bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Category:

Портвейн № 113 как повод покопаться в истории. Часть вторая

Романтические истории часто оказываются надуманными. Это отнюдь не значит, что такие истории не случаются в жизни. Случаются и нередко, но романтика часто является средством, которым рассказчики стремятся приукрасить мотивации событий, придав им романтический флер. Что касается романтики жизни, то ее реальность порой гораздо причудливее вымысла, который часто бледнеет рядом с не выдуманными историями жизни.

Любовь не обязательно ведет к браку, а брак без любви явление весьма распространенное, и ее отсутствие не препятствует ни заключению брака, ни созданию семьи, ни личному семейному счастью. Семья создается в браке. Брак – это долг, обязанность, узы, а любовь – это состояние преходящее. И главное, это состояние, всегда, а иногда и очень быстро проходящее, следовательно, для долгосрочной жизненной основы - ненадежное. Для создания крепкой семьи надежнее, когда супруги воспитаны в одной традиции, придерживаются общих взглядов на обязанности, чтут долг, умеют находить компромисс. Тогда все стабильно: «счастливые семьи счастливы одинаково».

Даже если между Филиппом Депре, предположительно раненным в боях под Москвой, и дочерью московского книготорговца французского происхождения, купца Франца Рисса Анной и существовала любовь, то это не могло быть основанием и причиной для заключения между ними брака, не могло дать повод Францу Риссу выдавать дочь замуж за первого встречного офицера французской армии. Основанием для брака могла быть финансовая состоятельность Филиппа Депре, являвшаяся следствием и результатом его родовых, сословных или деловых качеств и связей. Франц Рисс был представителем торгового сословия, а для купца его торговое дело – это дело всей не только его жизни, но и дело всей его семьи. В основе этого дела лежит стремление к укреплению и накоплению семейного капитала, призванного обеспечить благополучие и процветание всех членов купеческой семьи. Нашествие Великой армии численностью в 300 000 человек в 1812 году в Россию и бегство через несколько месяцев из России этой армии в количестве 25 000 человек привело к избытку французов в послевоенной России и в Москве, в том числе и французов именитых.

Согласно поданным сказкам к VI ревизии на 1811 год по купеческому сословию Москвы Басманной слободы купец первой гильдии Франц Иванов Рисс, 41 года, прибыл в 1810 году 23 февраля из французского города Страсбурга. По данным VII ревизии на 1815 год у него дети: Федор 19 лет, Франц 10 лет; у Франца Иванова Рисса жена Елизавета Иванова 47 лет, дочери Анна 17 лет, Каролина 14 лет; у Федора жена Марья Ламбертина, взятая в замужество купчиха по бывшему мужу Урбен. Медарт Урбен, бывший муж Марьи Ламбертины, купец третьей гильдии, с 1791 года торговал пудрой и помадами на Кузнецком мосту. После его смерти в 1811 году ему наследовали жена Марья Ламбертина и юный сын Карл (возможно от другого брака), прибывший в Россию в 1811 году и записанный в третью гильдию по смерти отца. После смерти Медарта Урбена вдова его повторно вышла замуж за старшего сына Франца Рисса - Федора Францевича Рисса, который был на 20 лет ее младше. Жительство Франца Рисса в 1815 году в Мясницкой части в собственном доме. (Материалы для истории московского купечества Найденова, том 5-6).

Факт женитьбы молодого старшего сына на уже пожившей купеческой вдове на 20 лет его старше иллюстрирует матримониальные взгляды и принципы Франца Ивановича Рисса, основанные на выгоде и долге. Надежнее браки, которые заключаются на основе выгоды и расчета, а не по любви. Долг мужа – делать дело, зарабатывать деньги и быть главой семьи, долг жены – рожать детей и во всем помогать мужу. Забегая немного вперед, скажу, что впоследствии младшая дочь Франца Рисса, Каролина Рисс, была выдана отцом замуж за Карла Урбена, сына Медарта Урбена. Как видно из истории, Францу Риссу наследовал не старший сын Федор, а младший - Франц. Причины этого не известны, однако, возможно, это было определено уже в 1815 году, когда он женил сына на вдове, которая так и не родила Федору детей. У Франца дети были.

Чтобы Филипп Депре, бельгиец, уроженец города Турне, оказавшийся в Москве, мог рассчитывать на брак с Анной Рисс, одной только любви между ними было недостаточно. Он должен был иметь соответствующие деньги. Если Филипп Депре был офицером французской армии и вместе с армией прошел по Европе, дойдя до Москвы, то он мог награбить приличные деньги во время военной кампании. Наивно было предполагать романтику в душе Франца Рисса, который вряд ли готов был отдать дочь за голодранца и финансировать торговые начинания зятя. Всякому товару есть своя цена. Есть цена и вступлению в брак, крепость которого изначально обеспечивается социальным и финансовым равенством супругов. Это не сословные предрассудки, это рациональные жизненные правила.

Французский писатель Стендаль участвовал в наполеоновских войнах, и во время похода в Россию состоял при главной армии, занимая высокую должность в интендантстве. В своих письмах из России он не раз описывал случаи грабежей и мародерства французских солдат. Разумеется, это было не только в России, но и повсюду, где шла армия. Бегство французской армии из России было тяжелым:

«Всю дорогу от Москвы мы переносили дьявольские физические муки... Мы строили себе маленький шалаш из сухих ветвей и зажигали костер. Я до сих пор дрожу от холода, и вы, конечно, замечаете это по моим каракулям. Вы не узнали бы нас, милая кузина, за исключением маршала, экипаж которого сохранился благодаря хорошим слугам и пятнадцати лошадям. Нас всех можно испугаться. Мы похожи на своих лакеев. Мы очень далеки от парижской элегантности.
Впрочем, от всех этих неприятностей страдают в армии преимущественно люди богатые. Солдатам живется хорошо, у них полные чашки бриллиантов и жемчуга. Это счастливая часть армии, а поскольку их большинство, то, значит, так и надо».


Факт заключения брака между Филиппом Депре и Анной Рисс в ноябре 1816 году можно считать свидетельством того, что Филипп Депре был достаточно обеспеченным, подходил Анне Рисс и обладал капиталом. Возможно, что она его даже любила.

До 1822 года нет никаких следов о купце Филиппе Депре, торгующем в Москве виноградными винами. Согласно поданным сказкам к VIII ревизии по купеческому сословию на 1833 год, Филипп Васильевич Депре, из иностранцев, с 1822 года был записан в Басманную слободу купцом второй гильдии.

В 1822 году размер объявленного капитала купца второй гильдии должен был составлять не менее 20 000 рублей. Купец объявлял размер капитала, записываясь в гильдию, и эта сумма никем не проверялась. Однако нарушения наказывались рублем.
Гильдейский сбор по второй гильдии включал 4.75% с объявленного капитала, 95 рублей на водяные и сухопутные сообщения, 100 рублей на земские сборы, 300 рублей на «книги» - на документацию; итого с капитала в 20 000 рублей купцу второй гильдии нужно было заплатить сборов в год 1 495 рублей. Это касалось только права торговли и не учитывало размеры пошлин на ввоз товаров для торговли ими в России. Таможенные пошлины от 1819 года были более чем благоприятны для торговли иностранцев в России, но эти таможенные тарифы фактически убили российское фабричное производство и привели Россию на край банкротства.

Для Филиппа Депре начало его торгового дела почти совпало с назначением нового министра финансов Егора Францевича Канкрина, который был в этой должности до 1844 года. Эпоха министра Канкрина является временем создания финансового благополучия и развития торговли Филиппа Депре в Москве.

Согласно Постановлению Александра I от 14 ноября 1824 года
«Купцу II гильдии дозволяется вся торговля, представленная купцу I гильдии, как оптовая, так и розничная, со следующими изъятиями:
а) на его счету может быть объявлено в таможне не более как на 50 000 руб. товаров, привезенных в одном корабельном грузе или в одном сухопутном транспорте. В течение года заграничная торговля его не может простираться свыше 300000 руб.;
б) он может входить в казенные подряды и откупа на сумму только до 50 000 рублей;
в) может заключать частные контракты и маклерские условия не свыше 50 000 руб.;
г) он не может иметь страховые конторы и банкирские дома.
Купцы II гильдии могут содержать в городах и уездах гостиницы и другие заведения».


В 1826 году Франц Иванов Рисс проживал в собственном доме на Петровке в Тверской части с женой Лизаветой Ивановной и сыновьями Федором, женатым на Марье Ламбертине, и Францем. Где проживал в это время купец Филипп Депре с семьей и детьми, данных нет. Дочь Каролина Рисс была выдана замуж за Карла Урбена. В 1833 году у Карла и Каролины Урбен было двое сыновей: Франц 10 лет и Павел 4 лет. В семействе Рисса-Депре за 1826-1828 год умерло четверо: жена Филиппа Депре Анна, ее мать, жена Франца Рисса Елизавета Ивановна и двое малолетних детей Филиппа Депре от брака с Анной Рисс.

В 1828 году Депре, вдовец с двумя дочерьми от первого брака – Луизой и Сесилией, вторично женился на Каролине Руже, с которой прожил всю оставшуюся жизнь.
По данным сказок к VIII ревизии по купеческому сословию Москвы на «9 марта 1833 года третьей гильдии купец Франц Иванович Рисс, вдов, 63 года, у него сыновья: Федор 37 лет, Франц 28 лет (у него сын Павел 3 лет), у Федора жена Марья Ламбертина 57 лет, у Франца Францевича жена Павла Иванова 31 год, дочь Луиза».
На «8 марта 1833 года второй гильдии купец Филипп Васильевич Депре 45 лет, с 1822 года из иностранцев, у него сын от второго брака Камилл-Франсуа 5 лет; у Филиппа жена второго брака Каролина Мадест 26 лет, дочери от первого брака Луиза 13 лет и Цецилия 10 лет, от второго брака Полина 3 года».

В «Книге Адрессов» столицы Москвы за 1839 год указано, что Рисс Франц Иванович, купец третьей гильдии, проживает в Тверской части в доме Татищева на Кузнецком мосту, что в приходе церкви Рождества в Столешниках. Там же сказано, что Филипп Васильевич Депре, уже купец первой гильдии, проживает в собственном доме в Тверской части на Петровке, что в приходе церкви Рождества в Столешниках. Это может означать, что Франц Иванович Рисъ, скорее всего, продал свой дом своему бывшему зятю Филиппу Депре и стал нанимать квартиру в доме Татищева. В период от VIII ревизии в 1833 году до 1839 года и появился в Москве винный магазин Депре на Петровке. С этого времени Филипп Депре стал торговать виноградными винами, хересом и портвейном в Москве в магазине, расположенном в бывшем доме своего тестя от первого брака Франца Ивановича Риса, книготорговца, поставлявшего в Москву французские романы еще до французского нашествия.

Купцу первой гильдии дозволялось:
«а) внутренний и заграничный оптовый торг всякими товарами, российскими и иностранными;
б) иметь собственные корабли, суда и отправлять их с товарами за море, из одного порта империи в другой и по внутренним сообщениям;
в) иметь магазины, кладовые, погреба для складки товаров и оптовой торговли оными;
г) иметь фабрики и заводы, кроме винокуренных;
д) заниматься переводом денег на российские и иностранные города, учетом векселей и всякими банкирскими делами;
ж) иметь страховые конторы;
з) входить в казенные подряды и откупа на всякую сумму;
и) заключать частные контракты и маклерские условия на всякую сумму.
Розничная торговля дозволялась купцу первой гильдии в том городе, где он записан. Если он желает производить ее в другом городе, то обязан взять особое свидетельство по окладу того города купца III гильдии».


В справочнике домовладельцев города Москвы за 1842 год уже нет домовладельца Франца Ивановича Рисса, но указано, что Филипп Васильевич Депре, купец третьей гильдии, владелец рейнскового погреба проживал в Тверской части, 5 квартал, приход Рождества в Столешниках, на Петровке в собственном доме стоимостью 14 714 рублей серебром. Рисс Франц Иванович, купец третьей гильдии, книгопродавец, имел торговлю в доме Депре в Тверской части, 5 квартал в приходе Рождества в Столешниках на Петровке и в Мясницкой части 1 квартал в Кисельном переулке, дом Кобелевой. Там же есть сведения, что Луиза Депре и Сесилия Депре, купеческие дочери, проживали в Мещанской части, 4 квартал в Сокольниках в собственном доме Луизы Депре, стоимостью ~ 714 рублей серебром.

Возможно, что дела купца первой гильдии Филиппа Депре пошли не очень успешно и в период между 1840-42 годами Филипп Депре перешел в третью гильдию. А возможно, переход это связан с покупкой дома на Петровке, что повлекло за собой уменьшение доступного для торговли капитала. Почему не во вторую? Возможно, потому что «переход купцов первой гильдии во вторую запрещается на два года, но не возбраняется переходить в третью или в торгующие мещане».

Из интересующих фамилий отмечу, что в 1842 году Руже Марья, второй гильдии купчиха, имела собственный водочный завод в Пресненской части, 3 квартал против Верхнего Пресненского пруда в собственном доме. Возможно, эта Руже Марья являлась родственницей второй жены Филиппа Депре Каролине Руже, а возможно и нет. Если являлась, то вполне могла поставлять водки в магазин на Петровку.

В 1842 году дочери Филиппа Депре от брака с Анной Луизе было 24 года, а Сесилии 21 год. Обе они были выданы Филиппом Депре замуж в 1843 году. Луиза стала женой негоцианта Луя Треска, в 1842 году проживавшего в Мясницкой части, 3 квартал, в Кривом переулке в доме Декиндлена. Луй Треска родился в Лионе 13 февраля 1813 года, умер 23 марта 1877 года в Лионе в возрасте 64 лет. В 1845 году у семейства Треска родился ребенок, но кроме года рождения о нем ничего не известно.

Про семейство Треска (Tresca) написано во французских источниках, что они потомки жертв французской революции по фамилии Буше (Bouchet), бывшего полкового хирурга, скончавшегося 6 января 1794 года под арестом, в то время как его ждал эшафот, и Флоре (Floret), осужденного Революционной комиссией Лиона и расстрелянного 2 февраля 1794 года. Жозеф Треска (Joseph Tresca) сражался в армии Лиона и бежал из города с генералом Преси (Presy), затем вступил в имперские войска, и участвовал в кампании Наполеона в России. Был ранен и взят в плен в Москве. После выздоровления остался в России и создал торговый дом, который импортировал лионские шелка. Но пока нельзя считать эту информацию достоверной. Французские источники очень часто грешат недостоверными и ошибочными данными.

Дочь Филиппа Депре, внучка Франца Рисса, Луиза Треска, умерла 4 сентября 1846 года в возрасте 25 лет и была похоронена на иноверческом Введенском кладбище Москвы в некрополе Риссов. Луй Треска являлся негоциантом в Москве до 1856 года.



Сесилия Депре в 1843 году в Москве вышла замуж за Карла (Шарля) Катуара, сына бывшего французского дворянина Жана Батиста Катуара де Бионкур. Жан Батист Катуар де Бионкур эмигрировал из Франции в 1817 году сначала в Англию, затем в Россию в 1821 году, а в 1825 году получил российское подданство, записавшись в торговое сословие, и потому утратил право по законам Российской империи принадлежать к дворянскому сословию. Его женой стала дочь Джона (Ивана) Леве, Анна Леве, в браке Анна Катуар. Жан Батист Катуар де Бионкур стал просто Жаном Катуаром, или по-русски Иваном Николаевичем Катуаром. Согласно данным VI переписи купеческого сословия Москвы в 1811 году Джон Леве, вдов, купец первой гильдии, прибывший в 1807 году из иностранцев английской нации, присягнувший на вечное России подданство, проживал в Тверской части в доме господина Салтыкова. У него дочь Анна 15 лет. Вот эта дочь Анна в 1821 году и стала женой Ивана Николаевича Катуара. Чем торговал Джон Леве, неизвестно, но на то время нет виноторговца Леве в Москве. Анна Леве была двоюродной сестрой Георга Леве, который основал виноторговлю в Столешниковом переулке и куда Стива Облонский в "Анне Карениной" отправил кучера за хересом и портвейном для обеда с участием Алексея Александровича Каренина. Однако на то время, когда происходит действие в романе Льва Толстого, магазин в Столешниковом уже принадлежал сыну Георга Леве - Егору, ибо Георг Леве, брат Джона Леве, дядя Анны Катуар (рожденной Леве), умер в 1863 году. Джон Леве выбыл из купечества в 1833 году и умер в 1836. Анна Катуар овдовела в 1831 году, оставшись с четырьмя сыновьями, младшему из которых, Андрею, было около двух лет. Эта замечательная женщина стала основательницей российской ветви Катуаров, создав крепкое дело и обеспечив сыновьям достойное будущее, но о ней рассказ будет позже.

У Сесилии и Карла (Шарля) Катуар в 1845 году родилась дочь Мари Луиза Кэролайн Катуар, которую звали просто Маша Катуар. Так Филипп Депре породнился с родом Катуаров и Леве. Старший сын Жана Батиста и Анны Катуаров, Карл Катуар, родился в 1822 году. Он держал торговлю шелком. Впоследствии он уехал с женой во Францию и умер в Париже. Его братья Константин, Лев и Андрей остались жить в Москве. Некоторые их потомки уехали из страны после революции 1917 года, а некоторые живут в России и сейчас.

Согласно Адрес-Календарю жителей Москвы Карла Михайловича Нистрема за 1846 году Депре Филипп Васильевич, опять купец первой гильдии, проживал в собственном доме у церкви Рождества в Столешниках. Это же издание за 1846 год на странице 386 в разделе «Иностранные Консулы в Москве» сообщает, что Бельгийским консулом в Москве в 1846 году был Филипп Васильевич Депре, проживавший в собственном доме в Тверской части на Петровке. Обычно в современных рассказах о виноторговце Депре утверждается, что сын Филиппа Депре, Камилл, был Бельгийским консулом. Фактически консулами были и отец Филипп Депре, и его сын Камилл Депре, впоследствии управляющий делом отца, который в конце 40-начале 50-х годов переехал жить в Париж, но продолжал числиться консулом до своей кончины.

В этом же издании в разделе «Негоцианты» на странице 391 внизу есть информация, что Луй Треска проживает в Тверской части на Большой Дмитровке в доме Борисовского.


Адрес-календарь за 1848 год сообщает, что Депре Филипп Васильевич, бельгийский консул, Почетный гражданин и Московский первой гильдии купец проживает в Тверской части на Петровке в собственном доме. Дела Филиппа Депре идут хорошо, не напрасно он, покинув Бельгию, приехал в России «на ловлю счастья и чинов» - он Почетный гражданин!

Уже упомянутый министр финансов Канкрин внес на рассмотрение Николая I предложения по реформированию института именитого гражданства, отмененного в 1807 году. С 1832 года почетное гражданство разделялось на личное - пожизненное, которое прекращалось со смертью человека, и потомственное, передаваемое по наследству детям по мужской линии. Потомственное почетное гражданство приобреталось факту рождения, либо могло быть высочайше пожаловано как по личному ходатайству достойного просителя. По особому представлению приобреталось и потомственное почетное гражданство, и личное.
Согласно положению от 1832 года по особому представлению соответствующих министерств личного почетного гражданства могли быть удостоены иностранные ученые, художники, торговцы, хозяева значительных мануфактур и фабрик, которые, даже не вступив в российское подданство, по мнению властей, приносили Империи существенную пользу.
В 1850 году Филипп Васильевич Депре, почетный гражданин, вновь записан в третью гильдию, но проживает там же – на Петровке в Тверской части в собственном доме.
Пока не удалось установить точно, когда Филипп Депре покинул Россию, но известно, что последние годы делами управлял уже Камилл Депре. Филипп Депре умер в 1858 году, 12 августа. Франц Рисс тоже умер в 1858 году и был похоронен на Введенском кладбище в Москве.


Схема родственных связей Риссов и Депре.

Филипп Депре на момент своей смерти в Париже уже 30 лет был во втором браке. Скончался он отцом пятерых детей, при живой жене, семья уже давно перебралась жить в Париж, потому трудно предположить, что в августе 1858 года его повезли хоронить на Введенское кладбище в Москве, где покоился прах его первой жены, дочери Луизы и двух малюток, умерших в младенчестве. Однако на Введенском кладбище ему установлен памятник, и на этом основании во многих источниках указано, что он похоронен в Москве. Поскольку холодильники еще не были изобретены, а от Парижа до Москвы можно было добраться за две-три недели, то здравый смысл указывает на то, что в некрополе Риссов на Введенском кладбище установлен роскошный мраморный кенотаф Филиппу Депре – памятник без захоронения. Я предполагаю, его тело похоронено в Париже.



Ей богу, замечательны чудесные превращения бывших военнопленных французов в стране, в которую они пришли разграбить и поработить!

Tags: Депре, Катуары, Лев Толстой, Леве, Рисс
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments