September 11th, 2021

Был в Москве частный мужской пансион Эннеса...

22 января 1819 года Леонтием Ивановичем (Леопольдом Иоганном) Чермаком (Czermack) в Москве был открыт частный пансион для мальчиков.

Чермак когда-то в Вене в Академии художеств учился живописи и играл на кларнете. Его жена была актрисой. Во время наполеоновской оккупации Вены в 1809 году он был избран жителями "начальником добровольной стражи района". Чермак вступился за крестьянку, к которой приставали французские солдаты, и был арестован. Из-под стражи был выпущен при условии, что он покинет Вену.

Уехав из Вены в конце 1809 года, Чермак в Кенигсберге устроился в театр кларнетистом и художником-декоратором. В 1811 году он был декоратором уже в Санкт-Петербурге, а затем в Москве. Пережив нашествие французов и пожар Москвы 1812 года, Чермак уехал в Кенигсберг, но к 1816 году опять вернулся в Москву, где в начале 1819 года и открыл свой пансион для мальчиков.

Пансион Чермака находился на Новой Басманной в доме княгини Касаткиной-Ростовской, стоявшем в те времена на месте современного адреса улица Новая Басманная, 31. Дом княгини до настоящего времени не сохранился.

Пансион относился к частным учебным заведениям первого разряда, программа которых соответствовала программе гимназий, и считался одним из лучших пансионов для мальчиков в Москве. В 1834-37 годах в этом пансионе учились Федор и Михаил Достоевские, а затем и их младший брат Андрей. Андрей Михайлович Достоевский оставил интересные "Воспоминания", в которых очень хорошо отзывался о пансионе, где он проучился четыре года. Владелец пансиона Леопольд Чермак в памяти Андрея Достоевского на склоне его лет, когда автор писал "Воспоминания", представлялся добрым, заботливым и сердечным.

На время поступления старших братьев Достоевских в пансионе обучалось 68 учащихся, а ко времени окончания уже 90. По воспоминаниям Андрея Михайловича Достоевского, "Чермак содержал свой почти образцовый пансион более чем 25 лет; ученики из его пансиона были лучшими студентами в университете, и в заведении его получили начальное воспитание люди, сделавшиеся впоследствии видными общественными деятелями". Разумеется, далеко не все, обучавшиеся в пансионе, становились студентами. Автор приводит в пример только несколько фамилий, получивших известность.

Успешному достижению дальнейших образовательных целей выпускников пансиона Чермака способствовал строгий подбор преподавателей и их причастность к Московскому университету. "Преподавателями в пансион избирались только лица, зарекомендованные казенными инспекторами <...> В высших же классах и преподаватели были профессора университета..." (А.М.Достоевский, "Воспоминания")

Владелец пансиона старел и его финансовые дела все больше расстраивались. По свидетельству внука Чермака, "Вероятно, расходы по пансиону превышали доходы, и Л<еонтий> И<ванович> вынужден был его передать, вероятно в начале сороковых годов, вскоре после чего он умер".

Пансион Чермака, ставший в Москве уже достаточно известным, вместе с доброй репутацией был приобретен эльзасским французом, лютеранским пастором Луи Энне (Louis ENNÈS), с 1838 года преподававшим в училище московской лютеранской церкви. В Москве он был известен как Лев Карлович Эннес (Энес, Енес). Эннес в 1845 году перевел пансион в усадьбу, принадлежавшую потомкам купца Золотарева "у Меньшиковой башни" в Большом Успенском переулке (сейчас Потаповский переулок).

Collapse )