bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Рассуждения об экономическом прошлом.

В стране подходит новый кризис. Это навевает мысли о старых "критических днях". Проснувшись сегодня рано утром, вспоминала в темноте давние дни и думала о том, как мы перестали быть социалистами и поверили в силу денег.

Вспомнилось, как зимним утром в 8.30 я с полуторагодовалым ребенком приехала в сберкассу, чтобы обменять наличные накопления, хранившиеся в сотках и пятидесятках и избавиться от облигаций трехпроцентного займа - на всякий случай по приницпу общей потери доверия. У нас было не много - около тысячи рублей в таких купюрах, а больше тысячи на человека поменять было нельзя. Обмен нужно было произвести в три дня. Это была 1/15 часть общих накоплений, которые мы не могли потратить на что-то, чего хотелось купить нам, а покупать ненужное не хотели. Это был огромный советский капитал, заработанный честным и добросовестным трудом. И терять его никак не хотелось.
Это было неожиданно: три дня на обмен сторублевых и пятидесятирублевых банкнот не более тысячи рублей на человека и ограничение на снятие денег со счетов 500 рублей в месяц. Других банков тогда не было. А министр Павлов уверял, что денежной реформы не будет. Уверял, когда новые деньги полномасштабно печатались и завозились в сберкассы. Нагло врал.

Январь, зима, мороз, темно... Возле сберкассы толпа народу. Заняла очередь, ребенок со мной. Все волнуются. Чтобы не морозить людей, запустили в помещение. Прихваченные на всякий случай облигации трехпроцентного займа можно было обменять в отдельном окошке, куда никто не подходит. Оставляю основную очередь по обмену на время: "Отойду спросить. Держитесь за вот этим мужчиной. Сейчас вернусь!" и иду избавиться от облигаций. Кассир по покупке облигаций говорит, что их можно не менять, им ничего не угрожает. Но если уж я пришла, то избавлюсь. Покак оформляла покупку облигаций, спрашивает, а менять купюры разве я не буду? "Буду, стою в очереди", - говорю я. "Давайте!", - говорит кассир. Я затаив дыхание протягиваю старые заветные бумажки... Обменяла без очереди! Повезло. А потом все понеслось. Появились банкноты в 200, пятьсот и тысячу рублей. После обмена уже никогда не было той спокойной советской жизни. Приходилось и приходится всегда думать, как финансист, и постоянно быть начеку.

Через год реформы Гайдара "отпустили" цены. Обычно, когда вспоминают об этом, говорят, что другого выхода не было: страна была на грани нищеты, голода... Обычно не оценивают, в какой степени это было результатом действий тогдашнего правления. Ох, я отлично помню это время. Помню, как человек, готовый платить деньги за товары, вместо отоваривания талонов. Но в магазинах ничего не было. Остается вопрос главный в товарищу Гайдару: если товаров не было до "отпуска" цен, то откуда эти товары "выскочили" на другой день, когда цена на манную крупу выросла с 50 копеек в три раза? Ведь за одну ночь достаточно манной крупы произвести не могли успеть. Это только в сказке "хрустальный мост анжинерной работы за ночь строится"). Вечером в магазинах шаром покати. Утром в магазинах было полно еды, но в тридорога. Это рождает на уверенность, что имела место спланированная акция по демонстрации волшебного могущества рыночных цен на производство и наличие товаров.
Так на территории России начался новый социальный эксперимент...

По опыту я считаю, что у нас в оценочном мышлении явлений реальности и событий доминирует экстремизм - такая национальная черта, при котором нет полутонов и нет желания разбираться в тонкостях явлений. Если наш человек записывает себя в стан борцов с чем-то, то он прочно занимает эту позицию, не склонен к переоценке ситуации и действует по принципу "кто не с нами, тот против нас", это наиболее распространенный modus operandi среди соотечественников, что порождает массу проблем для нас самих, а наши споры часто представляют собой эхо гражданской войны. Гайдар действовал именно так и именно так судят его сейчас его противники: либо любят, либо ненавидят.

Объективно говоря, не касаясь самой фигуры Гайдара, реформы были сделаны без мыслей о ближайших последствиях с уверенностью, что рынок все сам отрегулирует. Так поступают безумцы, верующие или дети без знания окружающего мира и причинно-следственной связи. При том, что очевидно, потребность в изменениях была крайне необходима. Мне бы очень хотелось, чтобы тогда действовала другая, разумная команда, а не команда, ослепленная сиянием рыночных механизмов как панацеи от наших социалистических заблуждений и передряг. Ведь умные же люди были, но нет, не задумывались и не пытались прогнозировать жизнь страны дальше своих желаний все поломать - обычная стратегия большевиков. Очень жаль, но другой команды не было. А делать было нужно.

Это было "безумство храбрых". Оно хорошо в поэзии, но болезненно в управлении государствами. В политике и в управлении хотелось бы разумных и волевых действий. При этом я признаю, что начав реформы, следовало их доводить до конца, а не метаться. Они были проведены в жизнь. Сейчас можно говорить, что делать можно было иначе, лучше, сохранив основной потенциал. Но делать было необходимо. И мы обязаны исходить из сложившейся реальности, а не из того, что могло бы быть. Обратного хода нет.

У нас две партии в стране: рыночники и социалисты. Остальные являются только модификациями этих двух. Обычно рыночники стоят на своем: нужно было делать и все, что сделано, Гайдаром - подвиг, а мы бы сейчас не жили так хорошо. Противники заявляют, что действия Гайдара и команды были преступлением против народа и страны, а в том, что мы сейчас так хорошо живем, но не все, причина только одна - углеводороды и "труба". Получается, что одни в вопросе "что делать?" принимая решение, исходили из дихотомии "быть или не быть?", а вторые, потеряв власть, поднимают вопрос "кто виноват?".

Рыночники провели социальный эксперимент в ответ на действия социалистов, эксперимент по уничтожению социализма. Я не знаю, почему им тогда никому не пришла в голову мысль о том, что страны-"апологеты" рынка сами медленным дрейфом движутся к социализму, сохраняя частную собственность как основу экономики и вводя социальное распределение созданного национального продукта, принуждая богатых делиться на всеобщее благо? Они были ослеплены и не могли оценивать реальность? Или они сдали страну?

Страна выжила, но получила бремя экономической и ментальной зависимости от Европы и США. Плохо, что за "тучные годы" первого десятилетия 21 века мы не смогли избавиться от ментальной зависимости и усугубили экономическую, потеряли кадры и разрушили науку совсем.

Именно по отказу от социализма, а не по отсутствию либеральности и демократии Россия сейчас отсталая в политическом отношении страна. У нас распределение благ и доходов, как в дикой стране. А ведь могли сейчас быть впереди их всех, если бы не сломали полностью социалистические принципы распределения а только добавили рыночные принципы в производстве. В борьбе с методом мы теряем очень много усилий, теряем целостность социума и перестаем видеть цели, которые и так не очень ясны для многих.

Гайдаром сделано все так, что мы сейчас еще решаем многие вопросы, порожденные тем способом приватизации и перехода к рынку. Отменить ошибки нельзя, их можно только постепенно исправить, если в этом будет потребность общества и добрая воля правителей.
Как тогда, так и сейчас, у нас основная проблема - это кадры в управлении. Система фильтрования кадров во власть у нас специфическая, приводящая к тому, что порядочный человек во власть не идет. Но это наша система и другой взять неоткуда. Эта система сама себя не отменит. Те, от кого зависит решение, ничего менять не хотят, те, кто хотят менять, ничего сделать не могут. Обычно власть меняет людей. Потому что власть - это система. Это видно на примере того же Кудрина. Пока он был во власти, он делал и говорил то, что велит система. Теперь он вне власти и критикует то, что делал сам.

Не имеет значения, какую выгоду получил или не получил сам Гайдар от своих реформ. Его роль в истории оценивается не этим, не личным, а общественным. Тогда страна этими реформами была поставлена на грань выживания. Но выжила. Люди вынесли из этих лет уверенность, что деньги - это все, это главное. Это основной моральный ущерб, нанесенный стране реформами, - потеря стыда в зарабатывании денег, цинизм богатства и утрата социальной ответственности. Народ у нас кичливый, любит "понты" и деньги многим заменяют разум.

Я не сужу Гайдара. Он был славный, симпатичный человек. Я оцениваю события. И славный человек может быть причиной катастрофы. Хорошо, что не случилось катастрофы для всей страны, а только для большого слоя граждан, которые совсем не были готовы к случившемуся. Совсем, нисколько!
Я, как человек, получивший только выгоды от тех реформ, могу признать, что таких как я, было мало. Это экономически. А моральный ущерб неоценим. Мы потеряли достоинство, мы потеряли уверенность, мы потеряли цель, идею, смысл, мы потеряли свою славу и гордость, мы себя продали за деньги. Говоря "мы" я подразумеваю всю страну, ее авторитет. Деньги - дело наживное. А вот достоинство и державу наживать придется долго, да и удастся ли?

Не бывает только одного способа решения даже страшно трудных проблем. Это потом говорят, что не было другого решения. Было. Тогда можно было оживить хозяйство. Ведь финансовый мир ждал открытия границ, чтобы заполучить этот рынок. Это была крайне выгодная позиция для нас. Следовало воспользоваться этим, ослабить государственное регулирование и контроль рядом разумных шагов без разрушения сложившихся основ. Что мешало нам? Власть коммунистической партии. Той самой, которая была у вслати и вела страну к катастрофе. Нами правят говорливые безумцы. Не отсутствие рыночных решений было основной проблемой, а отсутствие здорового ума. Так что же помешало Гайдару, получив карт-бланш на рынок, вводить его постепенно, используя интерес мирового капитала на благо страны, а не прогибаясь под него? Мир был готов платить, но нужно было разыграть свои карты в пользу страны, а не в угоду международным консультантам. Деньги готовы были политься рекой в страну. Все сделано бесплатно в ущерб стране, с проигрышем для людей - от широты русской души. Ну что же, такие мы и есть
Что сделано, то сделано.

Любой кризис оздоравливает экономику и дает возможность исправить ошибки. Когда действие совершено, то, осознав, следует двигаться дальше. Сейчас закончился, иссяк импульс от тех гайдаровских событий. Что дальше?
Subscribe

  • Не сошлись характерами.

    Вероятно именно через Сергея Афанасьевича Живаго Генрих Шлиман познакомился с семейством своей будущей жены Екатерины Петровны Лыжиной. В некоторых…

  • Об уязвимости образа.

    Когда я давным-давно впервые читала роман Достоевского "Братья Карамазовы", то не могла в полной мере постичь и объяснить себе реакцию Алексея на тот…

  • Дом на углу Мансуровского переулка и Пречистенки

    Люди любят романтические вымыслы, украшающие беллетристику. Однако при изучении прошлого, при погружении в историю неприятно вместо стремления узнать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments