bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Categories:

Под музыку Вивальди, Вивальди, Вивальди...

"- А когда едят свободные люди?
- Свободные люди едят, когда голодны.
"
(Эпиграф)

Да, все время звучит Вивальди.
Грейс - другая, Отец - тоже другой, нежели в фильме "Догвилль". Грейс в этом исполнении, на мой взгляд, лучше, чем в исполнении Николь Кидман. А вот Отец был лучше в предыдущем фильме. Тут он слишком молод и слишком условен: в нем больше гангстерского, обычного бандитского, которое тоже зависит от верховного Судии, чем вершителя судеб, каким он предстает в "Догвилле". Там все в его руках, там философский диалог о высокомерии, а здесь обычные проблемы отцов-детей - банальные и решаемые. Собственно, глубокий смысл того фильма закончен, теперь предстоит смотреть обыденное под видом значительного. То есть погрузиться в пошлость. Что поделать! Если обыденному придавать ложное важное значение, то неизменно возникнет пошлость - самое распространенное явление человеческой жизни.

И так, Грейс, натолкнувшись в странствиях на хозяйство, где живут рабы, бросается их освободить и "дать им волю". Мне казалось, что фильм будет решен иначе. Идея рабства очень символически плодотворна и может содержать массу мыслей и смыслов. Я мысленно потерла руки и порадовалась, что мне предстоит много значительного, кроме любимого Вивальди. Актерская игра не запомнилась. Они все были естественны и хороши в этом условном интерьере Триера.
Фильм решает проблему необоснованного сопротивнения героини здравому смыслу только потому, что этот смысл исходит от ее Отца. Скажи ей это кто-то другой, не было бы этого сопротивления. Детский негативизм, который не может служить поводом для философии. Нет лишений, бедствий, страданий. Есть схематическое обозначение чувств. За всем стоит сила оружия.
Сюжетные извивы приводят к тому, что фильм спускается к тональности, заданной Отцом в начале: "Они не признаются, но это факт. Нет такой женщины, которая в глубине души не лелеяла бы эти фантазии...Сколько бы ни говорили они высоких слов о цивилизации и демократии - секс превыше всего". Это такая мужская парадигма, такое мужское правило, так широко растиражированное и подхваченное феминистским движением, что массовому сознанию давно уже кажется, что никого нет в мире из пророков превыше Фрейда. То, что для женщины является просто частью жизни, выдается за смысл ее жизни.

Грейс терпит полное поражение. Она попирает все собственные идеи и идеалы, которые были только лишь негативом с "папиного" здравого смысла. Его банальный здравый смысл выглядит продуктивным, утилитарным, пусть и безнравственным, а ее возвышенные идеалы звучат высоконравственно, но разрушительны и нежизненны. Прежде всего, для нее самой.

А символ хорош. Тихое, спокойное, обывательское болото рабства, которое даже не рождает мысли о свободе и борьбе, где раб не отрицает своего рабства и совсем не хочет быть господином. Это совершенное рабство. Где рабы ничего не хотят - только обывательствовать в соотвестствии с их психологическим типом, получать положеное, не дерзать, не помышлять, не знать. Навсегда. Выход за пределы рабства - это страх отвественности. Чем не наше современное общество? Рабство - это образ мыслей, а не цвет кожи.

Но Автор идет дальше этого - он полностью уничтожает все разумные символы. Как в фильме "Рассекая волны", где весь фильм уничтожается последними кадрами с колоколами в небе. Он связывает события фильма с современностью, где идея антирабства теперь уже доведена до абсурда. Рабство ужасно, но абсурдизируя ужасное, мы делаем его обоснованным, приемлемым. А фильм превращается в фарс.
Tags: "Мандерлей", Ларс фон Триер, кино, рабство, свобода, стереотипы
Subscribe

  • "Семь пудов августейшего мяса".

    Умышленно или ненамеренно, но огромная часть монархических публикаций лакирует и идеализирует династию Романовых. Исторически очевидно, что…

  • Открытки из прошлого.

    Людей, писавших эти строки, давно уже нет, и мы не знаем, как сложилась их жизнь. Остались лишь маленькие прямоугольники плотной почтовой бумаги под…

  • Об уязвимости образа.

    Когда я давным-давно впервые читала роман Достоевского "Братья Карамазовы", то не могла в полной мере постичь и объяснить себе реакцию Алексея на тот…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments