bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Category:

Любовь к родному пепелищу. Часть вторая.

Широко распространенные сведения, что Павел Севрюгов был шуйским купцом, родился в селе Васильевском Шуйского уезда Владимирской губернии и там же записался в купечество, при проверке не подтвердились, поэтому, можно сказать, эти сведения оказались широко распространенным вымыслом. Откуда взялся этот вымысел, не важно, и меня даже не удивляет, что вымысел этот повторяют статьи научных работников Кинешемского музея - такая в Кинешме наука).

Купец, торговец - человек публичный. Он связан разными деловыми нитями с другими людьми, и успех торговли зависит от того, насколько хорошо его имя известно другим коммерсантам. Отсюда и ценность крепкого "слова купеческого", веденного в наше массовое сознание яркими персонажами фильма "Жестокий романс" по пьесе "Бесприданница, написанной бывшим кинешемским мировым судьей, драматургом А. Н. Островским на кинешемском материале. Это в сознание современников "крепкое слово купеческое" вошло только недавно, а в купеческой практике оно было едва ли не главным фактором успеха изначально. Купцы стремились уведомить о своих социальных, гильдейских и торговых статусах, напрямую связанных с их капиталом, и старались внести сведения о себе в справочники, такие как, "Вся Россия", Вся Москва" и прочие по городам, где они жили и вели дела - бесплатная реклама. Справочник "Вся Россия" за 1895 год сообщает, что Севрюгов Павел Федорович занимался мануфактурной торговлей в станице Каменской Донского края, а также под фамилией Севрюков имел склад в Ростове на Дону на Большой Садовой улице в доме Емельяновой.

Одновременно с этим, владея мануфактурной торговлей в Донском крае, Севрюгов с 1891 года проживал в Москве в собственном доме в Большом Козловском переулке.



Звездочкой на плане Москвы обозначено положение московской усадьбы в Большом Козловском переулке, где Павел Севрюгов проживал с 1891 года до своей смерти. Сейчас это одно из зданий Дипломатической академии РФ

Дом этот, до того как стать собственностью Севрюгова, принадлежал титулярному советнику Павлову Андрею Яковлевичу, дворянину. Павлов входил в Правление Московско-Рязанской железной дороги и был акционером Страхового общества "Якорь" - принадлежал к немногочисленному типу капиталистических дворян. Павлов был женат на дочери российского архитектора-итальянца Сантино Петровича Кампиони - Марии. У Марии был брат, тоже архитектор - Петр Сантинович Кампиони. Он спроектировал, и в 1874 году по его проекту был построен дом, в котором впоследствии жила семья Павловых. Мария Сантиновна умерла в ☨ 1878 году, а Андрей Яковлевич Павлов умер в ☨ 1889 году. Оба похоронены на Введенском кладбище Москвы. Наследники продали дом Павлу Федоровичу Севрюгову вскоре после смерти Андрея Яковлевича Павлова.
К сожалению не нашлось изображения, как выглядел дом Павлова, построенный по проекту его зятя Петра Кампиони.

Павел Севрюгов в 1890 году дом перестроил. Проект был выполнен архитектором немецкого происхождения Петром Иосифовичем Дриттенпрейсом, прибавившим к особняку ограду с воротами и калиткой.



Ограда дома Павла Севрюгова в Большом Козловском переулке, выполненная по проекту П.Дриттенпрейса в 1890 году.

Проект Дриттенпрейса сформировал современный фасад дома, украшенный белой на зеленом фоне лепниной.



Фасад дома Павла Севрюгова в Большом Козловском переулке, выполненного по проекту П.Дриттенпрейса в 1890 году.

Считается, что Севрюгов дал волю своему тщеславию, и по его желанию в лепных картушах архитектор изобразил латинскую букву "S" по начальной букве фамилии купца.



Картуши на фасаде дома Севрюгова с изображением латинской буквы "S".

Севрюгов Павел Федорович был ростовским купцом - вел торговлю мануфактурой в Ростове-на-Дону и имел лавки в станицах Донского края. Относительно гильдии, в которую был записан Павел Севрюгов в Ростове, я не могу сказать ничего определенного. Судя по капиталу, деньги у него были и на первую гильдию, но платил ли он подати по первой гильдии, неизвестно. При его жизни он нигде не упоминался как купец первой гильдии.

В Донском крае известна семья купцов Севрюговых. Основатель дела Севрюгов Василий Петрович, родился около 1842, потомственный почетный гражданин. Жена Александра Ивановна Севрюгова. Сыновья их потомственные почетные граждане Петр Васильевич и Михаил Васильевич продолжили дело отца. Жили в станицах Константиновской и Раздорской, владели домами в Царицыне. С этой семьей связаны следующие названия торговых товариществ: "Торговый дом Севрюговы бр.", "Торговый дом Севрюгов М.В. и Сын", "Торговый дом Севрюговы П. и Н." К указанным товариществам Павел Федорович Севрюгов никакого отношения не имеет, и связи Павла Севрюгова с кем-то из известных донских купцов Севрюговых пока не выявлены.

Разумеется, Павел Севрюгов мог заработать приличную сумму денег к 1889 году на торговле мануфактурой, чтобы купить дом в Москве рядом с Мясницкой, перестроить его и зажить в столице. Затем через несколько лет купить землю под Кинешмой и выстроить на этой земле фабрику... Однако возникает вопрос, почему переехав в Москву и проживая в ней десять лет, он не поступил, как поступали купцы, имевшие торговлю и производство в других городах России: он не объявил себя купцом в Москве. Купца Павла Федоровича Севрюгова нет в списках иногородних купцов, проживавших в Москве, нет его и в списках московских купцов. Поэтому, лично для меня, происхождение капитала купца Павла Федоровича Севрюгова остается не выясненным, а законность нажитых денег - не подтвержденной.

Вполне возможно, что именно при перестройке дома в Большом Козловском переулке могли познакомиться, коротко сойтись, а затем и породниться женитьбой Севрюгов и Елагин.

Высокая степень доходности волжских мануфактурных фабрикантов была обусловлена коллективной организацией сбыта продукции: фабриканты основную часть продукции продавали сами и не несли потери на перепродаже товара комиссионерам. Стремление Севрюгова, торговца без имени в деловых кругах Верхней Волги, наладить собственное производство бумажного полотна вполне понятно - он, как торговец, этим повышал доходность своего дела. Гораздо сложнее ответить на вопрос, зачем нужна была доля в бумажно-полотняной фабрике в Кинешме потомственному почетному гражданину Елагину, отец, братья и иные родственники которого имели развитое, исправно работающее и расширяющееся мануфактурное производство в непосредственной близости от Москвы.

Очевидно же, что готовое дело быстрее даст прибыль на вложенный капитал, чем вновь организующееся, да еще в таком развитом, с устоявшимися конкурентными отношениями в мануфактурном деле районе, каким на конец ХIХ века была Кинешма. Поэтому желанием нажить деньги на вложении капитала в новую, создаваемую фабрику участие Елагина в партнерстве с Севрюговым не объясняется. Были какие-то иные мотивы у Елагина, например, заработать на строительном подряде, но это должна была быть весьма привлекательная сделка, чтобы Елагин уехал из Москвы организовывать и распоряжаться строительством в Кинешме. Это могло объясняться не коммерческими причинами, а личными. Я считаю, что это партнерство было более выгодно для Севрюгова, а Елагин способствовал своему шурину (брату жены) стать фабрикантом. Елагин объявил себя "временным кинешемским купцом" и взаимодействовал с местными властями от имени товарищества.

Новая фабрика была небольшая и имела один ткацкий двухэтажный корпус, возведенный под управлением Елагина в 1897 году на берегу Волги. Кроме ткацкого корпуса, были построены склады и вспомогательные сооружения и здания. Начала работать фабрика в 1898 году. Елагину вышел из партнерства вскоре после начала работы построенной им фабрики.

Возможно, фабрикант Севрюгов строил планы по дальнейшему расширению фабрики, но ☨ 15 июля 1901 года ростовский купец, московский домовладелец Павел Федорович Севрюгов скоропостижно скончался в Ростове-на-Дону. Причину смерти установить не удалось. Похоронен он был в Москве на кладбище Ново-Алексеевского монастыря. Как-то все случилось своевременно: Елагин вышел из товарищества, а через несколько месяцев Севрюгов скоропостижно умер.

Так как справочная литература до 1908 года содержала общие сведения, что владели имуществом "Купца П.Ф.Севрюгова, наследники", то неясно было, кто был этими наследниками конкретно, сколько их и главное, кто заказал проект и строительство на берегу Волги усадьбы "Отрада", возведенной недалеко от фабрики в 1905 году.



На этой открытке начала ХХ века хорошо видно, насколько подняло уровень воды в Волге сооружение плотины Горьковской ГЭС.

Набережная у дачи Севрюговых строилась, чтобы отделить усадьбу от фабричного причала. Подпорная стена была наземной и не создавалась как гидротехническое сооружение. Сейчас волжская вода бьется в бетон этой набережной, усиливая разрушительный эффект.

Сестра Севрюгова Мария Федоровна, бывшая замужем за Елагиным, умерла ☨ 1 ноября 1908 года. Ее муж Елагин Федор Анисимович умер ☨ 20 января 1911 года. Бездетные супруги Елагины по смерти своей завещали городу 60 тысяч рублей на богадельню "имени Потомственных почётных граждан М.Ф. и Ф.А. Елагиных". Похоронены были на кладбище Ново-Алексеевского монастыря. Монастырь был закрыт большевиками, могилы осквернены: сейчас там, где было кладбище большого числа именитых москвичей, проходит участок Третьего транспортного кольца.

Скорее всего, это чистое совпадение, что с года смерти сестры Севрюгова - тетки наследников, с 1908 года, в справочнике "Вся Москва" домовладельцем в Большом Козловском переулке стал указываться Владимир Павлович Севрюгов, он же возглавил мануфактурное товарищество. В списке лиц, получивших промысловые свидетельства на торговые и промышленные предприятия, с 1903 года значились "Севрюгова, Павла Федорова, ростовского, первой гильдии купца, наследники". Это первое упоминание первой гильдии Павла Севрюгова в справочниках.

Вскоре после продолжительного застоя с 1910-х годов началось развитие фабрики Севрюговых в Кинешме. Был на два этажа надстроен старый ткацкий корпус, сооружен прядильный корпус, куплен более мощный паровой котел, выстроены дома для технического персонала, вырос рабочий поселок. В последний мирный 1914 год годовой оборот капитала фабрики был около 2,5 млн. рублей, на фабрике работало около трех с половиной тысяч работников.

Появились в справочниках имена наследников купца Севрюгова. С 1908 года в доме в Большом Козловском переулке проживали домовладелец купец Владимир Павлович Севрюгов, купец; Леонид Павлович, прапорщик; Николай Павлович, прапорщик. Все трое члены мануфактурного товарищества. Прапорщики - это значит, они были на военной службе. Возможно, получили звания во время русско-японской войны.

В 1910-12 годах в доме проживают два собственника: Севрюгова Сусанна Александровна и Севрюгов Владимир Павлович. Сусанна Александровна, возможно, была вдовой купца Севрюгова. Можно предположить, что после его смерти она проживала в Ростове-на-Дону и там вела дела умершего мужа, поэтому и не проживала в Москве раньше.

В 1913 году состав жильцов вновь изменился. Появилась еще одна наследница - Нина Павловна Севрюгова, купеческая дочь. Сусанна Александровна в доме не проживала. Из сыновей Павла Севрюгова проживал только Владимир Павлович. Нина Павловна, скорее всего, дочь Павла Севрюгова, сестра братьев Севрюговых. Возможно, она обучалась в пансионе и после выпуска поселилась в доме в Большом Козловском.

В 1914-15 годах в доме проживают: Нина Павловна Севрюгова, купеческая дочь; Сусанна Александровна; Александр Ефимович Севрюгов; Валентин Павлович; Владимир Павлович; Леонид Павлович; Николай Павлович. Итак, появилось новое лицо - Александр Ефимович Севрюгов.

Мне кажется, что кое-какие родственные связи Павла Севрюгова могут быть прояснены при рассмотрении фактов его деятельности ранее, в том числе в Донском крае. В 1895 году в станице Каменской кроме Севрюгова вел мануфактурную торговлю Ефим Михайлович Севрюгов. Когда Севрюгов запустил фабрику в Кинешме, у него конторщиком работал Севрюгов Василий Ефимович. Я думаю, что Александр и Василий Ефимовичи Севрюговы - сыновья Ефима Михайловича Севрюгова, а Сусанна Александровна его внучка, дочь Александра. Есть вероятность, что Павел Федорович Севрюгов женился на дальней родственнице, что они были жители одной станицы, но не состояли в близком родстве,.. а может быть и состояли - как показывает жизнь, все бывает. Но браки между однофамильцами и дальними родственниками не являлись редкостью

В 1913 году Александр Ефимович Севрюгов проживал в Ростове-на-Дону по адресу улица Московская, дом 62; с ним в этом доме проживал Владимир Александрович Севрюгов, скорее всего, его сын и брат Сусанны Александровны. В 1913 году Сусанна Александровна могла заниматься ликвидацией дел в Ростове, после чего вместе с Александром Ефимовичем приехала в Москву.
С 1913 года по 1917 Сусанна Александровна постоянно проживала в Москве.

В распространяемой сказке об усадьбе Севрюговых, как в любой сказке, для героя сказки конец придуман счастливый. Собирательный образ богатого фабриканта Севрюгова, воспользовавшись революционной суматохой, переводит два миллиона рублей "золотом" во Францию и уезжает счастливый. Даже прибавляют продолжение счастья: Севрюгову не понравилось в Париже и он уезжает в Латинскую Америку... Разве это не счастье, в белых штанах в Рио-де Жанейро?!. Может быть, так все и было: какой-то Севрюгов смог во время Мировой войны из одной воюющей страны в другую воюющую страну перевести "золотом" указанную сумму. Но мне почему-то кажется, что сказочники забыли, или никогда не знали, о всех трудностях и ужасах военно-революционного времени.

Декрет о национализации крупных акционерных банков был принят 14(27) декабря 1917 года, а 23 января (5 февраля) 1918 года были конфискованы капиталы бывших частных банков. К тому времени 99% населения полагали, что вся эта революция пройдет сама собой, как детская болезнь, поэтому ждали и ничего не предпринимали. Спохватились, когда начался красный террор - в середине 1918 года, а уже было поздно.

Следы некоторых Севрюговых проявляются в военных событиях тех лет.
Так, газета «Русское слово», пятница, 6 февраля 1915года, № 29 сообщала, что прапорщик Севрюгов Валентин Павлович поступил раненым в госпиталь в Киеве. Эта же газета за 6 марта 1915года, № 53 сообщала, что в госпиталь в Киев также поступил прапорщик Севрюгов Леонид Павлович. Дальнейшая судьба Валентина Павловича и Леонида Павловича Севрюговых не известна. Воевали, были ранены, в Москву до 1917 года не вернулись... Трудно надеяться на счастливый исход.

Севрюгов Николай Павлович воевал до 30 апреля 1920 года, сначала в чине подпоручика Русской Армии в управлении корпусного инженера Донского корпуса, затем был произведен в поручики. Дальнейшая судьба Николая Павловича не известна. Возможно, он смог пробраться в Крым и уехать в Стамбул, но маловероятно, что при нем были два миллиона "золотом".

Александр Ефимович Севрюгов воевал на стороне белых в Вооруженных силах Юга России. Взят в плен в Пятигорске, содержался в Ростовском концлагере, к августу 1920 года был переведен в Рязанский концлагерь. С ним же был его сын Владимир Александрович, с единственной разницей - он арестован был в Ростове-на-Дону. Судьба их после рязанского концлагеря не выяснена.

Остаются кандидаты на счастливый исход: Севрюговы Владимир Павлович, Нина Павловна и Сусанна Александровна. Если их не окажется в списках в ВЧК, то все равно надежда слабая: голод, болезни, бандитская пуля и просто случайность: не тот паспорт показал, и вот расстрел - так действовала Фрума Хайкина на станции в Унече, если ей не понравился буржуй.

Фабрика в Кинешме была национализирована Постановлением Высшего Совета Народного Хозяйства № 77. Вот мое краткое изложение только в части, касающейся фабрики Севрюговых:

Постановление Высшего Совета Народного Хозяйства. О переходе в ведение Республики некоторых предприятий текстильной промышленности.

1. Объявленные собственностью Р.С.Ф.С.Р. на основании постановлений Президиума Высшего Совета Народного Хозяйства в заседаниях от 14, 18, 21 и 28 января, 4, 6, 11, 20 и 25 февраля 1919 года:
<...>
11) бывш. Товарищества Наследников П. Ф. Севрюгова,
<...>
со всеми их капиталами и имуществами, в чем бы таковые ни состояли и где бы ни находились, поступают в полное ведение Российской Социалистической Федеративной Советской Республики в лице Главного Правления Текстильных предприятий при Центральном Комитете Текстильной Промышленности (Центротекстиль) Высшего Совета Народного Хозяйства.

Подписали:
Председатель Высшего Совета Народного Хозяйства А. И. Рыков.
Члены Президиума А. Ломов, В. Милютин.
8 марта 1919 года.


Мы знаем, что потом стало с этим Рыковым... Только историческое невежество позволяет людям в России быть революционерами!

В 1919 году трудно было уехать. Трудно, но не невозможно. Пример тому - судьба другого богатого кинешемского дачника, соседа Севрюговых через Волгу, Николая Павловича Рузского, который в 1918 году уехал во Францию и там умер в 1927 году. Нельзя исключить возможность, что Владимир Севрюгов с сестрой и матерью поехали в Крым (или на запад поездом через ту же Унечу), и даже добрались, перейдя через линии фронтов, минуя все опасности, сели на пароход в Крыму, но мало вероятно, чтобы с ними были два миллиона "золотом", ведь два миллиона рублей золотыми десятирублевками весят около 160 килограммов! А без денег все будет приблизительно так, как это описано Булгаковым: тараканьи бега.

Я буду рада найти сведения об их захоронениях в каком-нибудь зарубежном некрополе, но пока поиск мой успехом не увенчался.
Tags: Дриттенпрейс, Елагины-купцы, Кампиони, Кинешма, Павловы, Севрюговы, купечество, старая Москва
Subscribe

  • Парк Горького.

    На этой фотографии, выполненной в 1930-е годы в парке имени Горького в Москве, изображено то, что обязательно надо знать о России. "Лежать и…

  • Не сошлись характерами.

    Вероятно именно через Сергея Афанасьевича Живаго Генрих Шлиман познакомился с семейством своей будущей жены Екатерины Петровны Лыжиной. В некоторых…

  • Манипуляции любопытством.

    Большинству людей любопытны скандальные подробности жизни других людей, и такие подробности привлекают больше, чем честность и добропорядочность. То…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments