bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Categories:

Читая забытых авторов

Петр Дмитриевич Боборыкин оставил по себе яркий след, но свет этот доступен только тем, кто откроет для себя этот источник. Великих людей "кануло в бездну времени" множество, и словно намеренно, бездна эта оставляет истинные драгоценности для настойчивых искателей. Так было с Иоганом Себастьяном Бахом, который был забыт после своей смерти пока талантливый еврейский юноша, музыкант из богатой семьи, Феликс Медельсон Бартольди, не открыл миру глаза на величавую и изысканную красоту баховской гармонии, исполнив впервые, спустя 79 лет после смерти Баха, "Страсти по Матфею".

Есть красивое исполнение этой арии с Иегуди Менухиным. Менухин и скрипка, уже само по себе одно это сочетание доставляет эстетическое удовольствие, но это исполнение для меня не так привлекательно, поскольку оно на английском, а я предпочитаю исполнения Баха только на немецком.

Столетия были под спудом забвения композиторы Вивальди, Альбинони; мало кто сейчас читает Боборыкина, забыли Горького, уже многие не знают гармонии Пушкина. Люди всегда найдут оправдание своему невежеству, в основе которого лежит простая правда: "Мы ленивы и нелюбопытны".

Боборыкин, довольно долго проживший в Европе, заимствовал из немецкой культуры понятие "интеллигенция" и стал часто употреблять в прессе в 1860-е годы. Если в немецком смысле слова "интеллигенция" - это слои общества, представители которых занимаются интеллектуальной деятельностью, то по смыслу введенного в употребление Боборыкиным слова "интеллигенция" - это представители высокой умственной и этической культуры, то есть семантически так, как это спустя более ста лет, понимал Умберто Эко, говоря о функции интеллигенции - "критически выявлять то, что представляется посильным приближением к представлению об истине" .

Роман П.Д.Боборыкина "Китай-город" был куплен мной еще в 80-е годы. Я прочитала и восприняла роман, как исторический источник представлений о жизни московского купечества, но не более того. Тогда мне было не до капитализма - выживать нужно было. Много позже, когда я стала глубже понимать и себя, и историю России, я его оценила. Недавно медленно, с удовольствием, вновь перечитала, уделяя внимание всем бытовым деталям и ушедшим в бездну времени сокровищам той московской старины, которую мало где можно еще найти.

Там наливают алаш, выпивают за обедом рюмочку тенерифу, любуются рыбками в акварии, содержат домашнюю менажерию, шьют пальто из оксамита, едят круглый пирог с курицей и рисом, какие подавались в помещичьих домах до эмансипации, едят ботвинью с белорыбицей, закусывают свежим балыком из провесной белорыбицы от Макария, солеными хрящами, фаршированным калачом, завтракают шипящей в серебряной кастрюле паровой севрюжкой, котлетами из пулярды с трюфелями, разварными грушами с рисом, пьют водку листовку, шампанское "Редер" (так в книге), вина по номеру, готовят ужасный лампопо и выдуманный каким-то литературным генералом ерундопель. Замечательно!

Сравнивая Москву с Петербургом, герой Боборыкина думает: "Славно жить в этой пузатой и сочной Москве... В Петербурге физически невозможно так себя чувствовать. Глаз притупляется. Везде линия - прямая тягучая и тоскливая. Дождь, изморозь, туман, желтый, грязный свет сквозь свинцовые тучи и облака. Едешь - все те же дома, тот же "прешпект". У всех геморрой и катар. В ресторане - татары в засаленных фраках, в кабинетах темно, холодно, пахнет вчерашней попойкой; еда безвкусная, облитые диваны. Ничего характерного, своего, не привозного. Нигде не видно, как работает, наживает деньги, охорашивается, выдумывает яства и питья коренной русский человек..."

Как капиталист-рыночник по своим экономическим взглядам я не могу не любить эту старую Москву! Я люблю эту эпоху развивающегося, словно на дрожжах, капитализма пореформенной России, после того, как это развитие долгое время искусственно сдерживалось отсутствием рынка рабочих рук; эпоху, когда купец забирает власть и собственность у неспособного к делу и жизни помещика, когда Обломов сдает жизнь Штольцу, когда Москва бурлит торговлей, строятся доходные дома, запускаются фабрики, собственность переходит от потомственных бар к новоявленным, отцы которых часто были безграмотными крепостными или в лучшем случае - мещанами. Всюду купец, всюду его деньги - в театре, в образовании, в искусстве, в церкви, в домах... Как говорил герой фильма: "...Все, чем вы здесь пользуетесь, куплено на мои деньги. И фейерверк, и пушка, и пианино за мои деньги играет. И живете вы потому, что жив я, чумазый!<...> И керосин на мои деньги куплен".

Такое обилие в романе Боборыкина разных блюд, рецепты приготовления которых не на слуху, придало импульс к поиску, где бы про них почитать, узнать побольше, а если и не про них, то хотя бы хоть что-то узнать.
Алаш - ликер тминный. Готовится из спирта, воды, сахара, тмина.
Тенериф - точное определение найти не удалось, но скорее всего, это вино типа мальвазии или кипрской командарии.

Но я нашла поистине целое сокровище в виде публикаций широко известного в конце XVIII-начале XIX века писателя Левшина Василия Алексеевича, мелкопоместного дворянина с имением в селе Темрянь Белевского уезда Тульской губернии, состоявшего из 37 дворов, где проживало 150 душ мужескаго пола, 125 женскаго. Под усадьбою 27 десятин. Пашни 166 десятин 1642 саженей. Сенные покосы 53 десятины, лесу 541 десятин, неудобья 33 десятины 658 саженей. Всего 820 десятин 2300 саженей. Деревня расположена по обе стороны реки Темрянки, на которой два пруда, при большой дороге из Белева в город Чернь. Церковь каменная Покрова Пресвятой Богородицы, дом господской каменной с плодовитым садом. Земля сероглинистая. Хлеб средственной. Покосы хороши. Лес строевой и дровяной. Крестьяне на пашне.

По словам Виктора Шкловского "Из всех русских писателей XVIII века Василий Левшин едва ли не самый неизвестный. Он лишен даже своих произведений. Они приписаны на чужое имя".
Имение бедное, жить на что-то надо, а на таких хлебах не разживешься. В двадцать лет Василий Левшин поступил на военную службу, но в малом чине через восемь лет вышел в отставку. Причина, скорее всего, в следующем: "Лютость и невежество, во зло употребляющие установленные от премудрых государей военные законы, и предводительствуемая тем наглость полковых начальников, казались мне удобными выгнать в отставку всякого благорожденного и хорошо воспитанного человека <...> "за малую погрешность не токмо обругает его как лошадь, но лишит и чина: потому что право одобрения на оный имеет в руках своих" (В.А.Левшин "Русские сказки").

Выйдя в отставку, Левшин становится литератором. Он женился на Федосье Степановне Казяевой, дочери надворного советника, которая родила ему шестнадцать детей. Но и на литературном поприще он оказался весьма плодовит: им создано более восьмидесяти сочинений в ста девяноста томах книг! Такая плодовитость показалась невероятной в XIX веке и, например, его "Русские сказки" в 10 частях были приписаны другому писателю. Литературная деятельность его была очень разнообразна. Он писал и переводил романы, драмы, комедии, анекдоты, басни, а также книги по домоводству.

В 1780-е годы он становится переводчиком. Не считая чисто литературных работ, он издал множество разных справочников и пособий для помещиков, заинтересованных в эффективном хозяйстве и желающих в своих хозяйства организовать переработку продукции. Поэтому спрос на всякого рода литературу о том, как это сделать, был большой.
В седьмой главе (IV строфа) "Евгения Онегина" Пушкин пишет о роли Левшина быть советчиком сельского помещика:
"Вы, школы Левшина птенцы,
Вы, деревенские Приамы..."

Это был труд компилятивный с переложением западных книг на русскую почву. Но труд был значительный. За это он был назван «техническим консультантом мелкопоместного дворянства»

На этом поприще он написал справочники для охотников «Современный егерь…» (в двух изданиях 1779, 1791), «Книгу для охотников…» (1810), «Псовый охотник, или основательное и полное наставление о заведении всякого рода охотничьих собак…» в двух частях (1810), «Словарь коммерческий…» (перевод с французского) в семи частях (1787 – 1892), «Словарь натуральной истории…» в двух частях (1788), «Полный русский конский лечебник», выдержавший шесть изданий (1798 – 1860), «Новый и полный конский врач…» в пяти частях (1819 – 1820), «Всеобщее и полное домоводство…» (1795), «Ручную книгу сельского хозяйства…» в восьми частях (1802 – 1804), «Садоводство полное» в четырех частях (1805 – 1808), «Управитель, или практическое наставление во всех частях сельского хозяйств» в шести частях (1809 – 1810), «Полное наставление, на гидростатических правилах основанное, о строении мельниц каждого рода водяных, также ветром, горячими парами, скотскими и человеческими силами в деяние производимых…» в шести частях (1810 – 1811), «Полное наставление о строении всякого рода мельниц…» в двух частях (1818), «Врач деревенский или благонадежное средство лечить самому себя…» (перевод с французского, 1811), «Русский полный фабрикант и мануфактурист…» в трех частях (1812), «Экономический и технологический магазин для художников, заводчиков, фабрикантов, мануфактуристов и ремесленников…» в восьми частях (1814 – 1815), «Красильщик, или настоятельное наставление об искусстве крашения…» в четырех частях (1819), «Скотоводство…» в двух частях (1820), «Самоучитель трех искусств: живописи декорационной, золочения и лакирования…» (1824), книги по домоводству, огородничеству, виноделию, поваренные...

Поскольку скотоводством и коневодством я пока не заинтересовалась, мельницу, движимую скотскими силами, я решила не ставить, а мой поиск был направлен на виноделие и кулинарию, я вознамерилась поискать, как приготовить котлеты из пулярды с трюфелями, да и ерундопель давно сделать собираюсь по рецепту Боборыкина, но адаптированные варианты мне не нравятся из-за замены в них салфеточной икры простой селедкой - это невозможно!.. У Боборыкина это описано так: "Икры салфеточной четверть фунта, масла прованского, уксусу, горчицы, лучку накрошить, сардинки четыре очистить, свежий огурец и пять вареных картофелин". Я готова уксус заменить лимонным соком, сардинку - балыком из форели, но икру селедкой - нет!

Ерундопель вызывает домашние дебаты по вопросу, нравственно ли банку паюсной икры класть в салат с сырыми огурцами? Пока победа не на моей стороне, и дело не в том, что банка паюсной икры стоит 6000 рублей. Муж мой, родившийся в гулаговской глуши и выросший на брегах чистых и могучих притоков Колымы, больше любит есть икру красную. А сырой огурец - это продукт, почти полностью подавляющий и уничтожающий вкус вина, так же он действует и на икру. Поэтому, на вопрос, целесообразно ли тратить паюсную икру на ерундопель, содержащий свежий огурец, связывает мою волю, ибо я на него, положа руку на сердце, не могу ответить положительно.

Но больше всего меня занимают мысли о том, как правильно приготовить соленые хрящи!


Кто такая пулярда (фр. poularde), советской интеллигентной кухарке разъяснил в недрах СССР знаменитый Вильям Похлебкин. Разумеется, любой, кто имел счастье готовить в СССР, когда чтобы сделать котлеты из пулярды, за нее приходилось выдавать советских самозванок-куриц за рубль семьдесят пять килограмм, что продавались с лотка возле Московского гастронома в Ленинграде, длинноногие, словно Каудиа Шиффер, длинношеие, словно жирафы, и сине-зеленые, словно марсианки, тот при наличии любых пулярдов, перепелов, косулятины, медвежатины, оленины, кабанятины, цесарок, баранины, индюшат, утят, поросят, гусей, кроликов сейчас только радуется творческому кулинарному изобилию.

Котлеты из пулярды с трюфелями в старинном исполнении не нашла, но вот ноги каплуна (это то же, что и пулярда, только петух) с трюфелями - пожалуйста!

Второй вектор интереса к изданиям Левшина - это книги про охоту. Эти издания выходили, когда ружья были дульнозарядные, с кремневыми замками, капсюльные были изобретены позже. Вот так выглядят кремневые замки в сравнении с капсюльным.

Сейчас для тех, кто увлекается охотой, историей оружия, коллекционированием, любые знания, практические советы по обращению с охотничьим оружием и о правилах и обычаях охоты весьма ценны.

И наконец, я почерпнула сведений о виноделии и ассортименте вин, которые привозились до начала XIX века в России из книги Левшина «Опытный садовник или замечания для жителей южных стран России о садоводстве и прочем для них полезном, с присовокуплением выписки из новейшего Шапталева сочинения об искусстве выделывания, сберегания и усовершенствования виноградных вин», изданной в типографии Глазунова в Санкт–Петербурге в 1817. Если вино, то должно быть сладким. Такими сладкими заморскими винами угощали самых высоких особ и дорогих гостей: "пьет она заморские вина и заедает пряником печатным..." - полный и абсолютный гастрономический достаток русской царицы.

А завтра последний день масленницы - с языческим жаром жечь чучело зимы и предаваться мечтам о быстрой и яркой весне.
Tags: Бах, Боборыкин, Левшин, Менухин, Умберто Эко, интеллигенция, кулинария
Subscribe

  • 60 лет полета Юрия Гагарина в космос!

    Не будет, не будет полета последнего. Помнят люди твой первый полет!

  • Русская интеллигенция.

    По словам Петра Струве, "Идейной формой русской интеллигенции является ее отщепенство, ее отчуждение от государства и враждебность к нему".…

  • Право переписки.

    О переписке и почтовых адресах заключенных в эпоху коммунистических репрессий. Знакомство с делом репрессированного родственника подобно окну в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments