December 28th, 2020

Базановские миллионы. Часть шестая.

Мой интерес к Базановым-Кельх возник из одного факта: мраморная мастерская Георгия Листа в Москве выполняла заказ на лестницу для Императорского музея изящных искусств - будущего ГМИИ им.Пушкина. Мной предполагалось, что кроме этой лестницы, мастерская была исполнителем других мраморных архитектурных элементов в других дворцах и особняках, ибо не стали бы на создание элемента строящегося музея нанимать мастера, не имевшего репутации у архитектора здания музея, Романа Ивановича Клейна. Желая побольше узнать о мастерской Листа, я попыталась собрать материал о нем, но попытки его найти вывели меня даже не на историю строительства Музея изящных искусств или других особняков, не на информацию о владельце мастерской, они меня вывели прямиком на "особняк Кельха", ибо беломраморная лестница, возведенная в особняке, была создана в мастерской Листа.


Лестница в особняке Кельх на улице Чайковского (ранее Сергиевская), дом 28 в Петербурге.

Я в который раз уже столкнулась с информационным перекосом: сведения о мастерской Листа скудные, если не сказать никакие, а об "особняке Кельха" - обильные, изрядно сдобренные вульгарным вымыслом. Как обычно, тот, кто делает прекрасные работы - а лестница в особняке Варвары Кельх великолепна, остается истории малоизвестным или неизвестным, а "пустая бочка громко гремит".

Я понимаю, в современности это отражает рынок и его коммерческие приоритеты: "особняк Кельха" с его вульгарной историей "любви" петербургского "барона" с владелицей золотых приисков, имевшей к тому же самую значительную по числу после императорской семьи коллекцию пасхальных яиц работы мастерской К.Фаберже, отлично продается на почве тяги публики к истории, искусству и уникальным драгоценностям эпохи загнивания царской власти Российской империи.

Данных о стоимости отделки особняка Варвары Кельх мне найти не удалось. Но если взять только уже упомянутые мной денежные затраты: покупку особняка и участка у наследников Кондоянаки почти за 600 000 рублей и 125 000 рублей на серебряный сервиз для готической гостиной, то можно предположить, что минимально затраченные на перестройку особняка суммы могли составить не менее полмиллиона рублей - это очень минимально). Только три женские фигуры и панно для камина, выполненные скульптором Марией Диллон во Флоренции из каррарского мрамора, могли стоить 300 тысяч рублей, следует добавить к этому уникальные витражи, наборный паркет, устройство сейфов, раздвижных стен, секретных комнат, переходов, резьбу краснодеревщиков, и прочее-прочее... Отсюда, по самым скромным подсчетам особняк мог стоить не дешевле 1.3 млн. рублей, а я думаю, гораздо более - около 2 миллионов.

Меня в данном случае интересует только порядок цен. Для сравнения, камергер Юрий Степанович Нечаев-Мальцов, финансировавший не только строительство Императорского Музея изящных искусств для Московского университета, но и создание музейной коллекции, потратил на музей около 2 миллионов рублей.

Метками, способными привлечь внимание публики, являются сейчас слова "исторический особняк Петербурга" и "яйца Фаберже". Именно благодаря этому интересу и недобросовестности исследователей, Варвара Петровна Кельх достигла наконец в XXI веке желаемого: в представлении публики она стала представительницей санкт-петербургской элиты и даже баронессой. Но в жизни ей этого добиться так и не удалось.

По первому мужу она была женой действительного студента, а после его смерти его вдовой: Николай Фердинандович Кельх умер действительным студентом, так и не выслужив после университета никакого даже самого низкого чина коллежского регистратора, буквально подтвердив выражение "вечный студент".

Collapse )