bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Category:

От Рылеева до Горького...

Был ли родственником Рылеевым генерал-лейтенант Петр Федорович Малютин, нельзя сказать определенно. Он известен как благодетель для Рылеева-сына и Рылеевой-матери. Возможно, он был внебрачным сыном Федора Андреевича Рылеева, отца Рылеева-декабриста, и следовательно, являлся Кондратию Рылееву единокровным братом. Но тогда остается необъяснимым его пренебрежение к родному отцу и любовь к жене отца, посторонней ему женщине.

Предположение, что году в 1800 Малютин стал любовником матери будущего революционера, могло бы объяснить известные факты: супруги Рылеевы стали жить раздельно, мать Рылеева стала жить в доме Малютина, получила в подарок от Малютина имение Батово, а четырехлетнего малыша Рылеева сдали в кадетский корпус по рекомендации благодетеля Малютина... Иным предположением, объяснявшим такое отношение Малютина к матери Рылеева, явилась бы версия, что Малютин был добрачным сыном матери Рылеева. Но подобная версия исследователями биографии Рылеева почему-то не рассматривалась. Эта версия не является невероятной на фоне полного отсутствия сведений о жизни матери Рылеева, учитывая незнание даты, места ее рождения и невыявленность родственных связей и отношений с членами ее родной семьи.

В советской историографии было создано и широко распространялось утверждение, что отец Рылеева был жестоким самодуром на грани садизма. Однако нет никаких фактов, которые подтверждают это утверждение. Такое мнение об отце Рылеева создано на пустом месте, и страшные истории о том, как отец Рылеева сажал свою жену и ребенка без еды и питья в подвал в Батово за малейшие проступки, есть обычный вымысел.

Батово было пожаловано Малютину, тогда еще подполковнику, императором Павлом Первым в декабре 1796 года. До этого Батово в числе других сел и деревень принадлежало казне. Сам Рылеев не мог родиться в Батово, потому что он родился в ноябре 1795 года, за год до того, как Батово было подарено Малютину. Малютин владел Батово до января 1800 года, после чего оно было фактически подарено им матери Рылеева. Через три месяца после приобретения Батово мать Рылеева отдала ребенка четырех лет в кадетский корпус. При этом отец Рылеева, еще до сделки матери Рылеева с Малютиным в отношении Батово, служил управляющим в имениях Малютина и впоследствии такую функцию исполнял в отношении имения жены. Отец Рылеева в Батово никогда не жил, а исполняя обязанности управляющего, он жил в деревне Даймище.

Понятно, что образ жестокого отца нужен был, чтобы объяснить тяжелое детство Рылеева-декабриста, в оправдание его преступных планов совершить государственный переворот путем убийства императорской семьи. Моральным оправданием дурного отношения к отцу-матери, и в дальнейшем Отечества, является мнимая или реальная родительская жестокость, за которую могут быть выдано любые их действия, в том числе требования соблюдения дисциплины, установленных правил и обычаев. Предательство Отечества начинается с дискредитации и предательства собственных отца-матери, с разрушения чувства семьи, родины, благодарности, долга.

Сама мать Рылеева, женщина добродетельная, как написано на ее могильном камне, объяснила свою привязанность к генералу Малютину тем, что ее муж, Федор Андреевич Рылеев, не смог обеспечить ее спокойствие, а Малютин дал ей "кусок хлеба". Хороша же продажная дворянская добродетель!

Исследователи на основании фактов сходятся во мнении, что сам Рылеев-декабрист был какое-то время любовником жены генерала Малютина, Катерины Ивановны. Случилось это уже после его женитьбы на Наталье Михайловне, в 1820-е годы, когда Рылеев с молодой женой и дочерью переехал на постоянное жительство в Петербург.

После смерти генерала Малютина в 1820 году Рылеев был назначен опекуном его малолетних детей. Законом на опекуна возлагалась обязанность печься о благосостоянии малолетних, находящихся в опеке, и преумножать это благосостояние. Рылеев недобросовестно воспользовался своим правом опекуна, чтобы присвоить деньги, принадлежавшие опекаемым сиротам благодетеля генерала Малютина.

Известно, что Петром Малютиным в 1802 году было положено в Опекунский совет в обеспечение иска одного из его приятелей 12 000 рублей. На эту сумму Малютину было выдано два процентных билета по 6 000 рублей каждый. В 1823 году Рылеев с согласия Малютиной, воспользовавшись ее доверием и близостью с ней, эти билеты обналичил. Обналичивание было возможно под залог имущества. Рылеевым и Малютиной в Опекунский совет были заложены собственный дом Катерины Ивановны Малютиной, находящийся "по 15 линии и Большому проспекту в Васильевской части С-Петербурга под № 627" и имение Батово, которое Рылееву не принадлежало. По двум билетам с процентами сумма составила 17 140 рублей 36 копеек.

Все деньги Рылеев взял себе. Катерина Ивановна доверяла ему, "быв в уверенности в честности и благонадежности своего соопекуна, полагала, что собственность сирот соблюдается с выгодою; а о противном никогда не воображала, чтобы он мог каким-либо образом польститься на обиду малолетних". Но увы, доверие это оказалось не оправданным.

Если у Катерины Ивановны Малютиной было имущество для залога, то Рылеев таким имуществом не обладал. Для залога имения требовалось представить в Опекунский совет свидетельство, подтверждающее что закладываемое имущество "состоит в собственном его владении, что спору на сие имение, никаких исков и запрещений нет, и что оно может служить благонадежным залогом при займе денег" Рылеевым, для того, чтобы заложить не принадлежащее ему имение Батово, был совершен самый обычный подлог: он представил в Опекунский совет ложное свидетельство. Это свидетельство он получил, воспользовавшись служебным положением, поскольку Рылеев тогда служил в уголовной палате Санкт-Петербургского суда, и личными приятельскими отношениями с председателем гражданской палаты Высочиным, выдающим такие свидетельства.

Рылеева казнили в июле 1826 года. Еще до казни Катерина Ивановна Малютина поняла, что она с детьми действиями Рылеева оказалась в трудных финансовых обстоятельствах: дом заложен, денег нет, долг Рылеева за обналиченные процентные билеты им не был признан, хотя общие фразы о том, что "ей все будет возвращено с процентами", он передавал Катерине Ивановне через свою жену до самого последнего времени. Однако, никаких распоряжений о своем долге Малютиным Рылеев так и не сделал. Как видно по факту, и перед лицом смерти, Рылеев оставался мошенником. Невольно вспоминаются строки из "Горе от ума", сказанные Репетиловым:
...И крепко на руку нечист;
Да умный человек не может быть не плутом.


Разбирательства о долгах Рылеева продолжилось еще несколько лет после его казни, а вдове его пришлось выплачивать долги торговцу в съестной лавке, учителям дочери, аптекарю, портному... Рылеев жил в кредит, вероятно, рассчитывая по примеру Франции, что после успеха государственного переворота все его долги, как это было во время французской революции, будут списаны. Только благодаря усилиям стряпчего Федора Миллера, поверенного вдовы Рылеева, под давлением установленных по документам фактов в 1827 году была признана половина долга за Кондратием Рылеевым в пользу детей генерала Малютина в сумме 8 750 рублей 16 копеек. Половина - потому что Катерина Ивановна не смогла доказать, что все деньги Рылеев взял себе. Сумма эта была впоследствии вычтена из суммы, за которую вдова казненного Рылеева, Наталья Михайловна, продала Батово.

Вопрос подлога и бесчестности Рылеева тихонько замяли... Ничто не должно омрачать светлый образ декабриста, желавшего убить государя императора! Сам "жестокий" государь император Николай I уже на следующий день после казни проявил беспримерное сострадание к семьям казненных и сосланных государственных преступников. Вдове Рылеева была оказана материальную помощь: только от семьи императора вдова Рылеева получила по меньшей мере 8 000 рублей, а были и другие пожертвования. Дочь, и впоследствии внучка, государственного преступника Рылеева получали пенсию и были приняты на казенный кошт в пансион. Мягкость императорской власти была оценена вполне по-революционному, что было продемонстрировано менее столетия спустя: всех, кого могли, расстреляли.

Все революционеры, свергая старый строй, не гнушаются уголовными преступлениями, хотя на словах, конечно, обличают именно преступность старого мира. Упрощенно, революции совершаются для противозаконного обогащения революционеров.

Совершенный Рылеевым подлог делает его обычным уголовником, обманувшим доверившуюся ему женщину и сирот генерала Малютина, и лишает Рылеева нимба мученика. Подлог - это чисто уголовное дело! Согласно законам Российской империи, "если кто из занимателей явился в каком подлоге и обличен будет, тот имеет быть лишен имения, чести и чинов"

Факт подлога подтвержден документально еще стряпчим Федором Миллером. А факты не подвержены воздействию времени и не прекращаются по сроку давности.

Кстати, когда в 1824 году умерла мать Рылеева, то Рылеев повторно заложил Батово в Опекунском совете на 24 года за 8 400 рублей уже от имени умершей на тот момент матери...
Поживи Рылеев еще лет пять, так он и мертвых душ заложил бы гораздо раньше Чичикова!

***
У Катерины Ивановны и Петра Федоровича Малютиных было семеро детей: три сына и четыре дочери. Утверждения, что якобы пятеро детей Малютина были прижиты им с Катериной Ивановной до брака, никакими фактами не подтверждаются. Незаконнорожденность пятерых детей очень трудно было бы спрятать.

Младший сын Малютиных Николай Петрович родился в 1821 году, уже после смерти отца-генерала. О его жизни мало что известно, поэтому хочется надеяться, что она была благополучной: учился в пажеском корпусе, служил, вышел в отставку в 1866 году майором интендантской службы. Нет сведений ни о жене, ни о детях.

Дочь Вера Петровна простудилась во время наводнения в 1824 году и умерла в детстве. Также нет сведений о жизни сына Петра Петровича, который возможно тоже умер в детстве.

Старший сын Михаил Петрович Малютин, 1803 года рождения, подпоручик Измайловского полка, попал под декабрьские события на Сенатской площади, но он вышел на площадь "потому что ему сказал это сделать дядюшка Рылеев". За это он и пострадал, хотя участия в тайных обществах не принимал. Дальнейшая жизнь его оказалась изломана. Михаил был арестован 15 декабря 1825 года, но в июле 1826 года выпущен в армию под надзор командования. Служил, участвовал в русско-персидской войне, вышел в отставку в чине майора в апреле 1842 года по семейным обстоятельствам с запретом на проживание в столицах и под надзор по месту проживания. После отставки Михаил Петрович проживал в Льговском уезде Курской губернии в имении Шерекино, принадлежавшем шурину (мужу сестры) Волжину.

Катерина Петровна Малютина, умерла девицей, замуж не вышла, принимала активное участие в жизни старшего брата Михаила - писала прошения и ходатайствовала за него. По ее ходатайству Михаилу было разрешено переехать из Курской губернии к другой сестре Любови Петровне Титовой, проживавшей в Москве.

Мужем Любови Петровны был Титов Николай Сергеевич, композитор-любитель, автор около 20 романсов на стихи Жуковского, Боратынского, Пушкина и др. Николай Сергеевич Титов был из семьи русских музыкантов Титовых, шесть членов которой в период, охватывающий вторую половину XVIII и первую половину XIX века, оставили свой заметный след в истории русской культуры эпохи просвещенного дилетантизма. Они были дилетантами и сочетали военную службу с музыкальной деятельностью. Из написанного Николаем Сергеевичем Титовым, публикой были лучше всего приняты следующие его романсы: "Фонтан", "Слыхали ль вы?", "Дарует небо человеку", "Под вечер осенью ненастной", "Я помню чудное мгновенье", "Пал туман на сине море", "Талисман", "Прощай, свободная стихия".



Романс Николая Сергеевича Титова "Дарует небо человеку" в исполнении Г.Виноградова

По мнению Б.Асафьева, Николай Сергеевич и его двоюродный брат Николай Алексеевич Титов вошли в историю отечественной музыкальной культуры как пионеры русского романса. Некоторые сочинения Николая Сергеевича Титова, в частности романс на стихи Пушкина "Талисман", были впоследствии приписаны Николаю Алексеевичу Титову, что, впрочем, не удивительно: в печати, например, в издании Стелловского, ноты выходили под авторством Н.Титова - это и сейчас можно посмотреть в библиотеке. Фактически, невозможно понять, кто из Н.Титовых какой романс написал - нужно знать точно, что возможно, имея на руках первые выпуски нотных альманахов 1820-30 годов. Поскольку Николай Алексеевич Титов был более популярен, то публика приписывала ему авторство. Николай Алексеевич Титов написал много романсов - около 60. Статья С. Булича под названием "Дедушка русского романса Н.А. Титов", вышедшая в 1900 году в "Русской Музыкальной Газете", прочно закрепила за Н.А.Титовым звание "дедушки русского романса". Однако некоторые стихотворные произведения впервые были положены на музыку именно Николаем Сергеевичем - пионером "дедушки".

Так, например, стихотворение "Не пой, красавица, при мне", посвященное Анне Олениной, Пушкин написал в 1829 году. В этом же году Николай Сергеевич Титов написал романс на эти стихи, после него романсы на эти стихи также написали Глинка (1831),Балакирев (1865), Лядов (1876), Глазунов (1880), Рубинштейн (1886), Рахманинов (1893), Римский-Корсаков (1998).

Мне кажется, было бы интересно "оживить" романсы Николая Сергеевича Титова, в частности романс-трилогию на стихи Е.Боратынского "Разлука", "Ожидание", "Возвращение". Найти их в записи не удалось.

Николай Сергеевич Титов умер от горловой чахотки в ☨ 1843 году. Похоронен на 5 участке кладбища Донского монастыря в Москве. Дальнейшая судьба его жены Любови Петровны не известна. Сведений о детях, рожденных в браке супругов Титовых, не обнаружено. Известно, что романс Николая Сергеевича Титова "Что в имени тебе моем" на стихи Пушкина, был композитором посвящен свояченице (сестре жены) Катерине Петровне Малютиной.

Не известно, как долго прожил Михаил Малютин в Москве, но в 1849 году он уже жил в Лужском уезде Санкт-Петербургской губернии у уездного предводителя дворянства помещика Василия Николаевича Пантелеева, бывшего кавалергардом. Поскольку Пантелеев окончательно вышел в отставку в 1847 году, то Малютин, скорее всего, поселился у него не ранее 1847 года. Кем являлся Пантелеев Малютину, установить не удалось. Пантелеев участвовал в подавлении восстания на Сенатской площади 14 декабря 1825 года, однако это не явилось разъединяющим Малютина и Пантелеева фактором. Возможно, что отец Пантелеева некогда был соседом и приятелем отца Михаила, генерала Малютина, еще до того, как генерал продал свои имения в Лужском уезде, дарованные ему когда-то императором Павлом. Нет больше никаких сведений о том, как сложилась судьба Михаила Петровича Малютина. По все вероятности, он умер бездетным.

Надежда Петровна Малютина вышла замуж за дворянина Курской губернии Николая Афанасьевича Волжина (1795-1850). Он был сыном секунд-майора Афанасия Максимовича Волжина и его жены Надежды Ивановны, (Стремоуховой). То, что Афанасий Максимович был секунд-майором, означает, что он вышел в отставку в этом чине до 1797 года, когда Павел I отменил этот чин.

Николай Афанасьевич Волжин начал служить в 1815 году юнкером в Кавалергардском полку; поручиком стал в июле 1818; вышел в отставку в 1820 году в звании штабс-ротмистра. Есть основания предположить, что брак Волжина с дочерью Малютина мог быть заключен еще при жизни генерала, который умер в сентябре 1820 года, а Волжин вышел в отставку в январе 1820 года. После отставки с военной службы служил по выборам в уездном дворянстве. Умер в ☨ 1850 году Льговским уездным предводителем дворянства; был похоронен в селе Нижние Деревеньки Льговского уезда.

В сведениях, содержащихся в "Сборнике биографий кавалергардов" Панчулидзева указано, что Волжин был женат на дочери генерала Малютина, Надежде Петровне. Там же сказано, что у Волжина было трое детей: Павел (☨ 1869); Софья, в браке Шагарова (☨ 1869); Надежда, родилась в 1841 году, была замужем за гвардейским капитаном Николаем Павловичем Лагофетом.

Мне сведения, представленные в сборнике Панчулидзева представляются неполными, вот почему. Василий Антонович Инсарский, оставивший свои "Записки", содержащие значительный объем сведений о современных ему людях и событиях, в которых он участвовал, сообщал, что Льговский уездный предводитель дворянства Н.А.Волжин на тот момент, когда в 1843 году Инсарский свел с ним знакомство, был женат во второй раз. Инсарский не раз впоследствии встречался с Волжиным, бывал у него в усадьбе. Поэтому, в данном случае можно принять его сведения о втором браке Н.А. Волжина как заслуживающие внимания. Можно также допустить, что у Волжина были и другие дети, рожденные после 1820 года. Для такого предположения есть основания.



Льговский предводитель дворянства Николай Афанасьевич Волжин (1795-1850), бывший кавалергард (1815-1820).

Мать Николая Афанасьевича Волжина была Надежда Ивановна, до брака Стремоухова. Стремоуховы были представителями древнего дворянского рода внесенного в VI, II и III части родовых книг Курской, Московской, Харьковской и Нижегородской губеринй. Тот же Василий Инсарский при знакомстве с Волжиным в 1843 году познакомился с будущим с 1856 по 1859 году Курским губернским предводителем дворянства Н.А.Стремоуховым. Представители этого рода жили в селе Фитиж, где сохранился фамильный склеп, сооруженный в начале ХХ века.



Фото отсюда

Есть сведения, что вдова надворного советника Василия Андреевича Стремоухова, Надежда Ивановна, в 1782 построила в селе Лебяжье Змиевского уезда Харьковской губернии каменную Архангело-Михайловскую церковь. Возможно, вторым браком она вышла замуж за Афанасия Волжина, и таким образом у семьи Волжина в имении появились земли в Харьковской губернии.

Предположительно, что дочь генерала Малютина, Надежда Петровна, была первой женой Николая Афанасьевича Волжина. Хотя бы потому, что вероятность им познакомиться во время службы Волжина в Кавалергардском полку была гораздо выше, чем когда он был предводителем дворянства в Льговском уезде, к которому Малютины никакого отношения не имели. Кто был второй женой Волжина, не известно. Возможно, что Михаил Малютин жил у Волжина, когда он был женат уже не на его сестре Надежде.

Гвардейский капитан Николай Павлович Лагофет, за которого была выдана младшая дочь Волжиных, служил в лейб-гвардии Семеновском полку. Он вышел в отставку в 1859 году. Вероятно, тогда же он женился на Надежде Николаевне Волжиной. Дворяне Лагофеты жили в Курской губернии. Так, известно, что дед Николая Павловича, надворный советник Марк Иванович Лагофет, был городничим в Дмитрове-Льговском. Известны другие браки между Лагофетами и Волжиными. Николай Николаевич Волжин, год рождения 1821, был женат на Елизавете Павловне Лагофет, 1834 года рождения, родной сестре Николая Павловича Лагофета.

Родословная и имена предков этого Николая Николаевича Волжина, год рождения которого 1821, место рождения с.Береза, Дмитровского уезда, Курской губернии, достоверно не установлена. Указано, что отец его был Николай Волжин, что вполне понятно, поскольку отчество его Николаевич. На этом основании можно предположить, что отцом его мог быть Николай Афанасьевич Волжин, муж Надежды Петровны Малютиной, брак которых мог состояться в 1820 году.

В браке Николая Николаевича Волжина и Елизаветы Павловны Лагофет родилось семеро детей, в том числе Александр Николаевич (1860 года рождения) и Павел Николаевич Волжины. Первый знаменит тем, что был русским государственным деятелем, первым Холмским губернатором, обер-прокурором Святейшего Синода, членом Государственного Совета по назначению. Холмская губерния была образована в 1912 году на территории бывшего Царства Польского из юго-восточных губерний Люблинской и Седленецкой. Население преимущественно были малороссы.

Александр Николаевич Волжин был крупным землевладельцем: в Курской губернии - ему принадлежало 1160 десятин земли и в Подольской губернии имение его жены, рожденной княжны Долгоруковой, составляло 2300 десятин земли. То есть его нельзя назвать представителем обедневшего дворянства.



Александр Николаевич Волжин, обер-прокурор Святейшего Синода (1915-1916), член Государственного совета (с 1916). Окончил гимназический и университетский курс в Императорском лицее цесаревича Николая. С 1889 служил в Министерстве внутренних дел. С февраля 1904 г. — седлецкий губернатор, первый губернатор новоучреждённой Холмской губернии (с 1913). С мая 1914 г. — гофмейстер. С июля 1914 — директор Департамента общих дел. Член Государственного Совета. 30 сентября 1915 г. назначен исполняющим должность обер-прокурора Святейшего Синода, 1 января 1916 года утверждён в должности. 7 августа 1916 г. по настоянию императрицы был уволен от должности с назначением в Государственный совет. С 1917 — за штатом. После Февральской революции выехал на юг страны, в марте 1918 эмигрировал. Жил на Мальте, в Италии, Баварии, в последние годы — во Франции, в Ницце. Похоронен на кладбище «Кокад» в Ницце.

Однако его родной брат Павел Николаевич Волжин оказался "представителем обедневшего дворянства". два родных брата, один - представитель столбового дворянского рода, герб которого внесен в гербовник, а второй представляет обнищавший дворянский род... Бывает, хотя, казалось бы оснований для обнищания у Павла Николаевича Волжина не было.

Павел Николаевич Волжин женился на Марии Александровне Родионовой, дочери банкира в городе Сумы Харьковской губернии. В каком банке города Сумы служил ее отец, установить не удалось, но Мария Александровна Родионова действительно обучалась в Мариинском институте Петербурга в 1858-1868 годах. В этом браке родились две дочери: Екатерина и Анна.

Дочь Павла Николаевича, Екатерина Павловна Волжина, вышла замуж за Алексея Пешкова, ставшего буревестником революции Максимом Горьким. У Пешковых родилось двое детей: Максим и Екатерина, умершая ребенком.

Потомственная дворянка, дочь Мариинской институтки, внучка банкира Родионова, племянница губернатора, гофмейстера и проч. увлеклась идеями социализма, вступила в партию эсеров в Париже, где жила уже после разъезда с Пешковым. Несмотря на то, что Максим Горький сожительствовал потом с другими женщинами, Екатерина Пешкова оставалась его женой до конца жизни, так как официально они свой развод не оформили.

Все, что известно о потомственной дворянке Екатерине Павловне Волжиной, это изложенная ею самой биография. Учитывая советские возможности корректировать документы и историю, нельзя принять эту автобиографию за достоверную. Немаловажным тут играет роль чувство самосохранения. Я на примере близких мне людей знаю, что они писали в автобиографиях о своих родителях. Стремление снизить социальную роль предков, живших в царской России, было вполне оправданным стремлением выживать. Возможно потому Павел Николаевич Волжин стал "представителем обедневшего дворянства", что его дочь впоследствии стала играть видную роль в большевистской России.

Генеалогия Екатерины Павловны остается не изученной, и меня даже нисколько не удивляет, что ее родители, люди, жившие в эпоху фотографии, не оставили после себя никаких фотографий. Есть только ее фотографии того времени с Горьким и социалистами.



Фотографии просто убрали или не атрибутировали, чтобы людей забыли, вычеркнули из памяти. Предательство Отечества и зачистка памяти есть процессы взаимосвязанные. О родном брате отца, родном дяде Екатерины Павловны Пешковой, губернаторе, гофмейстере, обер-прокуроре Святейшего Синода известно много, а о его родном брате - ничего, что подтверждено было бы фактами. Нет даже даты его рождения... Так себе, был ботаником, занимался селекцией, потерял всю собственность, заболел, семья бедствовала, мать заведовала столовой для бедных, дочь с четвертого класса гимназии зарабатывала уроками... Картина бедствий, нищета, так необходимая для классового родства с пролетариатом.

Екатерина Павловна Пешкова возглавляла организацию помощи политическим заключенным (Помполит), и считается правозащитницей. Мне трудно представить, как и почему это все могло сочетаться: близость ее к большевистской верхушке и защита заключенных, которых эта верхушка уничтожала так, как ей было угодно. Я понимаю надежды людей, писавших Екатерине Павловне Пешковой, уповая на чудо. В этом иступленном состоянии любое слово сочувствия разжигало в измученных людях эту веру в чудо, в ошибку, которая разъяснится, если написать, чтобы "там" могли узнать и разобраться по справедливости. Лично я сомневаюсь, что деятельность Пешковой была именно такой, какой ее подавали и подают сейчас, что она могла защитить чьи-то права. Перечитывая письма, присылаемые Пешковой разными людьми, можно отследить, как эти поручители и ходатаи со временем сами становились арестованными и за них тоже кто-то писал поручительства и ходатайства,.. и так вновь и вновь работала цепная реакция арестов.

У Пешковой с Горьким вырос сын Максим Алексеевич Пешков. Дело о смерти Максима Пешкова является яркой иллюстрацией эпохи и достойно отдельного изложения. Максим Алексеевич Пешков женился на дочери врача-уролога, профессора Алексея Андреевича Введенского, Надежде Алексеевне. У них родились две дочери: Марфа и Дарья. Марфа стала женой Сергея Берия, сына Лаврентия Берия. У Марфы и Сергея Берия родились две дочери и сын Сергей. После 1953 года пришлось Марфе Берия и ее детям менять фамилию с Берия на Пешкова...

Получается, если Николай Николаевич Волжин, 1821 года рождения, является сыном Николая Афанасьевича Волжина и Надежды Петровны, рожденной Малютиной, то Екатерина Павловна Пешкова является пра-правнучкой генерал-лейтенанта Петра Федоровича Малютина, а ее и Максима Горького внучки Марфа и Дарья являются его пра-пра-пра-правнучками.. Тогда внуки Лаврентия Павловича Берия являются пра-пра-пра-пра-правнуками генерала Малютина, считающегося некоторыми исследователями кровным братом Кондратия Федоровича Рылеева.

Остается только вслед за Михаилом Булгаковым сказать: "Да, прав Коровьев! Как причудливо тасуется колода!"
Tags: Берия, Введенские, Волжины, Горький, Лагофеты, Малютины, Пешковы, Родионовы, Рылеев, Стремоуховы, Титовы, романс
Subscribe

  • Право переписки.

    О переписке и почтовых адресах заключенных в эпоху коммунистических репрессий. Знакомство с делом репрессированного родственника подобно окну в…

  • Об идеале, красоте и поэзии.

    Третий сын императора Павла I, великий князь Николай Павлович, женился 1 июля 1817 года на своей четвероюродной сестре Шарлотте Прусской, за неделю…

  • Предметы и вещи (№2)

    Большая севрская ваза Большая Севрская ваза (номер в каталоге Эрмитажа Э-6716) находится в Белом зале (289). Она не просто большая, она огромная.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments