bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Categories:

Зазорные дети Рузские.

Российское законодательство в ХVII-XIX веках очень строго относилось к детям, родившимся вне брака. Брак признавался только совершенный по церковному обряду с соблюдением всех установленных требований. Кстати, сейчас тоже браком признается только брак, зарегистрированный в установленном законом порядке. Гражданский брак - это суррогат брака, такого брака не существует, а отношения, возникающие при сожительстве, права и обязанности, вытекающие из таких отношений, в спорных случаях необходимо доказывать судом.

Установленное в Уложении 1649 года бесправное положение незаконнорожденных сохранялось на протяжении всего XVIII века и в XIX веке было подтверждено указом от 13 июня 1812 года, требовавшим ни в каком случае его к законным "не причитати, и поместий и вотчин того, кто его беззаконно прижил, ему не давать". Устав Петра I о податях, действовавший во времена Екатерины II, вычеркивал незаконнорожденных детей дворян из привилегированного сословия: "Незаконнорожденные, к какому бы званию ни принадлежали их матери, подкидыши и не помнящие родства, приписываются к податным обществам до совершеннолетия". По достижении совершеннолетия они могли "оставаться в том звании, в какое приписаны воспитателями, или же избрать, по собственному усмотрению, другое звание" Совершеннолетний незаконный сын мог избрать любое податное сословие. "Избрать" неподатное дворянское звание "по собственному усмотрению" было в принципе невозможно. Закон предписывал незаконнорожденных детей "записывать за теми людьми, кем они воспитаны, и быть у них вечно, яко крепостным".

Поэтому, дворянин, воспитывавший незаконного ребенка в своей семье и желавший признать его, не имел права передать ему свое звание и обязан был приписать его к своим крепостным крестьянам. Законом было запрещено вводить незаконнорожденных "в знатное шляхетство", в наследство и "в фамилию" по воле их воспитателей, преследуя "чистоту" дворянства, препятствуя распространению сословных дворянских привилегий на "недостойных" граждан: "Благородными разумеются все те, кои или от предков благородных рождены, или монархами сим достоинством пожалованы".

Термин "усыновление" появился только в законодательстве XIX века, причем разрешение на него могло исходить исключительно от государя императора: "Усыновление, подобно узаконению, зависит от верховной власти: никто, кроме государя, не может даровать политического и гражданского состояния" . Случаи удовлетворения просьб узаконения незаконных детей основывались на исключительных особых заслугах просителя перед отечеством и лично государем. Таким примером является удовлетворение прошения Александра Алексеевича Яковлева государем императором Александром I об узаконении его незаконнорожденного сына, Захарьина Алексея Александровича, за особые заслуги Яковлева перед отечеством и лично государем.

Указом 1829 года император Николай I повелел прошений об их усыновлении и узаконении не принимать и не рассматривать. Таким образом, возможность узаконить социальный статус незаконнорожденных детей дворян была им отменена. Благородство дворянства состояло в соблюдении долга и верности, в том, чтобы блюсти чистоту брака - выполнять обязанности, взятые супругами перед Богом во время венчания. Подлым сословиям, плебеям, не знавшим чести, можно, а благородным - нельзя! Желание дворянского сословия жить по-плебейски оказалось чреватым тягчайшими последствиями для всей страны - разрушением российской государственности. Это показала дальнейшая история. Они тогда не знали, но мы-то сейчас знаем!

В рамках действовавших законов никакого усыновления дворянами, признавшими незаконнорожденных детей, произойти не могло. Если дворянин не был женат на матери ребенка, то родившийся ребенок считался незаконнорожденным. Незаконнорожденным считался тот, чье внебрачное рождение было официально зарегистрировано в метрической книге. Поэтому, когда пишут, что кого-то "усыновил" дворянин и дал ему свое имя и состояние, то это в большинстве полнейший вымысел.

Законы - одно, а жизнь - совсем другое: суровость закона компенсируется необязательностью его исполнения в реальной жизни. История показывает, что родители незаконнорожденных могли все же устраивать будущее своих детей. Задача решалась в зависимости от возможностей родителей, количества детей и способа устройства их будущего.

Возможности проявлялись конкретно на социальном уровне, занимаемом отцом. Например, дворянин Яковлев при крещении незаконнорожденного сына Александра указывал, что ребенок родился у иностранной дворянки Луизы от неизвестного дворянина Герцена. Вопрос достоверности указанных сведений решался деньгами и связями. Иностранная дворянка Луиза принадлежала к иноверческой конфессии и православного священника мало беспокоило, была ли эта Луиза в законном браке с неизвестным дворянином Герценом и существовал ли такой дворянин в реальности. Родителю незаконного ребенка, важно было, чтобы в метрической книге было указано отчество и фамилия новорожденного.

До совершеннолетия Герцена дворянин Яковлев был его воспитателем, а к совершеннолетию он старался, чтобы его воспитанник поступил в податное сословие чиновников, выслужил побольше чинов на гражданской службе и получил университетское образование, позволяющее в дальнейшем быстрее выслужить потомственное дворянство. Дворянин Яковлев не предполагал, что его сын, уже тогда любитель веселых пьяных застолий, станет петь похабные песни про императора в присутствии агента тайной полиции и окажется арестованным за это недостойное дело... Дальше задача усложнялась, но все еще оставалась решаемой и была решена.

В случае с Сергеем Александровичем Соболевским, при его рождении его родителями были записаны не дворянин Соймонов и вдова бригадира Бобкова, оба на тот момент в браке не состоявшие, а польские дворяне Соболевские. Польские дворянские фамилии использовались родителями незаконнорожденных отпрысков дворян с целью получения для них потомственного дворянства. Так, именно через польскую фамилию крестного отца путем махинаций и подлогов, совершенных отцом Василия Андреевича Жуковского, тульским помещиком Афанасием Ивановичем Буниным, и его родственниками, поэт, бывший воспитателем императора Александра II, был введен в родовое дворянство 25 июля 1795 года. Широко известная сказка о рождении Жуковского от пленной турчанки Сальхи - всего лишь сказка. Мать Жуковского была дворовая помещика Бунина, и никакой турчанки не было.

Незаконнорожденные дети родителей без возможностей, то есть без связей и денег, порой оставались без фамилии и без отчества. Незаконнорожденные дети крепостных крестьянок рождались крепостными и принадлежали помещику, который владел крестьянкой и ее потомством на праве собственности, мог продать или поменять своих детей-крестьян, даже если отцом их был сам помещик.

Незаконнорожденный сын дворянина по воле отца мог стать его воспитанником. А мог и не стать. Так, например, химик-композитор Александр Порфирьевич Бородин, бывший незаконнорожденным сыном грузинского князя Луки Степановича Гедианова (Гедианишвили) и петербургской мещанки Авдотьи Антоновой, при рождении был записан сыном крепостного слуги князя Порфирия Бородина и оставался крепостным своего отца-князя, пока не получил вольную. Но происхождением Бородин был из крепостных и потому, не мог учиться в гимназии.

Воспитанник дворянина не становился дворянином. Дворянство выслуживалось. Как это делалось, примером может быть "служба" Александра Ивановича Герцена. Александр Герцен фактически служил только треть от всего своего послужного срока, а другой сын Яковлева, Герцен Егор Иванович служил и даже проживал на казенной квартире по месту службы. Но даже выслужив потомственное дворянство, Герцен получил право только купить имение, но не наследовать его от Яковлева. Незаконнорожденный, став потомственным дворянином через службу, не получал права наследовать имения своего отца. Поэтому, утверждения, что Герцен получил в наследство от отца Яковлева его имения - это тоже пролетарский вымысел.

Если бы Иван Алексеевич Яковлев соблюдал свой дворянский долг и не заводил незаконных детей, то это было бы большим благом для России.

История полна примеров продолжительного внебрачного сожительства дворян и наличие у них нескольких незаконнорожденных детей. Общеизвестный пример - дети Алексея Кирилловича Разумовского и дочери его берейтора Марии Михайловны Соболевской, ставшие Перовскими. Если бы не законы, дворянство уже к XVIII веку превратилось бы в сборище отпрысков незаконных связей и случайных соитий. Разрушение долга и чести шло, накапливалось, незаконнорожденные и их потомки постепенно меняли структуру общества и разрушали сословия.
Из философии известно, что накопленные количественные изменения чреваты качественным скачком. Такой качественный скачок произошел в России к началу XX века, когда неисполнение долга и пренебрежение правилам чести стало обычным явлением, начиная с представителей императорской фамилии, впустившей в свои покои сибирского мужика Распутина, мнение которого стало главным фактором принятия решений и управления Россией императором Николаем II, впоследствии пренебрегшим священным долгом и отрекшимся от российского престола.

Более чем за сто лет до роковой революции представитель одного костромского дворянского рода Лермонтовых после службы в Серпухове получил место городничего в уездном городке Руза в Московской губернии. Звали его Алексей Михайлович Лермонтов (ок. 1750 ‒ 05.03.1815). По родству между ветвями фамильного древа Лермонтовых Алексей Михайлович был пятиюродным братом Юрию Петровичу Лермонтову, отцу поэта Лермонтова. По взаимоотношениям и контактам эти пятиюродные братья были чужие друг другу люди.

Благодаря интересу к тупиковой ветви этого рода, прервавшейся смертью на дуэли поэта Михаила Юрьевича Лермонтова, а также заслугам других представителей этого рода в XIX веке род привлек внимание генеалогов. Сейчас не составляет труда найти генеалогическое древо Лермонтовых. Например, широко известная в интернете генеалогическая схема рода, составленная С.А.Панфиловой. Достоверность сведений в схеме о ветви, от которой происходит рузский городничий Алексей Михайлович Лермонтов, мне представляется сомнительной - вызывает вопросы или содержит ошибку, ибо на древе указано, что эта ветвь Лермонтовых исходит от Марфы. Род продолжался от мужчин, а не от женщин.



На фрагменте схемы мной выделена синим цветом родословная Алексея Михайловича Лермонтова, идущая от основателя рода Лермонтовых ротмистра Георга Лермонта, но в третьем поколении почему-то продолженная от Марфы, умершей в 1729 году.

Городничий Рузы Лермонтов был женат дважды. Вторым браком на Елизавете Семеновне, урожденной Борщовой. Законных детей было четверо: Михаил (1774), Клеопатра (1775), Лия (1777) и Аполлон (1787). Как видно по именам, которые отец давал своим детям, Алексей Михайлович был еще тот кудесник!

Считается, что городничий, надворный советник Лермонтов продолжительное время сожительствовал в Рузе с купеческой дочерью Маврой Козминичной Калашниковой. Эта Мавра – дочь рузского купца Козмы Николаевича Калашникова и его жены Евдокии Дмитриевны.

Известно, что всего у Мавры Калашниковой было по меньшей мере девять незаконных детей: Ольга (ок. 1798), Арсений (ок. 1800), Дмитрий (ок. 1802), Петр (1803), Николай (1806), Александра (ок.1808), Вит (1810) Красида (1812), Манефа (1813). По закону у незаконнорожденных детей отчества и фамилии появлялись только в процессе определения дальнейшего их статуса. Дети позднее получили фамилию Рузские, отчество Алексеевичи, в метрических книгах при рождении был отмечен социальный статус: "незаконный сын", "зазорный сын", зазорная дочь", "незаконнорожденный сын"...

Вот пример фрагмента исповедной росписи Московской епархии города Рузы Воскресенского собора за 1821 год:
Никольской слободы купцы и мещане. Двор № 41. Вдова Авдотья Дмитрова Калашникова – 69; дочь ее Мавра Козмина – 44; дети ее незаконнорожденные Олга – 23 Арсений – 21 Димитрий – 19 Петр – 18 Николай – 15 Вит – 11. Работница и солдатка Мавра Гаврилова – 50.

Можно предположить, что эти девять детей были прижиты Маврой от многолетнего сожительства с городничим Лермонтовым. Основанием является личное письменное заявление самого городничего, направленное им в Московское губернское правление 27 мая 1811 года.

В Московское Губернское Правление от Рузского Городничего Лермантова
Рапорт
Московским Губернским Правлением сего 1811 года минувшего Мая от 26-го с № 80121-м предписано мне указом учинить оккуратнейшую выправку о представляемом мною воспитаннике Рузском, из какого состояния и от кого рожден, и не состоит ли он положенным в подушном окладе; на который указ сим Московскому Губернскому Правлению донесть честь имею, что помянутый Арсений Рузской есть мой сын прижитый незаконно, который по рождении воспитан мною и обучен в гимназических училищах разным наукам, что и свидетельствует в представленном от него Аттестате, данном от Гимназии Народных Училищ, а потому он и в подушном окладе не положен.
Июня 27 дня 1811-го года городничий Лермантов


Как видно, городничий Лермонтов ошибался в том, что если Арсений Рузский был незаконно им прижит, воспитан им и обучен, то он не состоит в подушном окладе. По закону "Незаконнорожденные, к какому бы званию ни принадлежали их матери, подкидыши и не помнящие родства, приписываются к податным обществам до совершеннолетия".

Этот рапорт был ответом на запрос из Московского губернского правления, поступивший после повторного доношения Лермонтова, "что неположенный в подушный оклад Арсений Алексеев сын Рузской желает заступить на праздную копеистовскую ваканцию в Рузское городническое правление". Первое доношение Лермонтовым было подано осенью 1807 года. Губернское правление разрешения на занятие "праздной ваканции" Арсением Рузским не выдало.

Из сведений, содержащихся в исповедной росписи, следует, что Арсений родился около 1800 года. По документам видно, что заботливый отец Лермонтов, как и отец Герцена, Яковлев, старался устроить судьбу семилетнего сына Арсения, определив его пораньше на службу - к себе в городское правление "копеистом". Приведенный Рапорт Лермонтов подал в 1811 году, к тому времени у Мавры уже было рождено семеро детей. Они числились воспитанниками Лермонтова, поэтому есть основания считать, что не только Арсений, но все эти дети были прижиты Маврой незаконно с городничим Лермонтовым.

Происхождение фамилии Рузские по названию города, где Лермонтов был городничим и где родились его зазорные дети. Александра, Красида и Манефа умерли в детстве. Лермонтов Алексей Михайлович умер в 1815 году. Однако дети его были обучены и устроены на службу. Мавра Козминична Калашникова доживала свой век у младшего сына Вита Алексеевича Рузского, который служил в Рязанской губернии и в 1843 году он был коллежским секретарем.

Если потомки законных детей городничего Лермонтова в лабиринтах истории затерялись, то из детей Мавры Калашниковой известны потомки трех сыновей: Дмитрия, Николая и Вита (в последствии его потомки стали писаться с удвоенным "т" Виттовичи).

Мы живем в эпоху разрушения семьи, и видимо по этой причине элементы современного семейного разрушения, ставшие обычными представлениями для исследователей-генеалогов, присущи современному генеалогическому подходу. При изучении отношений людей в прошлом такими исследователями приписываются и даже навязываются участникам этих отношений современные взгляды на деторождение и родство. Отсюда возникают сведения в генеалогических источниках, не соответствующие правовым и социальным историческим обстоятельствам, например, такие: Аполлон Алексеевич Лермонтов сын Алексея Михайловича Лермонтова, брат Михаила Алексеевича Лермонтова, кровный брат Арсения Алексеевича Рузского. Аполлон Алексеевич Лермонтов не был кровным братом Арсению Алексеевичу Рузскому, поскольку рождение детей вне брака не было фактором родства, принадлежности к роду.

Объектом исследования генеалогии является семья. Семья - это основанная на браке или кровном родстве малая группа, члены которой связаны общностью быта, взаимной помощью, моральной и правовой ответственностью. Кровное родство, даже если факт его установлен, не являлся основанием для Лермонтовых с зазорными детьми Рузскими образовывать семью, члены которой связаны общностью быта, взаимной помощью, моральной и правовой ответственностью. Фактов, что Лермонтовы и Рузские были связаны хоть чем-то из перечисленных общностей, не существует.

Разумеется, Аполлон Лермонтов не несет ответственность за несдержанную похоть своего отца, безответственно разбрасывавшего свое семя, когда ему хотелось, в нарушение установленных обязанностей, долга и чести. А потому, не допустимо современным исследователями генеалогии безосновательно навязывать Аполлону Лермонтову в качестве единокровных братьев Арсения, Вита, Дмитрия, и других Рузских.

Из материалов судебных тяжб, хранящихся в архивах, видно, что многие представители фамилии Лермонтовых обладали весьма неуживчивыми характерами, были склонны к ссорам и по пустяковым причинам заводили судебные дела "об оскорблениях". Известны случаи, что при записи в дворянскую родовую книгу Костромской губернии представители разных ветвей рода Лермонтовых подавали отдельные родовые росписи, подчеркивая свою обособленность от других потомков Георга Лермонта. То есть даже между собой Лермонтовы не составляли клан людей, связанных родовой общностью. Обидчивость и желание оскорбляться, неуживчивый характер вполне выразился в характере Михаила Юрьевича Лермонтова, любившего унижать и оскорблять. Это стало роковым свойством его натуры и окончилось его смертью на дуэли.

Навязывать этим давно умершим людям кровных родственников, прижитых рузским городничим с Маврой Козминичной Калашниковой, неправомерно, некорректно, недопустимо. И более того, нет фактов, что сами зазорные дети Рузские когда-то причисляли себя к роду дворян Лермонтовых: они жили в исторической реальности, где подобное просто было недопустимо. Безродный пролетариат, для которого главным было производить потомство (proletarius — "производящий потомство"), тогда еще не сформировал и не установил в качестве диктатуры безродные моральные нормы.

Чтобы подчеркнуть разницу, основанную на понятии "семья", сошлюсь вновь на Герцена и Соболевского. Первый был членом семьи Яковлева как воспитанник и был признан сыном Яковлева фактически, но не являлся им юридически. Второй был признан сыном и братом детей Соймонова фактически, являясь юридически дворянином по фамилии Соболевский. Но и Герцен, и Соболевский были связаны с другими членами семей Яковлевых и Соймоновых общностью быта, взаимной помощью, моральной ответственностью. Не хватало только ответственности правовой, но она в значительной мере была компенсирована семьей взаимными моральными обязательствами.

В случае с детьми Рузскими, никаких связей между семьей Лермонтовых и ними не установлено. Была семья Рузских. Известно, что рузский городничий постоянно проживал отдельно от своей законной жены Елизаветы Семеновны и детей, живших в их костромском имении Новинское, ранее принадлежавшем Анастасии Федоровне Брянчаниновой, бабушке законных детей А.М.Лермонтова.

Наверное, нынешним потомкам Рузских и тем, кто пытается сейчас на имени Рузских делать деньги, важно сообщать, что Рузские являются родственниками Лермонтовым и даже поэту Лермонтову - так лучше продается. Нет! Рузские произошли от незаконной связи рузского городничего Алексея Михайловича Лермонтова с купеческой дочерью, девицей Маврой Козминичной Калашниковой, поэтому роды дворян Рузских не являются продолжением дворянского рода Лермонтовых и Рузские родственниками Лермонтовым не являются.

Дворянских родов Рузских образовалось два, и они происходили от разных представителей этой фамилии: Николая Владмировича Рузского и Павла Виттовича Рузского. Это роды дворян Рузских, основанные на выслуженном дворянстве, а потому были занесены в II и III части дворянских книг - роды военного дворянства и потомственное дворянство, заслуженное приобретением высших гражданских чинов.
Tags: Бородин, Герцен, Жуковский, Лермонтовы, Рузские, Соболевский, Яковлевы, гибель монархии, дворянство, незаконнорожденные
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments