bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Category:

Потомственный дворянин Герцен.

Когда речь заходит о родственных связях и предках Александра Ивановича Герцена, то выражения, обозначающие родственные отношения, как то "двоюродный брат Герцена", "дядя Герцена", "дед Герцена", "бабка Герцена", "прабабка Герцена", "прадед Герцена" и прочие обозначения родственных связей с родными Ивана Алексеевича Яковлева, вытекают из предположения, что Герцен - сын Ивана Яковлева. Обозначение родства имеет как кровный так и социально-правой смысл. С социально-правовой позиции Герцен не был сыном Ивана Яковлева. Он был его воспитанником - это установленный исторический факт. По этой причине родственные связи Герцена с членами семьи Яковлева Ивана Алексеевича, с его предками носят предполагаемый условный характер. Был ли Герцен биологическим сыном Яковлева, может иметь значение только для их потомков, а для меня это несущественно.

Я считаю, навязывать воспитанника Александра Ивановича Герцена в качестве внука Наталье Борисовне Яковлевой, урожденной княжне Мещерской, Алексею Александровичу Яковлеву, представителю знатного дворянского рода Яковлевых, ни у кого нет никаких оснований. Сын Луизы Гааг не может быть признан внуком Яковлевых и правнуком князей Мещерских.

Известно, что Луиза Гааг оказалась в России, что у нее 25 марта (6 апреля) 1812 года родился сын, который при крещении был записан как Александр Иванович Герцен. Установлено, что Луиза Гааг со своим сыном Александром проживала в доме очень богатого дворянина Ивана Алексеевича Яковлева, а сын ее был объявлен Яковлевым воспитанником. Все утверждения о кровном родстве между Герценом и Яковлевыми являются предположением.
Жизненный опыт показывает, что даже мать не всегда может знать, кто является биологическим отцом ее ребенка. Заблуждения отцов в отношении своего отцовства - явление весьма частое.

Неизвестно, считал ли Иван Алексеевич Яковлев Александра Герцена, сына Луизы Ивановны Гааг, "барышни, проживающей в его доме со своим сыном", своим родным сыном. Права и обязанности вытекают из установленных и существующих правоотношений. Александр Иванович Герцен был воспитанником Ивана Алексеевича Яковлева. Между ними существовали правоотношения благодетеля-воспитателя и воспитанника. Эти правоотношения Яковлева и Герцена описаны историографами и даже самим Герценом в его беллетризованной романтической биографии "Былое и думы". Правда, Герцен утверждал, что он сын Яковлева. Кстати, честный историограф не может основывать биографию только на том, что человек рассказал о себе в своем романе. Но почему-то большинство биографов Герцена именно его слова берут за основу своих трудов. То, что Яковлев материально обеспечивал Герцена, что завершая свой земной путь, одарил его и его мать деньгами и имуществом, вполне укладывается в заботу воспитателя о своем воспитаннике и не противоречит их правоотношениям.

Фактом биографии Александра Ивановича Герцена является то, что он выслужил наследственное дворянство. Не сам, а с помощью своего благодетеля Яковлева. В 1820 году Александр (в возрасте 8 лет) и его предполагаемый единокровный брат Егор Иванович Герцен, "воспитанники гвардии капитана и кавалера Яковлева", были определены на службу канцеляристами в Экспедицию кремлевских строений. Яковлев при записи обманом прибавил своему младшему воспитаннику два года, указав дату рождения Александра не 1812 год, а 1810, чтобы младший воспитанник не был совсем уж младенцем. Иван Яковлев это делал для того, чтобы спустя положенный срок воспитанники выслужили себе чины и дворянство. Он же и оплачивал эти места службы своих воспитанников. Будь Герцен сыном помещика Яковлева, последнему не пришлось бы записывать сына чиновником с раннего детского возраста.

Герцен был записан на чиновничью службу в восьмилетнем возрасте в 1820 году. Это исторический факт, показывающий, что Иван Алексеевич Яковлев к 1820 году не имел намерений венчаться с матерью Герцена Луизой Гааг, и, соответственно, не собирался сделать своего младшего воспитанника Александра своим сыном, дать ему свою фамилию и дворянские права. Даже если Яковлев был физическим отцом Герцена, Герцен навсегда остался воспитанником Яковлева и не наследовал его родовых имений. Я считаю, что этот факт обусловил дальнейшую жизнь и в значительной степени сформировал убеждения Александра Герцена и его нелюбовь к царю и Отечеству. Я думаю, что и к матери своей Луизе Гааг он не испытывал пылких чувств, скорее всего, из-за того, что он был незаконнорожденным.

Итак, прошение о приеме не службу было подано. В ответ на прошения воспитанников Яковлева Постановление Кремлевской экспедиции была наложена резолюция:

«1820 г., декабря.... дня в Экспедиции Кремлевского строения, по слушании прошений гвардии капитана Яковлева, воспитанников его, Егора и Александра Ивановых Герценых, по которым прошениям господином присутствующим сей Экспедиции и кавалером князем Долгоруковым докладывано г-ну главноначальствующему оной и, в сходственность последовавшей от него резолюции, приказали вышеозначенных воспитанников Егора и Александра Герцен, по прошению их, в ведомство сей экспедиции принять и определить в число канцелярских служителей с чином канцеляристов впредь до усмотрения их способностей и прилежания к должности, на собственное содержание (т. е. без жалования), внесть в список по экспедиции и в верности службы привесть через экзекутора к присяге, а потом поместить их в повытье ко исправлению должности. Представленные при сих прошениях свидетельства хранить при деле»

Для Александра Герцена служба была номинальной, фиктивной: был записан, но не служил. Его "брат" Егор Иванович Герцен служил. Однако запись обеспечивала мальчику-Герцену выслугу (без службы) и получение чинов, которые присваивались через определенные сроки - через три года. Пока Герцен-революционер, разбуженный декабристами, спросонья вознамерился расшатывать царский трон, пылкими речами с Огаревым в порыве экзальтации выражая готовность идти на смерть и каторгу, Герцен-чиновник получал от царской милости положенные чины.
Что такое мученическая смерть и каторга в борьбе с самодержцем в изложении Герцена, узнать не довелось, но что такое "мученическая" ссылка, известно: находясь в Вятке в ссылке он ходил на обеды к губернатору, отчего ужасно страдал, имел тройку лошадей и камердинера, был любовником замужней женщины... А во Владимире было еще "мучительней" - тайком ездил в Москву и даже тайно венчался. И главное угнетение - он должен бы ходить на службу! Короче, надругались над Герценом, мучили его, заставляли страдать - кровавые сатрапы!

Были и неприятности, которые, как всегда, решал "папенька" - деньгами или связями. Например, когда Герцен решил стать студентом Московского университета, то Совет университета отказал ему как чиновнику в праве держать вступительный экзамен. Герцен обратился к "папеньке", Яковлев обратился к князю Юсупову, который был главноуправляющим Экспедицией кремлевских строений, чтобы Юсупов предоставил Герцену отпуск от службы в виде командировки для усовершенствования в науках — в Московский университет.

Постановление Экспедиции гласило:
«1829 г., августа 19 дня в Экспедиции кремлевского строения по слушании доношения ведомства сей экспедиции губернского секретаря Александра Герцена приказали: оного просителя Герцена для слушания профессорских лекций уволить, для чего и дать ему надлежащее свидетельство. Титулярный советник Борисов»

Как видно из этого документа, Александр Иванович Герцен, который ни дня не служил в Экспедиции кремлевских строений, в восьмилетнем возрасте начал карьеру в чине канцеляриста, а через девять лет, в августе 1829 года уже был в чине губернского секретаря. Чин канцеляриста не входил в список классных чинов табели о рангах. А чин губернского секретаря - это уже чин 12 класса, согласно табели о рангах. Пока Герцен умирал со скуки в доме своего опекуна и покровителя Яковлева, ему присваивались чины: Герцен с 1820 года получил чин коллежского регистратора (14 класс), прослужил в чине провинциального секретаря (13 класс), получил чин губернского секретаря (12 класс).

В 1831 году Экспедиция кремлевских строений была преобразована в Московскую дворцовую контору. Ведомство было реорганизовано, и Герцен был уволен. Об увольнении он не знал - на службу же он не показывался никогда. Герцен учился в университете, продолжал расшатывать трон самодержца, читать Шиллера и Сен-Симона, гулять и бражничать с друзьями... то есть делать все то, что делают представители "золотой молодежи", не нуждавшейся в заботе о хлебе насущном. Узнал он об увольнении почти через год после увольнения, но когда узнал, то не захотел оставлять такое уютное чиновничье местечко!

Очевидно, что малолетний Герцен в 1820 году при зачислении на службу выполнял решения своего благодетеля и "папеньки" Яковлева. Но "прошение об оставлении на службе", написанное Александром Герценом 7 октября 1832 года на имя "великого государя императора Николая Павловича самодержца всероссийского государя всемилостивейшего" в возрасте 20 лет, он писал уже почти совершеннолетним и почти образованным - меньше чем через год, в июле 1833 года Герцен окончит Московский университет:

" Всепресветлейший державнейший великий государь император Николай Павлович самодержец всероссийский государь всемилостивейший.
Просит коллежский секретарь Александр Иванов сын Герцен, а о чем, тому следуют пункты.

В службе Вашего императорского величества находился я при Московской дворцовой конторе, откуда прошлого 1831 года октября 12 числа отчислен, но аттестата по сие время не получал, а как я ныне уведомился, что в канцелярии оной имеется вакансия, то и желаю остаться по-прежнему в конторе, почему всеподданнейше и прошу, Дабы высочайшим Вашего императорского величества указом поведено было сие мое прошение в Московской дворцовой конторе принять и меня при прежней моей должности на имеющейся вакансии в канцелярии оставить.
Всемилостивейший государь! прошу Вашего императорского величества о сем моем прошении решение учинить".


На прошении стоит отметка:
"По справке оказалось, что коллежский секретарь Александр Герцен состоял в ведомстве бывшей Экспедиции кремлевского строения в числе канцелярских чиновников и, при преобразовании оной в Московскую дворцовую контору, остался за реформою и из ведомства ее уволен; аттестата же, по неявке его в контору, выдано ему не было. Секретарь Соколов. Столоначальник Водо".

Добрейший из российских самодержцев, "всепресветлейший державнейший" император Николай I просьбу подданного своего Александра Ивановича Герцена удовлетворил и на службе его восстановил:

"Просителя коллежского секретаря Герцена определить попрежнему в ведомство сей конторы, в число канцелярских чиновных без жалованья, впредь до усмотрения, о чем ему объявить и поместить к должности"

В 1829 году Герцен был в чине губернского секретаря, в 1832 он уже имеет чин коллежского секретаря. Движение по служебной лестнице продолжается. За три года пройден чин сенатского секретаря (11 класс) и получен чин коллежского секретаря (10 класс). В сравнение с этой карьерой воспитанника Герцена, получившего чин чиновника 10 класса к своему совершеннолетию без усердия и присутствия на службе , вспоминается "вечный титулярный советник" Акакий Акакиевич Башмачкин, служивший всю жизнь, службу никогда не прогуливавший и к своему возрасту "уже за пятьдесят лет" выслуживший только лишь титулярного советника (9 класс).
Конечно, нужна была революция против такой несправедливости!

Окончив университет, Герцен просит внести сведения об образовании в формулярный список. Прошение его удовлетворяется 11 сентября 1833 года о чем свидетельствует резолюция:

"О ученой степени чиновника Герцена внести в формулярный его список, приложенный же аттестат оставить при деле. Кн. Урусов, Дмитрий Львов, А. М. Гедеонов, Степан Берхман".

К этому времени компания молодых вольнодумцев, жаждущих социальных потрясений и в пылу хмельных разговоров не способных контролировать то, что они говорят, уже была под негласным полицейским надзором. 1834 году Герцен произведен в "чин Башмачкина" - титулярного советника (9 класс). Ему остается еще три года числиться на службе, чтобы получить в 1837 году чин коллежского асессора (8 класс) и вместе с ним право на потомственное дворянство.

Но летом того же 1834 года Герцена и всю их компанию арестовывают по делу о "О лицах, певших в Москве пасквильные стихи". После разбирательства в 1835 году вынесен приговор и Герцен по высочайшему повелению направлен в ссылку в Пермскую губернию а затем сразу переведен в Вятку, где определен в губернское правление переводчиком. Чего куда и с какого на какой язык он переводил, неизвестно, но в ссылке Герцен не бедствовал, жил на широкую ногу, развлекался как мог, критиковал порядки... и опять мучился скукой.

Путем разных ходатайств "папеньке" Яковлеву удается устроить, чтобы во время визита цесаревича Александра Николаевича в Вятку 18 мая 1837 года у воспитанника Герцена был шанс попасть в поле зрения наследника престола. Вряд ли наследник смог сам заметить Герцена, но чтобы заметил и вошел в обстоятельства его дела, поработал учитель цесаревича - Жуковский, обративший внимание наследника на то, что такой замечательный молодой человек, кандидат Московского университета Александр Герцен прозябает в Вятке вдали от милых его сердцу родных... жуковский и сам был незаконнорожденным, отсюда понятно его сочувствие к Герцену. Работали связи и деньги Яковлева. Вследствие того, наконец, Герцену предписано было оставить Вятку и ехать во Владимир, чтобы там отбывать ссылку.

В карьере Герцена-чиновника происходит заминка и во Владимире в начале 1838 года он имеет все тот же "чин Башмачкина" титулярного советника (9 класс), полученный им в 1834 году. Губернатор И.Э.Курута "понимает обстоятельства" своего служащего Герцена и принимает участие в его судьбе - то есть понимает связи, власть и деньги, стоящие за отставным капитаном Яковлевым. Поэтому Герцену во Владимире живется весьма вольготно: он тайком увозит из Москвы невесту и тайно венчается. Все это делается под полицейским надзором! Коррупция-с! Недовольный Яковлев ограничивает материальное содержание воспитанника, но после рождения у Герцена сына, "папенька" как бы простил молодых.

Через год 16-го марта 1839 года Герцен определен старшим помощником правителя канцелярии. Но Герцен остается под полицейским надзором, который был снят с Герцена 16 июля 1839 года - после рождения в июне 1839 года у Герцена сына Александра. Письмо А. X. Бенкендорфа на имя управляющего министерством внутренних дел о прекращении за Герценом полицейского надзора датировано 19 июля (дело "О лицах, певших в Москве пасквильные стихи. Об Александре Герцене").
31-го августа того же 1939 года он был приведен к Присяге и назначен на должность чиновника по особым поручениям при владимирском гражданском губернаторе И.Э.Куруте.

В Клятвенном обещании Герцен клялся Всемогущим Богом перед Святым Его Евангелии, что "хочет и должен Его Императорскому Величеству, своему истинному и природному Всемилостивейшему Великому Государю Императору Николаю Павловичу, Самодержцу Всероссийскому и Его Императорского Высочества Всероссийского Престола Наследнику, Его Императорскому Высочеству, Цесаревичу и Великому Князю Александру Николаевичу, верно и нелицемерно служить и в всем повиноваться, не щадя живота своего, до последней капли крови..."
К присяге приводил соборный священник и увещеватель Яков Тарбеев. Октября, 5-го дня 1839 года.


В сентябре 1839 года он подает рапорт на имя директора канцелярии министра внутренних дел,
действительного статского советника и кавалера Карла Карловича фон Поля:

"Находясь на службе во Владимире чиновником особых поручений при гражданском губернаторе, я был им представлен в Правительствующий сенат по герольдии к повышению чином за выслугу лет в 1839 году. Так как герольдия не знает места настоящего моего служения, то я осмеливаюсь утрудить ваше превосходительство покорнейшею просьбою сообщить герольдии о моем причислении к министерству внутренних дел.
Титулярный советник
А. Герцен"


По указу Правительствующего сената управляющему министерством внутренних дел от 18 ноября 1840 г., за № 12166, Герцен получил чин коллежского асессора (8 класс), дававший ему право на потомственное дворянство.
11-го января 1840 г. Герцен утвержден в звании члена Владимирского тюремного комитета, с возложением на него должности секретаря. С февраля 1840 года после удовлетворения его прошения о переводе, перешел на службу в министерство внутренних дел в Петербурге. Все эти перемещения происходили благодаря хлопотам его благодетеля "папеньки", неустанно стремившегося обеспечить будущее своему воспитаннику. И владимирский губернатор И.Э.Курута всемерно способствует перемещению Герцена на такие должности, которые способствуют его реабилитации. Сам губернатор аттестует Герцена как чиновника "в течение двухлетнего служения во Владимирской губернии, исполнявшего обязанности службы с отличным старанием, при хорошем образовании своем", который был "вполне полезен для службы и отличался всегда похвальными правилами нравственности".

Гладкая чиновничья карьера воспитанника, оплачиваемая Яковлевым, прервалась, и в министерстве Герцен не задержался, вновь дал волю языку, вновь оказался под полицейским надзором и был назначен в мае 1841 года советником Новгородского губернского правления.

Семейная жизнь складывалась не очень хорошо. Пылкие чувства прошли, настали семейные будни. После рождения первенца Александра дети рождались и умирали, недолго прожив. Жена Наталья находилась в расстроенных чувствах. Герцен вступил в интимные отношения с прислугой и тут же покаялся в своих грехах перед женой,.. что, разумеется, не способствовало улучшению настроения его жены Натальи. Жену надо лечить - таков вердикт врачей. Лечить лучше в Москве.

Герцен подает прошение о переезде в Москву - отказано. Потом, мотивируя тем, что здоровье жены требует ее лечения в Италии, Герцен просит выправить паспорта для выезда за границу. В прошении вновь отказано. Только прошение на имя императрицы, поданное самой Натальей Александровной Герцен через связи, подход к императору с женской стороны, позволил получить разрешение на проживание в Москве. Герцен пишет рапорт об отставке в апреле 1842 года. Его прошение удовлетворено и он выходит в отставку с повышением до чина надворного советника (7 класс).
С восьми до тридцати лет, за двадцать два года Александр Иванович Герцен выслужил право на причисление в потомственное дворянство. Из 22 лет он действительно ходил на службу и служил только семь лет - менее 1/3 этого срока. Вот пример социальной несправедливости!

Выслужив чин, дающий право на потомственное дворянство, Герцен получил законные основания просить Николая II о причислению его и его семьи к потомственным дворянам. Наследовать имения Яковлева он все равно права не имел, но он уже мог купить себе имение. Лицам, не являвшимся потомственными дворянами в то время закон не позволял владеть поместьями. Чтобы стать потомственным дворянином Российской империи, нужно было подать прошение на имя того, кого Герцен ненавидел, на имя "всепресветлейшего державнейшего" императора Николая I.

Когда Герцен вышел в отставку был жив еще его благодетель "папенька". Иван Алексеевич Яковлев пережил троих братьев и двух сестер. Когда он умирал в мае 1846 года, умирал последний отпрыск Алексея Александровича Яковлева и княжны Натальи Борисовны Мещерской. Прямых наследников у него не было. Имели право наследовать ему только племянники. На нем лежал долг распорядиться наследным имуществом, которое он так же унаследовал после смерти своего брата Льва Алексеевича, умершего в 1839 году.

Конфликт о наследстве между Яковлевым и Голохвастовым был, и он отражен в романе "Былое и думы", но я сильно сомневаюсь в достоверности описанного Герценом содержания этого конфликта. Герцен хотел получить подмосковное Покровское, или как пишет сам Герцен, Яковлев хотел ему отдать Покровское, но Голохвастов был против. Покровское и Лепихино очень разные по стоимости имения!
В результате было решено, что воспитаннику Александру Герцену отойдет одно из имений в Костромской губернии - родовое владение Мещерских Лепихино. Это имение Герцен получил через безденежную купчую крепость, совершенную между Яковлевым и Герценом.

Потомственным дворянином Александр Иванович Герцен с семьей стал только в начале января 1847 года - уже после смерти Яковлева и незадолго до своего отъезда за границу.

ПРОШЕНИЕ О ВНЕСЕНИИ В ДВОРЯНСКУЮ РОДОСЛОВНУЮ КНИГУ

3-го января 1847 года.

Всепресветлейший, державнейший великий государь император Николай Павлович, самодержец всероссийский, государь всемилостивейший!

Просит надворный советник Александр Иванов сын Герцен, а о чем, тому следуют пункты:

Желая быть внесенным в родословную книгу дворянства Московской губернии, в доказательство права моего на дворянство представляю при сем:

1) паспорт или указ об отставке моей от службы;
2) метрические консисторские свидетельства о браке моем с девицею Натальею Александровною Захарьиной и о рождении от сего брака сыновей Александра и Николая и дочери Натальи и
3) список по форме о семействе моем и состоянии,

и всеподданнейше прошу:

Дабы повелено было, на основании представленных мною документов, внести меня с семейством в подлежащую часть дворянской родословной книги Московской губернии и выдать мне и сыновьям моим грамоты, всем же нам копии с протокола о дворянстве, а подлинные паспорт и свидетельства мне возвратить.

Января <3> дня 1847 года.

К поданию надлежит в Московское Дворянское Депутатское Собрание. Прошение со слов просителя писал губернский секретарь Константин Николаев сын Налетов.

К сему прошению надворный советник Александр Иванов сын Герцен руку приложил.

Документы, какие следует выдать, доверяю получить и вместо меня где следует расписаться надворному советнику и кавалеру Григорию Ивановичу Ключареву.

1847 года <3> дня подал <1 нрзб.> Герцен. Жительство имею Пречистенской части, IV квартал, в собственном доме, прилагаю при сем гербовой бумаги второго разбора двадцать листов и за три раскрашенных грамоты восемнадцать рублей серебром.


Состав семьи Герцена включал его самого, его жену Наталью, сыновей Александра (7 лет), Николая (3лет, родился глухим), дочери Натальи (2 года); за потомственным дворянином Александром Ивановым Герценом "состоят в Москве два дома Пречистенской части, IV квартала и Костромской губернии Чухломского уезда недвижимое имение из 229 душ"

Это прошение было удовлетворено и Герцен с семьей с 1847 года был внесен в третью часть Родословной книги дворянства Московской губернии.

Герцен покинул Россию в январе 1847 года, чтобы никогда больше не вернуться. В родословную книгу дворянства Московской губернии был внесен потомок Александра Ивановича Герцена, его внук Петр Александрович Герцен, единственный из Герценов, вернувшийся в Россию, впоследствии основавший онкологическую хирургию в СССР - его имя нынче носит Московский научно-исследовательский онкологический институт имени П. А. Герцена.

********************************************************************
Кстати, если Александр Иванович Герцен - сын Ивана Яковлева, а Наталья Александровна Захарьина - дочь Александра Яковлева, то брак между Герценом и Захарьиной - это брак близких родственников, двоюродных брата и сестры. Такие браки были запрещены российской православной церковью. Брак между Герценом и Захарьиной был совершен без разрешения их опекунов. Тайно совершенный брак с тайным бегством несовершеннолетней Натальи Захарьиной от своей попечительницы княгини Хованской (рожденной Яковлевой, родной сестры Александра и Ивана Яковлевых) был двойным преступлением: брак без согласия попечителей и венчание между двоюродными братом и сестрой, совершенное с обманом священника, совершившего венчание. Иван Алексеевич Яковлев не мог этого не знать.

Герцен пишет, что "папенька" сердился, ибо брак между ним и Захарьиной был заключен вопреки воле княгини Хованской и самого Яковлева. Но нарушение воли тут - дело второстепенное, если супруги Герцен брат и сестра, а брак их кровосмесительный. Иван Алексеевич Яковлев отнесся к браку Александра Герцена с Натальей Захарьиной как к браку своего воспитанника с воспитанницей своего брата Александра, а не своего сына со своей родной племянницей.
Tags: Гааг, Герцен, Яковлевы, дворянство, незаконнорожденные, табель о рангах
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments