bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Category:

Луи Буис, придворный парфюмер российских императоров.

В некотором царстве, в превеликом Российском государстве, в старой его столице древнем городе Москве, давным-давно, больше двух столетий назад жил-был один парфюмер. Был тот парфюмер "иностранной нации", то ли бельгиец, то ли швейцарец, а может быть даже француз, и имя его было иностранное, даже скорее французское - Луи Буи (Louis Bouis). Русский человек, хотя и терпит, но предпочитает закрывать открытые двойные гласные в окончаниях, поэтому и стали его звать по фамилии Буис, тем более, что на конце в фамилии его буква "S" была, но не звучала, так чего же ей было зря пропадать без дела?..

Никто не знает, прибыл ли в Российское государство "оный Луй" добровольно, сам, по выбору места жительства, или его, как и тысячи других ему подобных, принесло в Москву чумной волной цивилизационной войны под названием поход Великой армии в Россию. Война, как волна, схлынула, оставив после себя разруху и пожарища, десятки тысяч трупов на российских полях, десятки тысяч пленных, раненых, бродячих "шарамыжников" и тех, кто вольно или невольно стал встраиваться в жизнь той страны, того превеликого государства, куда забросила их судьба. По возрасту Буис вполне подходил для участия в военной кампании. Он родился в 1770 году, и к 1812 году был мужчина в полном расцвете сил.

Луи Буис записался в купцы московские и в 1817 году завел в Москве фабрикацию на фабрике и продажу благовонных товаров в своем магазине - стал московским парфюмером. Долго ли, коротко ли, но стал этот парфюмер известным в стольном городе Москве настолько, что произведенные им благовонные товары дошли до утонченного обоняния самого императора Российского, и так понравились Его величеству, что получил московский парфюмер Луи Буис право именовать себя придворным парфюмером. Вот такой сказочный синопсис!


Период жизни парфюмера Буиса в 1820-е годы был самым важным в организации его дела, да и во всей его жизни: если бы он не занялся фабрикацией и торговлей парфюмерных и косметических средств в Москве, то имя его исчезло бы с его смертью. Только его воля и дело позволили сохраниться его имени в истории и стать торговым знаком, приносящим доходы от его использования после смерти самого парфюмера.

Роль Луи Буиса в истории российской парфюмерии недооценена. В историографии зарождения парфюмерного производства в России на первое место ставится фабрика Альфонса Ралле (наименование фирмы 1843 по 1857 год "А.А.Ралле"), устроенная им в бывшей усадьбе князя Николая Степановича Всеволожского в Хамовниках. Это несправедливо! Первым в Москве, за четверть века до Альфонса Ралле, с его братом Эженом и Фредериком Дютфуа, в Москве стал фабриковать благовонные продукты именно парфюмер Луи Буис.

Сохранность имени и значение этого имени для истории сильно зависит от добросовестности потомков, их действий по сохранению отческого имени и, прежде всего, от сохранения документов, свидетельствующих о деяниях предка, давшего им не только жизнь, но и основу для благосостояния. Сам Ралле, его партнер Дютфуа и его наследники оказались бережливыми по отношению к имени Ралле - к тому, что их обогащало. Потомки Луи Буиса оказались людьми иного склада. Поэтому, история почти "забыла" о том, что именно Буис был первым российским парфюмером.

Об имени Альфонса Ралле следует еще добавить, что все пересказчики в своих рассказах про его парфюмерную фабрику тиражируют одну ошибку, что якобы Ралле при продаже своей фабрики в 1856 году поставил условие, чтобы фабрика сохранила имя Ралле. Такое условие находится в противоречии с логикой и законом, ибо это условие является обременением права покупателя. А при продаже фабрики Альфонсом Ралле он получил цену, назначенную за фабрику, и уехал навсегда в Гренобль, и никаких оснований обременять права покупателей не осталось.

Обусловить можно получение наследства, дарение, а завершенная продажа - это справедливый обмен предмета торга на деньги с отчуждением и переходом права собственности от продавца к покупателю. После совершения сделки собственник получает право распоряжаться своей собственностью так, как считает нужным. Отсюда следует, что требование к владельцу со стороны того, кто этой собственностью не владеет, не менять название фирмы после покупки не имеет никакой законной силы. Наверное, наивная уверенность современников, что в Российской Империи не действовала логика и законы, рождает подобного рода вымыслы.

С фирмой по имени Ралле было несколько иначе, чем пишут интернетные сказочники. Не могло быть законного требования со стороны Ралле оставлять его имя! Новые собственники поступили разумно и законно. Поскольку Альфонс Ралле в 1855 году был удостоен звания поставщика Высочайшего двора, они оставили его славное имя в названии новой учрежденной ими фирмы, названной "Торговый дом А.Ралле" - именно в такой организационно-правовой форме существовала фабрика с 1857 по 1897 год, пока был жив главный акционер этой фирмы Фредерик Дютфуа. После смерти Фредерика Дютфуа предприятие было продано другому владельцу, Ширису, организационно-правовая форма была изменена на товарищество, партнерами было проведено новое акционирование. Так появилось "Товарищество Высшей парфюмерии "А.Ралле и Ко", существовавшее с 1897 по 1917 годы.

Особо отмечу, что партнерство "А.Ралле и Ко" начало свое существование в 1897 году - до этого времени его не существовало вообще!

Купец мог торговать парфюмерией, но не производить ее - именно так действовали другие французские торговцы. Это приносило немалый процент дохода. Только фабрикантами таких купцов называть нельзя. Буис не только торговал, но и производил свои ароматы. Я уже кратко описывала процесс анфлёранжа, в результате которого получают ароматическую помаду - промежуточное сырье для парфюмерии, жир, впитавший в себя цветочные ароматы. Ароматические помады были товаром, который закупали парфюмеры для создания собственных ароматов, состоящих из ароматических сочетаний.

О начальном этапе парфюмерного производства Луи Буиса мало что известно, но то, что известно, подтверждает, что он действительно занимался фабрикацией ароматной продукции, а не только торговал чужими товарами. Иногда достаточно одного случайного, косвенно упомянутого, на первый взгляд совершенно проходного, ничего не значащего факта, чтобы понять, что этот факт - только проявившийся сквозь плотный мрак времени штрих обширной деятельности человека. Этот штрих - только часть целого, но эта часть позволяет предполагать наличие этого целого.

Аллегория этому феномену показана средствами кинематографа у Джузеппе Торнаторе в фильме "Лучшее предложение", когда от трех соединенных вместе шестеренок механиком воссоздается целый сложный механизм "механической куклы". В данном случае я имею в виду именно способность видеть нечто большее целое в малом, поскольку шестеренки - это всегда часть чего-то целого.



Три шестеренки, найденные в подвале усадебного дома, являются частью головоломки - "механического человека"




Почти готовый андроид - "механический человек", начатый с трех шестеренок, но сам являющийся по фабуле фильма, частью сложного механизма.


В Москве за Сухаревой башней еще Петром I в 1706 году был устроен Аптекарский огород для выращивания лекарственных растений. Сейчас - Ботанический сад МГУ на проспекте Мира. Сначала он был приписан к Аптекарскому приказу, затем перешел в ведение Московского госпиталя, с образованием Московской медико-хирургической Академии его передали для практических занятий студентов Академии и занятий научными исследованиями ее преподавателей. В 1805 году он был куплен Московским университетом, поскольку университетский ботанический сад на Моховой к тому времени стал тесным для учебно-исследовательских целей. Университет продал участок на Моховой под частную застройку, а на часть вырученных от продажи денег купил бывший Аптекарский огород.

Аптекарский огород, а впоследствии Аптекарский сад, традиционно находился в ведении живших и работавших в Москве ботаников и естественников профессоров-немцев. Так было до 1826 года, когда на смену умершему ординарному профессору кафедры ботаники Московского университета Георгу Францу Гофману заведовать им был назначен выпускник Московского университета Михаил Александрович Максимович, впоследствии русский историк, ботаник, этнограф, филолог, Член-корреспондент Петербургской Императорской академии наук.

Максимович, малороссийский племянник профессора римской словесности Московского университета Р.Ф.Тимковского, начал курс в университете в 1819 году студентом словесного отделения, но при этом был страстным ботаником, и в свободное время пешком исходил окрестности с целью изучения подмосковной флоры. Через два года, в 1821 году, он перешел на физико-математическое отделение, где сблизился с профессором ботаники Гофманом и стал бывать у него в Аптекарском саду. Выпустился М.А.Максимович кандидатом летом 1823 года.

Вот как он описывал в воспоминаниях Аптекарский сад этим выпускным летом:
"Чуть не райским садом показался он мне в 1823 году когда я, после четырехлетнего студентства, стал кандидатом физико-математических наук и бы приглашен профессором ботаники Гофманом провести у него в саду летнюю вакацию. Счастливейшее лето в моей жизни!"

Профессор Гофман умер в 1826 году и на его место был назначен М.А.Максимович. Должность и место это никак нельзя назвать выгодным в материальном отношении. Как жалование заведующего, так и средства, необходимые для содержания сада, Московским университетом отпускались весьма скудные. Поэтому еще до Максимовича, при Гофмане, установилась практика разведения цветов и деревьев для получения средств на поддержание сада в надлежащем в соответствии его статусу и назначению порядке. Уже тогда принцип самообеспечения практиковался в российской науке!)

Время весны и начала лета, пору цветения растений в Аптекарском саду Максимович описывал так: "Между тем промышленное цветоводство продолжалось чередой в нашем саду. По заказу парфюмера Луи Буиса ежегодно насаждалось множество гряд резеды - и ее благоуханием сменялось весеннее дыхание сладкопахучего тополя, перенесенного к нам из Горенского* сада еще при "ботаническом Фишере"**.
---------------------
* - Горенский сад - уникальный ботанический сад в имении Горенки Алексея Кирилловича Разумовского, страстного любителя растений, пришедший в упадок и потерянный после смерти Разумовского.
** - "ботанический Фишер" - профессор-немец, трудившийся над созданием ботанического сада и оранжерей Разумовского в Горенках.

Говоря о Максимовиче, не могу не отметить участие в его жизни Сергея Александровича Соболевского, на средства которого М.А.Максимович в 1827 году издал собранные им и литературно обработанные "Малороссийские песни".

Важным фактом деятельности М.А.Максимовича на должности заведующего Аптекарским садом Московского университета было его стремление сохранить целостность сада неприкосновенной. Половину территории сада арендовал для выращивания растений преемник Фишера в Горенках, садовник, а впоследствии устроитель Петровского парка, Федор Федорович Финтельман, который хотел выкупить арендуемую часть Аптекарского сада у Московского университета в свою собственность. Максимович всемерно препятствовал этому, и только после его перевода летом 1834 года на должность ректора Киевского университета Финтельману все же удалось осуществить задуманное и, разделив купленный участок, он вскоре распродал его по частям. Так Аптекарский сад лишился половины своей территории.

Нельзя не упомянуть факт знакомства М.А.Максимовича с любителем минералогии и химии Алексеем Александровичем Яковлевым, тем самым единственным сыном, узаконенным Александром Алексеевичем Яковлевым из многочисленного его потомства от разных матерей-крепостных, появившегося на свет под фамилией Захарьиных. Герцен в романе "Былое и думы" называл его "химиком". Кстати, и сам Александр Герцен был среди слушателей лекций М.А.Максимовича в университете и даже говорил ему с удивлением, что Алексей Александрович Яковлев, живший уединенно, только к одному Максимовичу "выезжает из своего дома на Тверском бульваре".

Завершая участие Герцена в этой теме, не могу не упомянуть, что имя Луи Буиса встречается в эпизоде романа "Былое и думы", когда Иван Алексеевич Яковлев беседует с немцем Зонненбергом и на вопрос Яковлева "Где вы покупаете помаду?", - немец отвечает "У Буйс, на Кузнецкий мост" (А.И.Герцен "Былое и думы", глава V).


В парфюмерии традиционно использовался вид резеда пахучая или душистая (Reseda odorata). Природные условия умеренного климата Средней России позволяют ее выращивать как однолетнее растение из семян. По свидетельству М.А.Максимовича, парфюмер Луи Буис ежегодно заказывал в Аптекарский сад университета посадить для него значительное количество этого ароматического растения, выращиваемого для получения ароматической помады непосредственно в Москве.



Резеда пахучая (Reseda odorata)

Факт, что для Луи Буиса выращивалась в большом количестве резеда, говорит о том, что парфюмер создавал свои эссенции и помады. Это уже гораздо больше, чем создание парфюмером аромата из купленных чужих помад. Скорее всего, растения использовались для выработки собственной, буисовской помады, из ароматных цветков резеды, выращенных в Аптекарском саду Московского университета. Хотя, разумеется, объемы этой помады значительным назвать нельзя. Однако, если Буис ежегодно заказывал и оплачивал посадки множества грядок с резедой, то это значит, что он вполне был удовлетворен финансовым результатом, извлекаемым им от применения в своей работе ароматного растительного сырья.

Тут есть другой важный момент: для экспериментов по созданию ароматов этого было достаточно, а искусство парфюмерии тогда, как и сейчас, в значительной степени было эмпирическим, и каждый парфюмер хранил свои профессиональные находки, полученные исключительно опытным путем. Поэтому, сотрудничество Луи Буиса с Московским университетом могло не ограничиваться только заказами на посадки ароматных растений в Аптекарском саду. Он должен был сотрудничать с химиками, использовать лаборатории, пользоваться библиотекой, располагающей сведениями об открытиях передовой научной мысли...

Как показывает история, Луи Буис сотрудничал в Москве не только с представителями науки. Магазин, где он торговал благовонными товарами, находился на Кузнецком Мосту. Кузнецкий Мост возобновил свою "французскую" торговлю сразу после ухода французской армии из Москвы. Ко времени, когда там завел торговлю парфюмер Буис, Кузнецкий Мост уже отстроился в новом качестве. В историко-культурном путеводителе "Старая Москва" известный беллетрист и историк искусства первой трети XX века, Виктор Александрович Никольский, так описывает Кузнецкий Мост 1820-х годов от Петровки:

"Первый дом налево между Петровкой и Неглинным проездом, у бывшего моста, некогда имел террасу вдоль всего фасада, как старинная церковь, стоял на подклете, очевидно защищавшем дом от разливов Неглинки. В этом доме помещалась гостиница "Лейпциг", а затем "Россия", в которой жили обыкновенно артисты итальянской оперы, и модные магазины Шарпантье, Годон и Рисс. Напротив, в здании современного пассажа (бывшего Солодовникова) было еще четыре модных магазина: Бовар (Мегрон), Камбень, Бурновиль и Флориан, а также торговал кондитер и парфюмер Буис."

Тот дом напротив гостиницы, о котором пишет Никольский, это бывший особняк Д.П.Татищева. Как выглядела описываемая улица, дает представление рисунок бывшего пленного француза Огюста Кадоля. Кадоль уехал из Москвы в 1823 году, поэтому, можно считать, что рисунок в той или иной степени показывает улицу, которую видел Луи Буис из окон своего магазина и по которой ходил.



Слева на рисунке гостиница, в которой жили артисты итальянской оперы и где находился модный магазин Франца Рисса - мода была для него еще одним прибыльным товаром, наряду с книготорговлей. Напротив - дом Татищева, где был магазин "кондитера и парфюмера Луи Буиса".

Кондитер - это неизвестный мне ранее вид деятельности Луи Буиса. И пока не удалось найти никаких других упоминаний, что он производил или торговал в своем магазине кондитерскими продуктами. По своим свойствам парфюмерия и кондитерская являются антагонистами, ибо кондитерские изделия легко впитывают парфюмерные запахи и при этом безнадежно теряют свой привлекательный вкусный аромат. Так это выглядит с высоты испорченного изобилием кондитерских и парфюмерных продуктов вкуса жителя XX-XXI века. Как знать, может быть в начала XIX века не мешало одно другому...

С другой стороны, нет оснований полностью доверять всему сказанному Никольским, ведь он допускает неточности. Как пример таких неточностей, чуть дальше по тексту он сообщает, что усадьбой между Неглинкой и Рождественкой, выкупленной казной под здание Московской медико-хирургической академии, владел Платон Петрович Бекетов, что не соответствует действительности: усадьбой Платон Бекетов никогда не владел - ею владела мачеха Платона Бекетова, Ирина Ивановна Бекетова, а пасынок ее завел типографию в принадлежавшем ей флигеле.

По всей вероятности близость жительства певцов итальянской оперы к магазину и жительству Луи Буиса послужила причиной, что между ним и одной придворной певицей возникли и установились отношения делового сотрудничества. Имя этой певицы дошло до меня в искаженном и неполном виде - известна только фамилия и инициал, но факт делового сотрудничества между парфюмером и певицей задокументирован: в описях Исторического архива в Петербурге есть дело "Департамента мануфактур и внутренней торговли Министерства финансов по прошению купца второй гильдии Луи Буйса и бывшей придворной певицы Т.Маччиорлети (Маджиорлети) о присвоении им звания придворных парфюмеров" Крайние даты дела 1 ноября 1821 года и 17 мая 1827 года, география дела Москва.

Дело начато при Александре I и решено при Николае I. Я отправила запрос в Архив и очень надеюсь на получение сведений о жизни человека, который был первым придворным парфюмером двух российских императоров. Звание Поставщика Высочайшего двора появилось в 1824 году, а юридически порядок присуждения почетного звания был сформирован в 1856 году, уже при Александре II. Но кроме этого звания существовали поставщики услуг императорскому двору, которые могли именоваться так, как именовалась певица Т.Маччиорлети (Маджиорлети), придворными, фактически придворными в полном смысле слова, не являясь. Это были парикмахеры, ювелиры, обойщики, врачи и прочие исполнители работ для Высочайшего двора. Так вот, Луи Буис и бывшая придворная певица просили о присвоении им звания придворных парфюмеров, и такое звание просителям было Высочайше пожаловано.

Несмотря на отсутствие юридического порядка получения звания поставщика Высочайшего двора, почетное звание это даровалось по благоволению всероссийского самодержца в ответ на личное прошение подданного и полностью зависело от воли императора. Если нельзя сказать наверняка, когда именно Луи Буис был приведен к присяге на подданство, в 1820 году или раньше, то в ревизских сказках он однозначно назван российским подданным из иностранцев. Также пока нет документов, нельзя сказать, с какого времени он получил право впервые именоваться придворным парфюмером.

Дом Д.П.Татищева был построен в 1822 году. После этого времени и обосновался магазин Луи Буис на этом месте. Объявление в газете "Московские ведомости" в 1825 году сообщало, что "Луи Буис, привилегированный придворный Парфюмер, имеет честь известить Почтеннейшую Публику, что им вновь получена масса самых отборных спиртовых духов 28 различных запахов, кои суть: сиренга, мусслин, резеда, кассия, Шеврфейль, гелиотропий, пахучий горошек, тубероза, мильфлер, амбруазий, жасмин, деделис, ландыш, жонкиль, флердоранж, префлери, экстре-шери, обепин, каприз Валерии, букет Императрицы, деправ, десуверен, синель, нарцис амбре, Английский мед, мед амбре, фиалка, Португальские духи"

Это объявление показывает, что к 1825 году Буис уже имел звание придворного парфюмера - трудно поверить, что он мог рискнуть так себя называть в газете, читаемой при Дворе, когда ни одно придворного парфюмера еще в природе не существовало! Косметическая лавка Буиса на Кузнецком Мосту указана в справочнике Соколова за 1826 год.

Магазин существовал после смерти парфюмера, пережил смены собственников дома Татищева перестройку здания и превращение его вместе с соседним строением в пассаж купца Солодовникова, переходил в руки наследников, преемников, и хотя именовался еще магазином Луи Буиса, есть основания считать, что к 1860-м годам магазином Луи Буиса уже не являлся, то есть, возможно, не был связан с именем придворного парфюмера Луи Буиса законными узами.

Луи Буис женился приблизительно в 1826 году, и в 1827 году у него родился сын Адольф. Ревизские сказки содержат противоречивые сведения об имени жены Буиса, то называя ее Настасьей Францевной, то Гортензией Людвиговной. Она была сильно младше мужа - на 39 лет. Кроме сына Адольфа, у семейной пары Буисов родились две дочери: Клара в 1830 году и Адель в 1834 году. Дочери его никак себя не проявили и сведений об их участии в деле нет.

Где в первое время находилась парфюмерная фабрика Луи Буиса, точно выяснить мне пока не удалось, но есть вероятность, что он изначально основал парфюмерное производство в Бутырской слободе, где от Бутырской улицы в сторону Петровского Разумовского в 1880-е годы уже будет существовать Буисовский переулок - по фамилии Буис. Это не исключает того, что фабрика его могла находиться в домовладении ближе к городу.



План Москвы в 1881 году с отображенным на нем Буисовским переулком. Фабрика в 1867 году числилась на четной стороне переулка. К 1882 году никого из наследников Луи Буиса уже не будет среди здешних домовладельцев.

Умер придворный парфюмер Луи Буис в 1842 году в возрасте 72 лет. В 1842 году вдова Луи Буиса, Гортензия Буис, была домовладелицей усадьбы в Сущевской части, стоимостью 2000 рублей серебром. После смерти мужа она занималась торговым делом и была записана в третью купеческую гильдию. Сын Адольф Буис вышел из купечества в 1846 году в домашние учителя.

После смерти Луи Буиса начинаются странности, которые мне представляются недобросовестными спекуляциями на имени умершего. Так, вдова Гортензия Буис продолжает использовать звание придворного парфюмера Луи Буиса в рекламе магазина и парфюмерных товаров. Как известно, звание придворного поставщика присуждается лично и по наследству не передается. Поэтому, использование этого личного почетного звания Луи Буиса его вдовой нельзя назвать добросовестным.



Это сведения из "Указателя Третьей в Москве выставки российских мануфактурных изделий 1843 года" Луи Буис уже год как умер. Вдова Гортензия Буис, представившая на выставку парфюмерную продукцию, подавала магазин на Кузнецком Мосту, как "заведение придворных парфюмеров", хотя Гортензия Буис в числе придворных поставщиков никогда не значилась. В проспекте для выставки нет ни слова о существовании у Гортензии Буис фабрики по производству парфюмерии.

Положения о порядке проведения выставок были Высочайше утверждены Николаем I в 1848 году, однако изначально смысл и цель проведения таких выставок была в поощрении внутреннего производства, а не награждении тех, кто хорошо торгует привозным иностранным товаром: "на выставки допускались "изделия всех родов, по желанию фабрикантов и ремесленников, имеющих собственные заведения во всех частях Империи, Царства Польского и великого княжества Финляндского".

После смерти Луи Буиса появляется "фирма" "Л.Буис и Ко". Российское законодательство рассматривало понятие "фирма", как "название, под которым купец ведет свое торговое предприятие, которое он употребляет на вывесках, этикетах, объявлениях и т.п. предметах и которым он подписывается. Такое название для лиц, производящих торговлю не в товариществе, обыкновенно заключается в фамилии лица, производящего торговлю с присовокуплением иногда его имени и отчества. Хотя в наших законах упоминается только о фирме торговых товариществ, но тем не менее производство торговли под фирмою, состоящею из имени и фамилии, составляет у нас весьма распространенное обыкновение. При существовании такого обычая долговременное производство торговли под фирмою, состоящею из имени и фамилии торговца и возможность приобретения такою торговлею под фирмой известной репутации и доверия, - заставляют смотреть на имя, под которым производится или производилась торговля, как на имущество, имеющее известную и весьма часто немаловажную ценность. Затем, по смерти лица, производившаго торговлю под известною фирмою, фирма эта, как оставшееся после него имущество, должна составлять собственность наследников его и может быть, с соблюдением установленных правил, употребляема ими по своей торговле."

На основании сказанного, имя Луи Буиса, под которым он торговал до своей смерти, после его смерти "является собственностью его наследников и может быть употребляемо ими по своей торговле." После его смерти вдова начинает торговать "под фирмою" "Луи Буис и Ко", и такое название фирмы указывает на учреждения товарищества. Однако, по всему видно, что товарищества с таким названием учреждено не было, было только незаконное использование такого названия вдовой, которая единолично управляла "заведением". Отсюда следует, что использование Гортензией Буис, ее представление своей торговли на выставках "под фирмою" "Луи Буис и Ко" было незаконным деянием.

За время управления делом Гортензией Буис мне не удалось найти никаких сведений о работе фабрики по выделке благовонных товаров. По всей вероятности, она вела только торговое дело.

Имя Гортензии Буис, купчихи третьей гильдии, исчезло из упоминаний в справочной литературе в связи с торговлей парфюмерией и с местом жительства после 1857 года, когда она была указана в ревизской сказке. В 1858 году появляется третьей гильдии купец Адольф Буис, который прибыл в купечество в 1858 году из домашних учителей. Иногда он же называется другим именем - Александр Осипович Буис. Что-то у наследников Луи Буиса не так было с именами!...) К началу 1860-х годов Адольф Буис определился с именем, привык к нему окончательно и стал навсегда везде называться Адольфом. Занялся делом - устроил завод по производству гвоздей в усадьбе в Бутырках, и там же, возможно, устроил фабрику по выделке благовонных товаров, но не под законным именем своего знаменитого отца, которое уже давно всем было известно, а под своим собственным!

Адольф Буис - прямой наследник своих родителей. Как прямой наследник он имел право пользоваться именем отца в своем производстве. Однако он почему-то этого не сделал.

Некоторое время о парфюмерной фабрике не было никаких упоминаний, хотя парфюмерная продукция купца Адольфа Буиса, как и его гвозди, представлялась на промышленных выставках, и получила две медали: на выставке 1861 в Петербурге и на выставке 1865 года в Москве. В 1867 году его продукция участвует в Парижской выставке и там его гвозди вместе с косметическими изделиями получают награды. И всегда Адольф Буис указывает, что его фабрика образована его отцом в 1817 году.

Это все очень хорошо, но с 1864 года в Москве на Кузнецком мосту "под фирмой" "Луи Буис и Ко" торгует бельгийский подданный Август Карлович Лемерсье, который называет себя преемником "Луи Буиса и Ко", и его предприятие тоже образовано 1817 году!



Реклама парфюмерной фабрики "Л.Буис и Ко" от Августа Лемерсье. Забавно, что у Луи Буиса был только один единственный сын, но у его предприятия оказалось два преемника, с разными фамилиями, торгующих под двумя разными "фирмами", но считающие, что обе эти разные "фирмы" ведут свое начало от одного, основанного в 1817 году, предприятия парфюмера Луи Буиса, который при жизни своей торговал только под своим собственным именем безо всяких "Ко".

Получается, что законный прямой наследник Адольф Буис производит благовонные товары под своим именем, а неизвестно кто торгует продукцией несуществующего партнерства под фирмой не существовавшего партнерства. Это наводит на мысли о производстве и продаже контрафакта!

Вдохновленный успехами на выставках, Адольф Буис с Львом Васильевичем Депре, бельгийским подданным, и Эдуардом Яковлевичем Ришаром, купцом второй гильдии, учреждает в 1867 году партнерство "А.Буис и Ко", после чего в Москве действует это партнерство и одновременно под фирмой псевдо-партнерства "Л.Буис и Ко" торгует Август Лемерсье.



На плане отмечены расположения трех фабрик: товарищества "А.Буис и Ко" в Буисовском переулке, фабрика Армана Дютфуа на Большой Панской улице и будущая фабрика товарищества высшей парфюмерии "А.Ралле и Ко" на Вятской улице, которая будет сюда перенесена из Хамовников в 1897 году.

Буисовский переулок появился на картах и планах Москвы где-то к 1870-м годам. Поэтому относить происхождение его названия по, возможно, существовавшей тут фабрике Луи Буиса пока нет никаких оснований.

Известно, что Адольф Буис и Август Лемерсье были очень близки между собой. Об их семейно-родственных отношениях сведений никаких нет, но что-то их связывало. Может быть просто дружба и финансовая зависимость.

Через какое-то время после создания в 1862 году Московского общества охоты имени Александра II, одним из инициаторов которого был Павел Карлович Урбен, сын Карла Урбена и внук Франца Ивановича Рисса, Адольф Буис и Август Лемерсье стали играть в этом обществе значительные роли. Адольф Буис до своей смерти в 1872 году был казначеем Общества, а Август Лемерсье стал его вице-президентом и был им тоже до своей смерти в 1879 году. По инициативе Лемерсье после смерти Адольфа Буиса в 1872 году среди членов Общества была объявлена добровольная подписка по сбору средств для учреждения стипендии особо одаренным студентам Строгановского училища имени Адольфа Буиса с целью увековечения его памяти. Была собрана сумма 1300 рублей и размещена на депозит в Первый Купеческий банк. Со временем сумма превышала 1500 рублей. Получаемые проценты шли на выплаты стипендий студентам.

После смерти Адольфа Буиса его фабрика по производству гвоздей в Буисовском переулке в Бутырской слободе была куплена братьями Гужонами - они там тоже делали гвозди. Судьба парфюмерной фабрики неизвестна - она словно растворилась, исчезла из Бутырок. В 1882 году, согласно сведениям Московского обер-полицмейстера никакой парфюмерной фабрики вообще и с фамилиями владельцев с фамилиями Буис или Лемерсье, в частности, в 1882 году там не было.
А магазин на Кузнецком Мосту продолжал торговать товарами от Луи Буиса, которые неизвестно где производились.

После смерти в 1872 году Адольфа Буиса, Август Лемерсье перестал подавать сведения в справочники о том, что он торгует под фирмой "Л.Буис и Ко". Когда умер Август Лемерсье, торговать в магазине стала Екатерина Лемерсье, скорее всего, жена Лемерсье. Она торговала там до 1889 года, когда торговля перешла к опеке Матвея Лемерсье, то ли несовершеннолетнего, то ли недееспособного наследника Екатерины Лемерсье. Позже в дело вступил Адольф Августович Лемерсье, который был акционером и одним из директоров товарищества Высшей парфюмерии "А.Ралле и Ко". Одновременно, он владел небольшой своей парфюмерной фабрикой на Вятской улице. Но все это уже не имело отношения к имени Луи Буиса, даже если все эти торговцы торговали от его имени.

Так исчезло дело и славное имя Луи Буиса, первого придворного парфюмера российских императоров Александра I и Николая I...


Аргументы по принципу, если Адольф Буис выставлял парфюмерную продукцию на выставках, как произведенную на его фабрике, то это доказывает существование и работу его парфюмерной фабрики, меня не удовлетворяют. Парфюмерия давно стала сферой, где производились и продавались существенными объемы контрафактной продукции.
Tags: Аптекарский сад, Буис, Герцен, Горенки, Гофман, Депре, Дюфуа, Кадоль, Кузнецкий Мост, Лемерсье, Максимович, Никольский, Разумовские, Ралле, Рисс, Ришар, Соболевский, Торнаторе, Финтельман, Фишер, Яковлевы, резеда, старая Москва
Subscribe

  • Не сошлись характерами.

    Вероятно именно через Сергея Афанасьевича Живаго Генрих Шлиман познакомился с семейством своей будущей жены Екатерины Петровны Лыжиной. В некоторых…

  • Об уязвимости образа.

    Когда я давным-давно впервые читала роман Достоевского "Братья Карамазовы", то не могла в полной мере постичь и объяснить себе реакцию Алексея на тот…

  • Дом на углу Мансуровского переулка и Пречистенки

    Люди любят романтические вымыслы, украшающие беллетристику. Однако при изучении прошлого, при погружении в историю неприятно вместо стремления узнать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • Не сошлись характерами.

    Вероятно именно через Сергея Афанасьевича Живаго Генрих Шлиман познакомился с семейством своей будущей жены Екатерины Петровны Лыжиной. В некоторых…

  • Об уязвимости образа.

    Когда я давным-давно впервые читала роман Достоевского "Братья Карамазовы", то не могла в полной мере постичь и объяснить себе реакцию Алексея на тот…

  • Дом на углу Мансуровского переулка и Пречистенки

    Люди любят романтические вымыслы, украшающие беллетристику. Однако при изучении прошлого, при погружении в историю неприятно вместо стремления узнать…