bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Category:

"Исчезли юные забавы..."

Графиня Антонина Дмитриевна Блудова, знавшая князя Сергея Васильевича Трубецкого еще в молодости и охарактеризовавшая его как человека доброго и блистательного, но пустого, предваряя "Воспоминания" о прожитом, писала: "Моя жизнь была самая счастливая, следовательно, самая однообразная, без всякого драматизма. Обстоятельства так мне благоприятствовали, что я не имела ни нужды, ни желания, ни случая выходить из семейного круга обязанностей, а в семействе все было тишь и гладь, да Божья благодать. Так живется хорошо, но рассказывать нечего".

Это было писано ею в 1867 году - еще не была написана "Анна Каренина", начинающаяся гениальной фразой Толстого о счастливых и несчастливых. И правда, "Воспоминания" графини уместились всего на 80 страницах. Роман о несчастьях Карениной гораздо многословнее.

После скандального замужества в Петербурге, княгиня Екатерина Петровна Трубецкая, словно исчезла в тумане прошлого. Как она жила в Париже, неизвестно. Хочется думать, что отсутствие сведений о ее жизни есть следствие того, что жизнь ее пошла "самая счастливая", что "рассказывать нечего".

Есть какие-то мимолетные упоминания, что она сошлась с российским поверенным, а впоследствии посланником в Париже до 1853 года графом Николаем Дмитриевичем Киселевым, младшим братом Павла Дмитриевича Киселева, ставшего посланником в Париже уже после Крымской войны. Сошлась или нет, доподлинно не известно, но известно точно, что женой его она не стала: он женился на другой. Николай Киселев в 1828 году был близок с Пушкиным, Вяземским, Грибоедовым. С Пушкиным он познакомился через Языкова, с которым вместе учился в Дерптском университете. Был большим любителем женской красоты и известным донжуаном.

В 1850 году у Екатерины Трубецкой родилась еще одна дочь, незаконнорожденная Мария Николаевна Иксель (Iksell) (1850 - 1930). Формально брак с Трубецким никогда не был расторгнут, ее законный муж был еще жив, и ребенка мать могла записать в княжеский род Трубецких. Но как видно, на такую аферу она не решилась. В отчестве и фамилии можно при желании обнаружить намек на то, что Мария могла быть дочерью Николая Киселева, но точно также, фамилия Иксель фонетически может указывать на желание отца остаться "мистером икс", неизвестным.

С переездом графа Николая Киселева по службе из Франции в Италию, Екатерина Петровна Трубецкая тоже переехала в Италию и жила в Венеции. Николай Дмитриевич Киселев был посланником в Риме при Папском Дворе с 8 июня 1855 по 2 августа 1864 года, когда был назначен посланником при Короле Итальянском; в этом звании он пробыл до дня своей смерти, случившейся 25-го ноября 1869 года.

Известно, что 19 апреля 1879 года в Венеции состоялось бракосочетание дочери Екатерины Петровны Трубецкой, Марии и инженера Луи Мартена Эннеса, сына владельца мужского пансиона в Москве, где учились Сергей Петрович Боткин, Михаил Николаевич Раевский и другие. Подробно о пансионе: "Был в Москве частный мужской пансион Эннеса...". Возможно, Мария Николаевна Иксель была замужем еще за неизвестным лицом, после чего стала именоваться мадам Мари Вел (Marie Vel). Есть доверенность, где она указана "мадам Мари Вел, вдова Луи Мартена Эннеса". Трудно понять, то ли она до замужества с Эннесом стала мадам Вел, то ли уже после.

В браке у четы Эннес родилось две дочери: Элеонора (1883 - 1977) и Мария-Маруся (1889 - 1932). В сведениях о месте рождении дочерей Эннеса указано Скоморошки, Киев, Россия. В Киеве такое место мне найти не удалось. Возможно, было какое-то имение у Екатерины Петровны Трубецкой, перешедшее ей со стороны Мусиных-Пушкиных или Штеричей. Это вероятно, хотя и в малой степени. Оно также могло быть приобретено впоследствии инженером Эннесом. Есть Скоморошки под Винницей, но те ли это Скоморошки, да и было ли имение Скоморошки в реальных судьбах двух дочерей Луи Эннеса?! Это место вполне могло быть выдумано.

При том, что обе дочери Марии и Луи Эннеса никакого кровного отношения к князьям Трубецким не могут иметь, они в генеалогических записях именуются княжнами Трубецкими. Элеонора и Мария Эннес обе замужем не были и потомства после себя не оставили. Разумеется, сейчас активно используется утверждение, что дочери Екатерины Петровны Трубецкой обе были рождены от императора Николая I.

Например, в Италии так продают российскую историю в придачу к апартаментам на вилле Эннеса в местечке Мольяно, провинции Венето: "В конце девятнадцатого века вилла была куплена русской княжеской семьей Трубецких как резиденция двух Трубецких, фактически незаконнорожденных дочерей царя, и по этой причине сосланных в Италию. Одна из девушек вышла замуж за герцога Морни, став одной из самых выдающихся и красивых дворянок парижской Прекрасной Эпохи, а другая сестра вышла замуж за франкского русского графа". "Вранье от первого до последнего слова", - сказал бы булгаковский Воланд. Наш император и не подозревал, что он станет рекламой для итальянцев! А строгий владелец московского пансиона по прозвищу Чирей, папаша Луи Эннес, оказывается был родителем "франкского русского графа"!

Княгиня Екатерина Петровна Трубецкая, урожденная Мусина-Пушкина, после скандала со свадьбой в 1838 году прожила долгую и тихую в историческом смысле жизнь. Она умерла в возрасте 81 года в Венеции в 1897 году и была похоронена на кладбище Сан-Микеле вместе с дочерью Марией Николаевной Эннес, урожденной Иксель, умершей в 1930 году, а также ее мужем Луи Мартеном Эннесом, умершим в 1895 году в возрасте 51 года в Вероне, там же захороненном и через 35 лет перезахороненном в 1930 году на кладбище Сан-Микеле в могилу своей жены и княгини-тещи. Там же, рядом, покоится прах Маруси Эннес и ее сестры Элеоноры Эннес, похороненных вместе. 25 января 1977 года тело Марии было эксгумировано, и останки перемещены в могилу сестры Элеоноры, умершей 5 января 1977 года.


Надгробье на могиле княгини Трубецкой, Марии Эннес и Луи Эннеса на кладбище Сан-Микеле, Венеция. Каменную плиту украшают гербы дворян Мусиных-Пушкиных и князей Трубецких.

Как я уже писала в предыдущем рассказе, забавы и проказы князя Сергея Васильевича Трубецкого закончились его арестом в июне 1851 года в Редут-Кале. Когда в Петербурге он понял, что его везут в Петропавловскую крепость, он заплакал. Трубецкой содержался в Алексеевском равелине Петропавловской крепости Санкт-Петербурга. Вышел оттуда 12 февраля 1852 года простым солдатом и был отправлен служить в Петрозаводский гарнизонный батальон. Уже в июле цесаревич Александр Николаевич просил императора смягчить участь и перевести Трубецкого на Кавказ. На это император ответил: "Я не буду против этого перевода, ежели получу сведения, что он служит".

В мае 1853 года Сергей Трубецкой был произведен в унтер-офицеры с переводом в Оренбургские линейные батальоны, а в августе Николай I написал: "Трубецкого отправить на службу туда, где есть случай к делу: в Аральск или в новый порт Петровский". В марте 1854 года он был произведен в прапорщики. Только 20 ноября 1855 года Трубецкой был уволен в отставку в чине подпоручика по болезни с установлением за ним надзора. Специальное указание было дано о запрещении выдавать ему заграничный паспорт.

Трубецкой поселился в своем сельце Сапун, доставшемся ему от отца и расположенном в Муромской уезде Владимирской губернии. Надзор за ним исполнял жандармский штаб-офицер полковник Богданов-третий, отправлявший донесения в III жандармское отделение. 17 апреля 1857 года Трубецкому были возвращены княжеский титул и права дворянства, но надзор был сохранен.

В одном из донесений на имя Богданова в марте 1858 года местный урядник писал: "На предписание Вашего Превосходительства, что отставной подпоручик Князь Сергей Трубецкой действительно возвратился в свое имение: и как ничего нет особенного в его жизни, то я и не спешил об этом утруждать Ваше Превосходительство своим донесением, присовокупить честь имею, что он в своем округе считается добродетельным и снисходительным человеком, как к посторонним, так и к своим крестьянам. В дополнение донесений моих Вашему Превосходительству, присовокупить честь имею, что в прошлом году у него была экономка, уехавшая отсюда без него, а теперь приехала новая, у которой говорят, дорогой гардероб, а что Князь сам будто бы не в состоянии был его сделать, поскольку нуждается в деньгах. В дополнение еще, что живущая у него дома новая экономка, довольно еще молода, хороша собою, привержена к нему так, что везде за ним следует и без себя никуда не пускает".

Экономка эта была та самая мадам Жадимировская, ставшая причиной его романтического побега с ней на Кавказ и последовавшего заключения Трубецкого в Петропавловскую крепость и лишения всех званий, титулов, наград и привилегий.

Сергей Васильевич Трубецкой умер в апреле 1859 года, о чем также было получено донесение: "Вашему Превосходительству об отставном подпоручике Князе Сергее Васильевиче Трубецком, проживавшем в своем имении, Муромского уезда в сельце Сапун, присовокупить честь имею, что его Сиятельство, 20 или 21 сего Апреля месяца умер, куда на другой же день отправились в его место жительства исправник и стряпчий. В дополнение донесения моего, присовокупить честь имею, о Лавинии Александровне Жадимировской, проживавшей у покойного Князя Сергея Васильевича Трубецкого в его имении, что она была очень огорчена смертию Князя, а 24 апреля через Нижний Новгород и Москву уехала в Санкт-Петербург, где должна была быть 9 сего месяца, говорила, что будет просить дозволения у Правительства поступить в один из монастырей заграницу".

Так в 44 года закончилась жизнь человека, которому многое было даровано судьбой, но все было растрачено напрасно. Князь Сергей Васильевич Трубецкой был похоронен на кладбище при церкви села Яковцево. Могила его не сохранилась.

Возврат Трубецкому княжеского титула и прав дворянства случился вскоре после бракосочетания его восемнадцатилетней дочери княжны Софьи Сергеевны Трубецкой, фрейлины, с графом, посланником французского императора Наполеона III на коронацию Александра II, Шарлем Августом Луисом Жозефом де Морни. Де Морни был сводным братом императора Наполеона III. Молодость и красота, дивные белокурые волосы в сочетании с яркими и выразительными карими глазами, изящество и стройность стана и пластика движений княжны Трубецкой буквально очаровали графа Де Морни.

Жених был старше невесты на 27 лет, имел лысину, любовницу, связью с которой он давно уже тяготился, внебрачного сына... Но для бесприданницы княжны Трубецкой, возможно извлекшей уроки из судьбы своей матери, он обладал большим достоинством - он был богат и любил ее, как ей тогда казалось. Этому браку активно способствовали тетки молодой княжны, сестры отца, урожденные княгини Трубецкие: графиня Воронцова и графиня Рибопьер. Государь император Александр II, желавший установления хороших отношений с Францией, пожаловал невесте в приданое 500 000 франков.

Венчание и свадебные торжества состоялись 7 (19) января 1857 года в Санкт-Петербурге. В описаниях самого события сведений о том, участвовал ли отец невесты, Трубецкой, в бракосочетании дочери, мне найти не удалось. До возвращения ему титула он раздавал визитные карточки, на которых было написано "Сергей Васильевич Трубецкой, урожденный князь". Это показывает, что желание шутить у него еще не совсем иссякло.

Графиня Де Морни стала украшением высшего света Франции и русской диаспоры в Париже. Однако нигде среди тех, кто входил в круг ее французского общения, никогда не промелькивает имя ее матери, княгини Екатерины Петровны Трубецкой. Такое впечатление, что мать с дочерью живут в разных мирах.

В 1862 году граф Де Морни получил титул герцога.


Портрет герцогини Де Морни, урожденной княжны Трубецкой, был написан Францем Хавьером Винтерхальтером в 1863 году. Герцогине было 25 лет. Из собрания музея Второй Империи, Париж.

В браке у четы родились четверо детей: Шарлотта (1858-1883), Огюст (1859-1920), Серж (1861-1922), Матильда (1863-1944). Брак их был счастливым, но герцог Де Морни не долго сохранял верность своей молодой жене, правда, она об этом не знала. Он быстро угас от геморрагического панкреатита 10 марта 1865 года.

Молодая вдова была безутешна, поклялась о загробной верности мужу и положила в гроб с его телом прядь своих волос, которые он так любил. Торжественные и помпезные похороны герцога Де Морни прошли 13 марта. На кладбище Пер-Лашез в 1866 году французским архитектором Виолле-ле-Дюком был возведен погребальный склеп Де Морни, на фасаде которого был написан девиз "Pro Patria et Imperatore" (За Родину и Императора).

Однако разбирая сохранившуюся переписку мужа, Софья Сергеевна обнаружила любовные письма, написанные ее мужу, из которых было понятно, что муж ей изменял, обманывал ее даже с близкой подругой, которую она привезла с собой из России. Демонстративно она прервала траур и в 1868 году вышла замуж за испанского гранда, двоюродного брата императрицы Евгении, супруги Наполеона III, Хосе Осорио-и-Сильва, 16-го герцога Альбукерке, герцога Сесто. Вместе с мужем она способствовала приходу в Испании к власти Бурбонов. Герцог и герцогиня Альбукерке играли важную роль при дворе Мадрида.

Умерла Софья Сергеевна, герцогиня Альбукерке и Сесто от дыхательной недостаточности в 1896 году в Париже, по другим данным в 1898 году в Мадриде. Была похоронена на кладбище Пер-Лашез, в Париже в склепе Де Морни.


Склеп Де Морни на парижском кладбище Пер-Лашез. Тут вместе с первым мужем герцогом Де Морни в 1896 году была похоронена Софья Сергеевна Трубецкая.

Ни красота, ни знатность, ни богатство, не властны над неумолимым ходом времени. Но есть образ вечно юной и прекрасной герцогини Де Морни, Софьи Сергеевны Трубецкой, кисти Винтерхальтера, которую никак не удается представить старой, дряхлой, умирающей во время письма своей подруге испанской королеве Виктории.
Tags: Александр II, Блудова, Винтерхальтер, Де Морни, Жадимировская, Киселев, Трубецкой, Эннес
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments