bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Category:

Буржуазная эволюция

Применение речи и печатного текста для получения знаний и образования индивидом, а так же широкое использование печатного текста для коммуникаций в рамках удовлетворения индивидуальных социальных и познавательных потребностей, привело и закрепило восприятие текста как средства воздействия на сознание. Если текст соответствует убеждениям индивида, он воспринимается позитивно, если текст не соответствует, то он воспринимается как форма социальной агрессии и пропаганды, стремящейся навязать чуждые взгляды и разрушающей базовые ценности субъекта. Такая оценка осуществляется произвольно сознанием и происходит на базе сформированных оценок, и то, что отмечено негативным грифом, отвергается и не подвергается восприятию - оспаривается сразу. Свобода выбора субъекта состоит в том, читать или не читать ненужный ему текст, а прочитав, реагировать на него или нет.

Большинство реагирует, назначая нужные успокаивающие сознание "обвесы" для оцененных негативно текстов. Эти "обвесы" бывают разными, но главные: "пропаганда", "бред", "зависть", "бот", "проплачено", "троллинг", "больной", "привлекает внимание", а также широкий диапазон "унижений" по национальному, половому и сексуальному признаку, которые мне не хочется перечислять. Единственным здоровым способом понимания является обсуждение, в ходе которого сторонами предоставляется доказательство и аргументация своих взглядов. Однако люди в социальных сетях чаще всего не для обсуждения присутствуют, а для общения и удовольствия. Что никак не одно и то же с обсуждением понятий.

Оказалось, что вполне ясное понятие буржуазии тоже требует дополнительного разъяснения, но это разъяснение важно для меня самой. Понятия требуют ясности, тогда сознание будет мыслить четче. А я, как индивид лично заинтересованный в здоровом качестве своего сознания, забочусь о нем прежде всего. Текст как средство мышления и рассуждения для меня остается самой удобной формой. Все, смутно осознаваемое до написания, в процессе письма приобретает ясность и структуру.

Буржуазия - понятие социально-экономическое. Социально, потому что это слой людей, а экономическое, потому что слой этот определяется через экономическое состояние и экономические функции тех, кто к этому слою принадлежит. Слово буржуазия приобрело негативный смысл исключительно в результате идеологического разделения людей на классы эксплуататоров и эксплуатируемых, что было сделано видными европейскими философами в XVIII-XIX веках.

Само слово буржуазия происходит от слова bourg - город, и изначально слово bourgeoisie означало принадлежность к городскому населению в противоположность населению сельскому. Землей владел монарх, наделявший дворян земельными угодьями - феодами - вместе с жившими на них крестьянами. Крестьяне, не являясь собственниками земли, работали на земле на феодала, обеспечивая феодала, себя и свою семью продуктами взращенными на земле.

Житель города по своей занятости отличался от жителя села, поскольку последний полностью жил на доходы от земли и кормился землей. Житель города мог иметь иные занятия, обеспечивающие ему доходы на поддержание и продолжение жизни. Его занятия в силу городского образа жизни не требовали быть связанными напрямую с выращиванием урожая и разведением скота. Городской образ жизни оказался более полезным для распространения знаний, навыков, а увеличение личных контактов расширяло кругозор. Это способствовало закреплению такого образа жизни как более выгодного и способствующего большим преимуществам для выживания.

Человеческие отношения регулируют обычаи, выработанные в процессе эволюции разного уровня человеческих групп. Обычаи эти прошли отбор всей эволюционной социальной практикой, позволявшей группам выживать. В условиях выживания человек никогда не был свободным от обязанностей ограничивать себя в поведении и не стремился к свободе в ее современном понимании. Такое стремление было смертельным. Изначально люди взаимодействовали только физически, на расстоянии руки, взгляда и голоса, то есть с теми, кого знали лично. Это определяло формы сотрудничества людей, передачу знаний и навыков, создававших и закреплявших в своей совокупности обычаи поведения, которые в развитии своем во времени накапливались из поколения в поколение и образовывали то, что стало называться культурой племен и народов. Инстинкт подражания был и остается в жизни людей жизненно важным механизмом, поддерживающим человеческое существование. Группы людей, выработавшие и руководствовавшиеся в своей жизни полезными обычаями, имели преимущество в выживании и в развитии своего хозяйства.

"Обычай - деспот меж людей", - сказал когда-то давно великий Пушкин, и какими бы ни были обычаи, они всегда деспотически диктуют людям, как себя вести. Именно обычаи, лежащие в основе культуры, заставляют нас смирять свои инстинкты и делают нас людьми. По своему смыслу культура, выработанная на основе обычаев, является "более мощным средством приспособления" человека к неизвестному, нежели биологический набор инстинктов, поскольку позволяет приспосабливаться не одному организму, а подгруппам, группам и сверхгруппам.

Сельский житель жил ограниченным кругом забот, повторяющихся год за годом и упорядоченных солнцеворотом, дающим ему природный график жизни. Городской житель имел больше возможностей приспособиться к неизвестному, ибо город был местом, где жизнь менялась не только по природным часам, а значительная численность городского населения и ее увеличение за счет новых незнакомцев была причиной, по которой городской житель взаимодействовал не только с теми, кого он знал лично, но и тех, с кем он лично не был знаком.

В основе хозяйственной деятельности человека лежит труд, создающий блага. Когда блага принадлежат производителю или группе производителей, то это является основой справедливости. Накопление благ приводит к началу обмена благами между индивидами и группами. Социальный механизм, закрепляющий принадлежность произведенных благ и определял характер собственности, и если блага принадлежали не тому, кто их производил, а присваивались в рамках установленного права, то это порождало потребность урегулирования возникшего нарушения справедливости, нарушение которой приводило к накапливанию несправедливости.

Крепостнические отношения ограничивали крестьян в праве собственности, ибо большая часть произведенного крестьянином принадлежало собственнику земли - феодалу. Крестьянин не мог стать собственником, то есть в условиях феодализма был бесправным.

Традиционно города и крупные поселения были местами торга - рынка, где происходил товарный обмен, а деньги - лучшее средство, упрощающее товарный оборот. На этом, разумеется, наживались и горожане. Труд и образ жизни горожанина давал возможность накопления ценностей не только в виде продуктов и товаров, но и в виде денег. Горожанин, в отличие от крестьянина, был индивидуально свободным и свободным от повинности в виде бесплатного труда на феодала, имел возможность платить подати деньгами, а не натурой, мог накапливать ценности в деньгах или в индивидуальной собственности.

Институт собственности развивался вместе с развитием человечества, которое развивалось, выстраивая общественное хозяйство. Эти процессы происходили одновременно. Возможность индивиду преследовать свои индивидуальные интересы и реализовывать их по своему усмотрению определяло его свободу в рамках культурных обычаев и социальных традиций. В ходе реализации своих интересов индивид создавал материальные блага, которые он мог накапливать при условии закрепления за ним общепризнанного права контроля за этими благами, права распоряжения ими по своему усмотрению и права передачи благ другому или по наследству. Это право индивида быть законным собственником является основой справедливости.

Эпоха Просвещения одновременно и просветила, и замутила многие представления людей о собственности и справедливости. Под влиянием идей Жан-Жака Руссо люди стали забывать, что свобода возникла совсем не из "стремления людей к свободе" и не представляет собой ликвидацию ограничений. Свобода явилась ответом на стремления людей создать понятную законную, и значит более безопасную сферу жизни индивида. Идеи Руссо предписывали людям отказаться от социального обычая как ограничения, создающего закон и порядок, и забыть, что ограничивая индивида в средствах, используемых им для реализации индивидуальных интересов и намерений, социальные правила и культурные обычаи предоставляют ему расширенный диапазон целей, в которых индивид может добиваться успеха.

Именно Руссо своими безответственными идеями зародил интеллектуальное пренебрежение к ограничениям культуры, утвердив правомерность со стороны индивида попыток обрести "свободу" от ограничений, которые предшествовали возникновению самого понятия свободы, и на то, что эти нападки на фундамент свободы, которым являлось право собственности, стали приниматься за "освобождение". Именно Руссо выдумал "волю народа", как волю индивида. Именно интеллектуалы своими идеями стали подтачивать установившийся порядок и развращать социум. Так началось то, что называется эпохой восстания масс, впоследствии вылившегося в эпоху толпы, продолжающуюся и сейчас. Что из этого получилось тогда, французский народ дал понять уже в конце XVIII века, когда французские аристократы, кто успел, разбежались от исправно работающей гильотины, провозглашавшей "волю народа", по всей Европе, радуясь московским снегам, промозглому Петербургу и туманам Лондона. Как это развивалось далее в прошлом, мы тоже знаем. Как это будет развиваться дальше, не знает никто, но скорее всего, мир ждут новые ужасные потрясения, которые не зависят от наших гуманистических настроений и нелюбви к насилию: накопленная несправедливость, выраженная в нарушении права собственности, беременна взрывом всегда.

Среди горожан шел процесс расслоения индивидуально: по способностям создания и накопления благ, обращенных в собственность, в результате чего среди них выделилась наиболее богатая и влиятельная часть, которая и стала со временем называться буржуазией. Материальные возможности этих людей существенно превышали возможности среднего горожанина, а по мере роста численности буржуазии и роста богатства эта группа людей уже не могла мириться с феодальными ограничениями, что привело к ее активному участию в революциях, в ходе которых были отменены феодальные привилегии, феодальная иерархия; все лично зависимые крестьяне без выкупа получили свободу; были отменены церковные привилегии; национализирована собственность дворян-эмигрантов, их участки были пущены в свободную продажу; был провозглашен принцип свободы договора; ликвидированы феодальные монополии, цеховое устройство промышленности; брак стал считаться гражданско-правовой сделкой, однако с неравным положением сторон, когда муж выше жены; развод допускался по взаимному согласию сторон.

Идеи Руссо привели к тому, что многие философы-прогрессисты стали стесняться права собственности и искажать сам смысл собственности, как основы свободы и справедливости. Да и опыт первой французской революции, установившей революционную справедливость, не мог пройти без влияния на умы. В начале XIX века стали появляться мысли, что именно собственность является источником эксплуатации и "нетрудовых" доходов, от которых до социализма было совсем близко. Принято считать, что Маркс стал зачинщиком идей социального равенства, но справедливости ради следует сказать, что нигилистический бунт против собственности и традиционной нравственности европейские мыслители и интеллектуалы подняли раньше Маркса, подготовив Марксу благодатную почву для развития и продолжения коммунистических идей и запуска в Европу "призрака коммунизма".

Умствования интеллектуалов и гуманистов XVIII века привели к тому, что в XIX веке домашнее образование представителей привилегированных сословий и университеты, готовящие студентов стали плодить интеллектуалов-социалистов, воспринимавших свободу как естественное свойство человека и вследствие этого ложного представления одержимых идеей экономического "освобождения" народа. Идея, что человек рождается свободным, - ложная, и именно она является причиной многих гуманитарных проблем. Однако поколение за поколением третье столетие твердит эту бессмысленную мантру, тиражируемую образованием и социальными спекуляциями, в расчете на манну небесную, которая прольется в виде дарованной им кем-то свободы по праву рождения.

В результате социальной эволюции дворянство обветшало и сдало свои позиции более предприимчивой буржуазии, которая была склонна гораздо быстрее приспосабливаться и могла себе многое позволить, ибо деньги уже стали для нее основным инструментом хозяйственной деятельности. Это случилось еще до европейских революций. Революции во самых разных формах только отменили ветхие ограничения и узаконили новый порядок законодательно. И главное - нарушило эволюционный порядок, создав успешный опыт буржуазных преобразований насилием. Так устроено сознание, что успешный опыт закрепляется как верное руководство к действию.

Не удивительно что в условиях господства социализма в умах прогрессистских элит еще с XIX века этот опыт был повторен с целью ликвидировать саму буржуазию тем же методом - насилием. Когда пропагандируется врожденная свобода каждого, то ограничения не могут восприниматься иначе, чем насилие и несправедливость, что неизбежно сначала приводит к топору отдельного студента, желающего самопознания и применения интеллектуальных социальных идей на практике лично в попытке понять, "тварь ли он дрожащая или право имеет". Не стоит наивно считать, что Достоевский выдумал "студента", чтобы пощекотать сознание и развлечь читателя мыслями о "праве". Факты уголовных событий показывают, что не выдумал его Достоевский, а взял из жизни, которая, как я уже не раз отмечала, гораздо красочнее, нежели литература. Количество "студентов" росло, что привело к установлению насильного метода борьбы с насилием - к террору, российские террористы практиковались в котором в самом сердце Европы, изучая методы правильного собирания и метания бомб. Все в мире взаимосвязано...

Одинаковые социальные условия всегда порождают разные следствия, когда дело касается разных людей и разных народов. По этой причине не действуют экономические законы, которые законами не являются, ибо по своей сути они есть не законы, а технологии организации. Бездушные предметы легко поддаются технологической обработке с предсказуемым результатом. Сложность всегда с индивидуальностью. Индивидуальность оценки, побуждений и действий приводит к разным экономическим результатам: индивиды имеют индивидуальный опыт и мышление, позволяющие индивидуально приспосабливаться к условиям, а именно перечисленные факторы определяют индивидуальный результат. Это хорошо иллюстрирует евангельская притча "о четырех талантах". В жизни этот принцип реализуется более явно, а главное, гораздо болезненнее, чем в сказках. Болезненность имеет позитивное, то есть обучающее качество. Ибо человек вообще не свободен от рождения, и прежде всего он не свободен от самого себя, от собственной индивидуальности.

Для уничтожения человеческой индивидуальности человечеством изобретено множество разных средств. Но эта человеческая черта удивительно живуча и изворачивается от технологий, словно вирус гриппа. Индивид может быть свободным в рамках индивидуального человеческого бытия с его культурой и обычаем, но свобода - это дело его самого, его свойство, не вытекающее непременно из факта рождения каждого индивида.

Буржуазия в ходе всех этих социальных преобразований смогла сохранить, укрепить и развить собственное преимущество. Умение буржуазии рационально обращаться с деньгами и собственностью привело к ее обогащению. Главная отличительная черта буржуазии - это ее владение собственностью и капиталом, чем и обеспечивается ее существование. Собственник - это субъект правовых хозяйственных отношений и экономики. Собственность может быть в разных формах, и буржуазия как правило обладает всеми ее видами: недвижимостью, бизнесом, банками, страховыми компаниями, финансовыми средствами, капиталом и проч.

Эпоха Возрождения зачала, эпоха Просвещения развила, а новейшая историческая эпоха произвела на свет человека индивидуального - индивида, мыслящего категорией первого лица "я". Индивид - это субъект, которому с некоторых пор для выживания нет необходимости быть членом группы: "быть или не быть - вот в чем вопрос", и теперь это личный вопрос индивида. Индивид по определению обособлен и независим, что означает наличие у него закрепленных законодательно личных прав и свобод, индивидуальных чувств и мыслей.

Индивид мыслит и имеет свои характерные черты, руководствуется в своей деятельности собственным разумом, он стремится быть компетентным, реально оценивать обстоятельства и людей, соблюдать свои интересы в плане осведомленности об окружающем мире; он критически относится к чужому мнению, не взирая на авторитеты говорящих и принимая только те мнения, которые соответствуют его собственному опыту и его субъективным представлениям о достоверности. Таким образом, индивид ради себя самого, своих собственных индивидуальных интересов должен быть в оценках и мнениях добросовестно беспристрастным и честным. Таков логический императив индивида. Такое явление, как индивид является наивысшей гуманитарной ценностью.

В экономической сфере индивид может выступать как в качестве субъекта производственных отношений, так и в качестве объекта. Отбросив метаморфозы сложностей экономических отношений в современном мире, когда в ходе этих отношений субъект становится объектом, являясь одновременно субъектом, выделим критерий, по которому каждому индивиду назначается его коренная экономическая роль.

Вопрос о том, чем богатый индивид, приверженец буржуазных ценностей, отличается от буржуа, решается просто: буржуа не выступает в роли наемного работника, доходы которого полностью зависят от этого найма. То есть буржуа по источникам своих доходов не является наемным работником. Если индивид извлекает доход из капитала и собственности, то он является буржуа; если он владеет собственностью для удовлетворения собственных нужд, но доходы извлекает из службы в качестве наемного работника, то он не буржуа. Не величиной состояния определяется принадлежность к буржуазии, а структурой доходов.

Владелец маленького магазина, имеющего чистый годовой доход в ~2.8 млн. рублей (~$50 тыс) и живущий за счет этого - буржуа. А наемный работник, получающий на своей службе ~10 млн. рублей (~$170 тыс.) не буржуа. Первый может работать по 18 часов в сутки, второй может работать три дня в неделю... Продолжительность рабочей недели и интенсивность этой работы не определяет принадлежность индивида к буржуазии. Первый - субъект хозяйства, обладающий свободой воли распоряжаться собственностью, приносящей доход, и принимать свои частные решения о том, что ему более выгодно для лучшего хозяйствования, второй субъектом хозяйства не является, поскольку в рамках своих отношений согласно условиям найма выполняет обязанности по реализации воли хозяина-субъекта. Свобода экономической воли и выбора, а также принятие рисков, порождаемых этой свободой, является отличительной чертой буржуа, ибо эта свобода и принятие рисков формируют совсем иные социальные навыки и представления. Жить на ренту - это буржуазный способ получения пассивного дохода. Жить на проценты с капитала - тоже. В обоих этих случаях буржуа берет социальные риски на себя. Буржуазный строй основан на реализации права собственности и законности. Буржуазное общество формирует буржуазные ценности, культуру и моду, которые служат внешним признаком образа буржуа.

Как борода не делает человека философом, так и буржуазные ценности не делают человека буржуа. Мимикрия под образ буржуа - это реализация индивидами и массами тщеславия через инстинкт подражания под выгодный социально значимый образ. Цыганка в метро с айфоном не может никого ввести в заблуждение о ее принадлежности к буржуазии, кроме нее самой. Да и не цыганка, а "девушка в образе" - тоже не может, хотя и думает, что может. Буржуазные ценности стали ходовым товаром и широко используются для удовлетворения человеческого тщеславия, позволяя буржуазии наживать дополнительные преимущества. То, что ведет к социальному успеху, становится культом. Деньги являются универсальным средством решения проблем в мире, где существует культ денег - в мире буржуазии. Свобода стоит денег. И как я уже говорила, за деньги можно купить очень многое, но нельзя купить человеческих чувств, нельзя купить преданности. Поэтому власть буржуазии, как и прочая другая власть, тоже устроена по монархическому, по феодальному принципу всюду. Особенности конкретной власти, устроенной по феодальному принципу, определяются культурными обычаями и сложившимся стремлением выдать власть за нечто иное, а не феодально-иерархическое явление.
Tags: Достоевский, Руссо, буржуазия, власть, законность, индивидуальность, право собственности, психология, социализм, экономика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments