bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

O mores!

Считается, что православие служило оплотом нравственности в Российской империи. Оттого-то ныне возврат к православию отождествляется с возвратом к нравственному образу жизни и противопоставляется безнравственному атеизму.

Католические страны Европы сейчас готовы удовлетворить любое желание паствы, истеблишмента и принять во внимание самое абсурдное "мнение британских ученых", касающееся сексуальных девиаций, лишь бы не потерять прихожан, демонстрируя изящную нравственную гибкость в эпоху постиндустриализации и потребленчества.

Церковь либо потворствует, либо стоит "на страже семейных ценностей" и принимает плату за обряды. Наука тоже готова продавать безнравственность в обмен на прогрессивно-либеральное воспомоществование. Поэтому, нравственность народа - дело рук самих утопающих.

Следует отметить, что Церковь и ее роль в обществе в течение 19 века оставалась той же, что и прежде. Не было государственного атеизма и именно православная Церковь в России в 19 веке, как и в прежние века, определяла юридический порядок создания семьи, фиксировала состояние в браке и деторождение, во многом определяла общественное мнение и влияла на состояние народной нравственности. Менялись только экономические отношения, и именно они приводили к изменениям в нравственности. Что, конечно, говорит о том, что религиозная нравственность служила слабым фактором сдерживания бурных природных влечений народных масс.

В России 19 веке, особенно после 1861 года, происходит стремительный рост городского населения за счет сельского, материальное расслоение населения пореформенной деревни влияли и на ситуацию в патриархальной семье.

Семьи, в которых жило по несколько поколений, начинают делиться.
«С каждым годом растет стремление крестьян веками выработанную форму общежития, большую семью заменить новой, которая дает и больший простор инициативе отдельного лица, и возможность самостоятельного, независимого существования, растет стремление заменить большую семью малой». (П.М. Богаевский)

Связанный с этими изменениями уход мужского населения на заработки всё чаще приводил к разрушению семьи. Муж уходил в город, жена оставалась в деревне. И случалось, женщины таким образом, управляясь с хозяйством без мужа, получали материальную независимость. В деревнях тоже растет число незаконных браков и сожительств.

Растет в городе число незамужних мужчин и женщин. Перепись 1897 г. показывает для городского взрослого населения ситуацию еще недавно совершенно фантастичную: холостые мужчины и незамужние женщины преобладают над состоящими в браке. На 1000 мужчин приходится 582 холостых и на 1000 женщин — 560 незамужних. Становится актуальным вопрос о причинах такого резкого — свыше 10 тысяч каждый год — снижения числа законных браков (именно они учитывались при переписи).

В Санкт-Петербурге в 1867 г. было зафиксировано 19342 рождений, в том числе — 4305 "незаконных" (22%); а в 1889 г. на 28640 новорожденных считалось уже 7907 "незаконных" детей (27%), то есть, почти треть детей рождалось вне брака. Растет число абортов: первое место занимает Харьков, где число абортов к числу рождений составляет 22,4% (в Петербурге — 20%.)

«В настоящее время можно наблюдать тот факт, что одни только женщины и притом не особенно многие, во всей строгости соблюдают законы брачной жизни; что же касается мужчин, то они поголовно нарушают брачные законы и обеты, пользуясь для этого большей свободой, нежели их рабыни-жены…" (Золотарев Л.А.)

При этом развод было получить непросто. Законность процедуры, причины, признаваемые основанием для развода, и аргументация развода хорошо описана Л.Н. Толстым в "Анне Карениной".

Известно что в середине девятнадцатого века княгиня Софья Нарышкина решила избавиться от мужа, которого обвинила в целом комплексе грехов: прелюбодеянии, «дурной болезни» и импотенции. Бракоразводный процесс длился более 20 лет и в результате после признания, что князь болен сифилисом, но свидетелей прелюбодеяния представлено не было, брак был сохранен, в разводе отказано.

Нравственность и "святые узы брака", защищаемые Церковью хорошо показаны в этой цитате из касационной жалобы из другого бракоразводного дела за 1871 год. Муж-сифилитик избивает жену, но этого не достаточно для развода:

«Однократное избиение по закону ненаказуемо: в такой потасовке жена должна видеть только увещание ... которое она должна принимать “с покорностью и почтением”. А чтобы судья имел право посадить тирана-мужа в кутузку, нужно “постоянное, разновременное и часто повторяемое причинение мужем жене своей побоев, оставляющих на ее теле следы и знаки, и употребление им в дело палки, ремня, кнута и т.п.”
И вообще, пока не покалечит, не убьет, не о чем говорить...

Семья - основа нравственности и семейные ценности нельзя вбить кнутом или вожжами. Если эти ценности не привиты в детстве, то практически можно считать, что они уже не будут привиты никогда.

Сейчас браки регистрируют в ЗАГСе и некоторые семейные пары венчаются в церкви. Хотелось бы достоверной статистики по разводам венчанных семейных пар, и вообще, как сейчас разводят венчанных? У меня родственник венчался и через год разошелся, но он смотрит на это венчание никак и вспоминать о неудачном браке не желает.
Tags: 19 век., нравы, семья, церковная мораль
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments