленское товарищество рассчитывало найти удачное и богатое месторождение золота.

Таким богатым и прибыльным стал для Ленского товарищества Феодосиевский прииск на реке Бодайбо.


Первый владелец Феодосиевского прииска, Михаил Тимофеевич Балахнин.

Главное управление приисков ведало всеми делами Ленского товарищества на местах. Главное управление находилось на Надеждинском (сейчас Апрельском) прииске, где горные работы не велись. Там проживал главноуправляющий, его помощник. Все административные учреждения находились здесь. В административном отношении главному управлению подчинялись три дистанции, которые в свою очередь делились на 7 приисковых управлений, состоящих каждое из нескольких отдельных приисков.

На берегах реки Бодайбо располагались прииски Феодосиевского управления, в которое входили: Феодосиевский, Огородный, Елизаветинский, Софийский и Эфемерный прииски. Эта группа приисков носила название Феодосиевский прииск и составляла главное богатство Ленского товарищества. Россыпь Феодосиевского прииска была очень богата за счет высокого содержания крупного золота и самородков.

Свое начало прииск вел с 1879 года, когда Михаил Тимофеевич Балахнин оформил первую заявку на золотодобычу на территории будущего прииска. Прииск Феодосиевский был назван по имени матери хозяина отвода – Феодосии. Недалеко от реки находился ключ и большое лесное озеро. По ключу располагались охотничьи угодья основателя Феодосиевского прииска Балахнина. Сам Балахнин любил на озере порыбачить или наведывался с друзьями в распадок на рябчиков. В летнее время в этом чудесном местечке отдыхала вся семья Балахнина.

Этот ключ, впадающий в речку Бодайбо, от фамилии владельца стал называться Балахнинским, а после такое же название получил и сам поселок, создание которого было напрямую связано со строительством Бодайбинской железной дороги. Железная дорога принадлежала "Компании промышленности", учрежденной Базановым, Сибиряковым и Немчиновым.

Дорога связывала Бодайбинскую резиденцию "Компании промышленности" с приисками и использовалась для доставки грузов и леса, требующегося для крепления горных выработок в шахтах при золотодобыче. У одного из инженеров, работавшего в "Компании промышленности", Василия Кокоулина, было две дочери. Старшей, Софье Васильевне, впоследствии предстояло стать матерью великого советского композитора Дмитрия Дмитриевича Шостаковича. А ее старший брат, Яков Васильевич Кокоулин, был учеником Д.И.Менделеева. Но это уже другая история...

Впоследствии Феодосиевский прииск был продан Ленскому товариществу. Добыча золота была сопряжена с сильным обводнением шахт. Новый управляющий приисков Белозеров сосредоточил усилия именно на разработке Феодосиевского прииска. После того, как расположенные ниже прииска участки "Бодайбинской компании" перешли по аренде к "Лензолоту", появилась возможность провести водоотлив самотеком на площади бывшей "Бодайбинской компании" и усилить разработку богатейших из всех разрабатываемых золотых россыпей.


Общий вид Феодосиевского прииска.

Долги общества банку продолжали увеличиваться до 1906 года, когда задолженность общества банку составила 8.7 миллиона рублей. Уменьшаться долг начал с 1907 года. Далее богатое золото Феодосиевского прииска за несколько лет привело дела "Лензолота" к прибыли. За счет получаемых от дела доходов Государственным банком были приняты меры к оздоровлению общества. Пока не был выплачен долг Государственному банку, все прибыли шли на его погашение, и банк не допускал выдачу дивидендов. Уже по итогам 1907/08 операционного года общество стало показывать прибыль по балансу в сумме 1 миллион 998 тысяч рублей. За 1908/09 год прибыль была показана в 4 миллиона 909 тысяч рублей. Наступила пора расцвета предприятия "Лензолото".

Комиссией во главе с сенатором Манухиным в 1912 году было установлено, что и в годы благоденствия правление "Лензолота" также вело двойную бухгалтерию. Так, например, в период с 1903 по 1911 год правлением без ведома и согласия акционеров на разные нужды было истрачено 11 миллионов 436 тысяч рублей.

Еще до того, как общество оказалось в полной зависимости от Государственного банка, правление его изыскивало возможности других форм финансирования золотодобычи. В 1897 году, когда общество приобретало двадцать приисков Виктора Базилевского, правлением было предложено участвовать в первом дополнительном выпуске акций берлинскому синдикату. Через два года, в 1899 году, правлением "Лензолота" банкирскому дому Ротшильдов в Париже был предложен опцион на крупную партию второго выпуска акций товарищества. Но эти предложения не вызвали интереса у немецких и французских финансистов.

Когда дела "Лензолота" приняли благоприятный оборот, правление общества получило возможность перейти от кредитования в Государственном банке, в значительной мере стеснявшего свободу действия, к кредитованию за счет частных иностранных капиталов. По российским законам того времени иностранные общества не допускались непосредственно к разработке недр. Это требование обходилось созданием фиктивных обществ.

Так, в 1906 году было учреждено англо-русское общество "Russian Mining Corporation, Ltd.", или "Русская горнопромышленная корпорация", созданная по инициативе брокерской фирмы "Л.Гирш и Ко" при участии нескольких крупных южноафриканских золотопромышленных корпораций Лондона. Цель создания "Русской горнопромышленной корпорации" - направление английских капиталов в российские горнодобывающие предприятия, а также размещение ценных бумаг российских предприятий на Лондонской бирже. Общество действовало по русскому уставу и имело право покупать, продавать, арендовать прииски. По своей сути оно являлось посредником, комиссионером между акционерными обществами Сибири и английским капиталом.

Предусмотренный уставом капитал общества составлял £153 750. К 1908 году из этой суммы было внесено всего £41 250. Незначительный по размерам капитал объяснялся тем, что роль "Русского горнопромышленного товарищества" ограничивалась "изысканием подходящих дел, изучением их на месте, исследованием их конъюнктур и подготовки их для финансирования".

Для демонстрации связи нового общества с российской бюрократической элитой председателем правления "Русской горнопромышленной корпорации" был избран опытный российский чиновник, бывший (с октября 1905 по февраль 1906 года) министр торговли и промышленности Василий Иванович Тимирязев. Правление "Лензолота" начало переговоры с правлением "Русской горнопромышленной корпорации".

10 мая 1907 года правлением было созвано чрезвычайное собрание акционеров. В докладе правления говорилось: "Правление вас созвало сегодня в чрезвычайное общее собрание для обсуждения целого ряда вопросов, находящихся в тесной связи с вопросом более важным и ныне, по-видимому, вполне назревшим – о ликвидации долговых отношений "Ленского товарищества" с Государственным банком". Если кто-то считает, что собрание обсуждало, как рассчитаться с долгом товарищества Российскому Государственному банку, тот крепко ошибается. Правление "Лензолота" вовсе не собиралось рассчитываться по долгу с Госбанком. Правление собиралось этот долг продать новому обществу в виде выпуска 6-процентных облигаций на сумму £400 000.

Уже 19 мая 1907 года Гораций Гинцбург уведомлял главное управление приисков в Бодайбо: "Если "Ленское товарищество" придет к соглашению с "Russian Mining Corporation" относительно финансирования предприятия, предполагается на этих же днях послать на прииски инженера Charles M.Rolker, для подробного осмотра дела за счет будущего английского общества. <...> Ролькер возьмет с собой переводчиком г.Crandford. Все расходы по поездке берет на себя английское общество". Горный инженер Ролькер работал в золотодобывающих предприятиях Южной Африки и считался ведущим специалистом.

Ролькер пробыл на Ленских приисках полгода и установил, что район является вторым в мире по богатству месторождений золота, уступая только Аляске. Хотя обследование приисков Ролькером должно было производиться за счет будущего общества, "Лензолоту" все же пришлось уплатить ему 76 тысяч рублей.


Служащие акционерного общества "Ленское золотопромышленное товарищество" в мае 1909 года. Сидит в центре с пенсне главный управляющий приисками Иннокентий Белозеров.

В результате переговоров и оценки приисков Ролькером 11 июня 1908 года между банкирскими домами "И.Е.Гинцбург" и "э.М.Мейер и Ко", с одной стороны, и "Русской горнопромышленной корпорацией", с другой, был заключен договор о создании совместной компании " The Lena Goldfilds Ltd." или "Ленские золотые прииски с ограниченной ответсвенностью" с уставным капиталом 1 миллион 405 тысяч фунтов стерлингов, разделенным на 1 405 000 акций (shear - агл. акция - шер) достоинством в £1 каждая.

Кредитуя "Ленское товарищество" и получая на этом прибыли, Государственный банк контролировал его деятельность и добивался не столько получения прибылей, сколько укрепления золотодобывающей промышленности, оздоровления баланса товарищества, который был наполовину фиктивным. Владельцам общества зависимость от Государственного банка не нравилась и они искали возможность освободиться от этой зависимости. Им удалось это сделать через создание нового общества "The Lena Goldfields Ltd.", которое приняло на себя долги акционерного общества "Ленское золотопромышленное товарищество" Государственному банку, обеспечило приток оборотного капитала для золотодобычи и главное - не мешало выплачивать нужные правлению суммы дивидендов.

Эти события произошли при жизни барона Горация Гинцбурга, и формально именно при его участии банкирский дом "И.Е.Гинцбург" стоял у создания "The Lena Goldfields Ltd.", но дни его уже были сочтены. Он был болен раком (кишечника или желудка), диагностированным у него еще в 1901 году. Последние месяцы он был прикован к постели и провел конец жизни в страшных мучениях. Посетивший его за год до смерти еврейский историк и публицист Семён Маркович (Шимен Меерович) Дубнов, писал о нем: "Больной старик уже с печатью близкой смерти на лице, полулежал в глубоком кресле за столом и молча слушал... наши прения".

Гораций Евзелевич Гинцбург умер в Петербурге 17 февраля (2 марта) 1909 года и был похоронен 10 марта 1909 года в фамильном склепе на кладбище Монпарнас в Париже.

На момент смерти Горацию Гинцбургу принадлежало 173 540 акций "Лена Голдсфилдс", 440 обыкновенных акций и 125 привилегированных акций "Русской горнопромышленной корпорации"... и многих-многих-многих других ценных бумаг различных российских и иностранных предприятий и организаций. Наследовали ему восемь детей: шесть сыновей и две дочери. Право пользоваться названием фирмы "И.Е.Гинцбург" получил четвертый сын Горация Гинцбурга, Александр-Моисей. Он продолжил торговые и банковские дела "И.Е.Гинцбург" под наблюдением братьев Давида и Альфреда и душеприказчика отца присяжного поверенного М.И.Шефтеля. На фирменных бланках подпись Александра Горациевича Гинцбурга стояла под печатью "Продолжающий дела И.Е.Гинцбурга". Он стал совладельцем "Ленского золотопромышленного товарищества" после смерти отца.
Tags: Базановы, Базилевский, Балахнин, Белозеров, Бодайбо, Бояновский, Гинцбург, Лензолото, акции, банки, капитализм
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments