bettybarklay

Category:

Здоровье императрицы и судьба России

Супруга императора Николая II, императрица Александра Федоровна, урожденная Victoria Alix Helena Louise Beatrice von Hessen und bei Rhein (1872 – 1918), была четвёртой дочерью великого герцога Гессенского и Рейнского Людовика VI (1837 – 1892) и великой герцогини Алисы Британской (1843 – 1878), второй дочери (третьего ребенка) королевы Великобритании Виктории (1819 – 1901). 

Королева Виктория была матерью девяти детей, из которых  один сын был болен гемофилией, а две дочери были носителями заболевания. Одна из них — Алиса Британская, мать будущей российской императрицы Александры Федоровны.

Фотография семьи великого герцога Гессенского и Рейнского Людовика VI и великой герцогини Алисы в 1876 году. Дети: верхний ряд -  стоит Элла, герцог держит Мари, мать обнимает Алису, стоит Виктория; нижний ряд - справа стоит Ирена, сидит сын Эрни.
Фотография семьи великого герцога Гессенского и Рейнского Людовика VI и великой герцогини Алисы в 1876 году. Дети: верхний ряд - стоит Элла, герцог держит Мари, мать обнимает Алису, стоит Виктория; нижний ряд - справа стоит Ирена, сидит сын Эрни.

Всего у Людовика Гессенского и Алисы Британской было семеро детей, но взрослыми стали пятеро. Сын Фридрих был болен гемофилией и умер от внутреннего кровотечения в неполные три года. Болезнь Фридриха подтверждала, что заболевание носит наследственный характер.

Дочь Мари умерла от дифтерии. Во время эпидемии дифтерии умерла и сама Алиса Британская. 

Шести лет от роду будущая российская императрица и ее сестры остались без матери и она воспитывалась в Англии при дворе бабушки королевы Виктории. Старшая сестра Элла, в православии и в замужестве великая княгиня Елизавета Федоровна, была выдана замуж за великого князя Сергея Александровича, дядю Николая II, бывшего генерал-губернатором Москвы и убитого в 1905 году в результате теракта. Детей у великокняжеской четы не было, достоверных сведений о том, была ли Елизавета Федоровна носителем гена гемофилии, я не нашла.

Апрель 1894, Дармштадт. Помолвка цесаревича Николая Александровича с принцессой Алисой Гессенской - стоят слева. Рядом с будущей императрицей ее сестра Виктория, далее их брат Эрнест. Сидят - сестра Ирен, великая княгиня Елизавета Федоровна (сестра Элла), Виктория-Мелита, жена Эрнеста, и великий князь Сергей Александрович, муж Елизаветы Федоровны, дядя цесаревича Николая. Виктория-Мелита, внучка Александра II и королевы Виктории - дочь великой княгини Марии Александровны, племянница Александра III и двоюродная сестра Николая II, впоследствии вышла в нарушение всех законов России и Англии замуж за своего двоюродного брата Кирилла Владимировича. Сейчас ее потомки пытаются создать новую российскую монархию
Апрель 1894, Дармштадт. Помолвка цесаревича Николая Александровича с принцессой Алисой Гессенской - стоят слева. Рядом с будущей императрицей ее сестра Виктория, далее их брат Эрнест. Сидят - сестра Ирен, великая княгиня Елизавета Федоровна (сестра Элла), Виктория-Мелита, жена Эрнеста, и великий князь Сергей Александрович, муж Елизаветы Федоровны, дядя цесаревича Николая. Виктория-Мелита, внучка Александра II и королевы Виктории - дочь великой княгини Марии Александровны, племянница Александра III и двоюродная сестра Николая II, впоследствии вышла в нарушение всех законов России и Англии замуж за своего двоюродного брата Кирилла Владимировича. Сейчас ее потомки пытаются создать новую российскую монархию

Из семерых детей Алисы Британской и Людовика Гессенского две дочери были носительницами гемофилии, а один сын был болен. У сестры будущей российской императрицы, Ирен, в 1889 году родился сын Вальдемар, который был болен гемофилией. У Ирен всего родилось трое сыновей, и двое страдали этой болезнью. Алиса Гессенская изучала работы основоположника учения о наследственности монаха Менделя и, выходя замуж за российского царя, знала о высокой степени вероятности проявления этого наследственного  заболевания у ее детей; известно уже было, что заболевание проявляется только у потомков мужского пола. 

Венчание Николая II с Александрой Федоровной, бывшей принцессой Гессенской происходило в ноябре 1894 года, в день рождения матери Николая, вдовствующей императрицы Марии Федоровны, всего через неделю после похорон императора Александра III, поэтому оно было скромным. Спешка со свадьбой объяснялась исполнением воли покойного императора, не дожившего совсем немного до женитьбы цесаревича.  

По второму имени император Николай звал Александру Федоровну Аликс (Alix). Общались между собой и вели переписку русские монархи на английском языке. Современники отмечали, что русская речь Николая II, если она не была составлена письменно заранее, напоминала подстрочник английских фраз — сказывалось воспитание цесаревича, для которого английский язык был основным в детстве. 

Александра Федоровна нумеровала все письма, которые она писала своему, сначала жениху, а потом мужу. Уже из первого месяца переписки видно, что невеста цесаревича Николая Александровича имеет хронические заболевания. Невеста в возрасте 21 года страдает сильными болями ног, не позволяющими ей самостоятельно ходить и сидеть. Вот, что она писала своему жениху из Харрогейта от 26 мая 1894 года, письмо 26:

«Доктор меня осмотрел, он хочет, чтобы я лежала как можно больше. Я не знаю, как правильно описать – в общем, когда я лежу, через мои артерии крови проходит в три раза больше, чем когда сижу, поэтому отдых для меня – это главное. Кажется, что я страдаю подагрой. Я принимаю серные ванны по 15 минут, потом 3 минуты стою, а потом что-то вроде игольчатого душа: из тысяч дырочек на меня брызжут струйки воды, сначала горячей, а потом прохладнее. Ощущение не очень приятное. В настоящее время мне нельзя пускаться ни в какие экспедиции – ни гулять пешком, ни ездить, можно “выезжать” только в кресле на колесиках, так как я должна двигаться как можно меньше. Чем спокойнее и меньше боль, тем лучше».

Невеста в переписке часто сообщает жениху о массаже, серных ваннах, лечебном душе, инвалидном кресле и постоянных болях. Известно, что с детства здоровье будущей императрицы было плохое и история ее болезни содержала целый букет диагнозов: невралгия лица, радикулит, ишиас, воспаление пояснично-крестцового нерва, а также склонность к ревматизму и ишемии, с возрастом перешедшие в заболевания. 

Принцесса Аликс Гессенская до замужества
Принцесса Аликс Гессенская до замужества

Влюбленный цесаревич воспринимал страдания своей будущей супруги как проявление ее удивительной силы воли и терпения. Влюбленные всегда идеализируют предмет своей влюбленности, только жить потом с человеком, а не с идеалом, даже если ты император. 

В ноябре жених с невестой стали супругами. Тут очевидна разница в оценках начала супружеской жизни между новобрачными. Николай II оставил в дневнике на утро после первой брачной ночи следующую запись: «Завалились спать рано, т. к. у нее сильно разболелась голова!» 

Новобрачная императрица Александра Федоровна наутро писала в дневнике: «Я никогда не верила, что в мире может быть такое полное счастье – такое чувство общности между двумя смертными. Больше не будет разлук. Соединившись, наконец, мы связаны на всю жизнь, а когда эта жизнь закончится, мы встретимся снова в другом мире и навечно останемся вместе».

С возрастом здоровье Александры Федоровны только ухудшилось. С самого начала их совместной жизни она страдала сильными головными болями — это подтверждается и дневником императора. На мой взгляд, императрица жила в выдуманном мире и судя по ее письмам, обращениям в этих письмах к мужу, к ее чрезмерным и не всегда уместным восторгам, примером которых является ее запись о «таком полном счастье» после первой брачной ночи, которую ее муж оценил как «завалились спать рано», она была склонна к экзальтации и истерии.

Позже самая близкая подруга императрицы Анна Вырубова (до брака Танеева), которую трудно заподозрить в желании клеветать на императрицу, писала: 

«Александра Федоровна заболела  в возрасте 14 лет, когда у нее начались менструации. В это время у нее начинается сонливость. Она засыпает. Потом во время сна делаются конвульсии. Она бьется по несколько минут. Потом успокаивается. Снова засыпает. Начинает говорить или петь - ужасающим образом. Ее лечили. Это прошло. Когда ей исполнилось 18 лет, болезнь стала возобновляться, но редко: два, три раза в год

О припадках и впадении в беспамятство Александры Федоровны писал в своем дневнике Е.А. Святополк-Мирской в феврале 1906 году: "Александра Федоровна имеет дурное влияние, что она злая и ужасный характер, на нее нападают ражи, и тогда она не помнит, что делает."

Главная задача императрицы — родить наследника престола, и по законам престолонаследия Российской Империи это должен был быть сын Николая II рожденный в браке с православной равнородной супругой. После смерти Александра III цесаревичем стал средний брат Николая II Георгий Александрович. 

Цесаревич Георгий Александрович. Был болен туберкулезом и умер летом 1899 года.
Цесаревич Георгий Александрович. Был болен туберкулезом и умер летом 1899 года.

В скором времени после венчания императрица забеременела. Директором Императорского клинического повивального-гинекологического института в 1893 году еще в правление Александра III стал  Д.О.Отт. Именно он вел беременность императрицы и принимал роды первенца. 

Хотя из-за слабого здоровья императрицы роды были тяжелыми они прошли успешно. 3 ноября 1895 года Александра Федоровна родила дочь Ольгу. Директор Повивального института, консультант и почетный профессор по женским болезням при Клиническом институте Великой княгини Елены Павловны, доктор медицины, действительный статский советник, Дмитрий Оскарович Отт был Высочайше и «всемилостивейше пожалован в лейб-акушеры Двора Его Императорского Величества».  

Полдела было сделано: это не был мальчик, но несмотря на свое плохое здоровье императрица подтвердила свою способность к деторождению. Таким образом она подтверждала эту способность еще три раза, родив Татьяну в 1897, Марию в 1899,.. 

После смерти в Абас-Тумане цесаревича Георгия Александровича в июне 1899 года наследником престола стал младший брат Николая II Михаил Александрович. Общественное разочарование из-за рождения у царской четы дочерей возрастало.  После рождения Марии раздраженная на лейб-акушера Д.О.Отта императрица на ведение следующей беременности пригласила профессора Дмитрия Дмитриевича Попова. В 1901 году у императрицы родилась еще одна дочь Анастасия.

Александра Федоровна страстно желала сына. При дворе стали появляться всякие шарлатаны и знахари, «дающие советы», как сделать, чтобы у царской четы родился сын. Ярким примером таких советчиков является  французский авантюрист мсье Филипп (Низьер-Вашоль). Он, как и впоследствии Распутин, в семейной переписке именовался «наш дорогой Друг». 

По воспоминаниям С.Ю Витте первой с Филиппом познакомилась одна из «черногорских княжон» жена великого князя Петра Николаевича, Милица Николаевна. 

Феликс Юсупов в своих Воспоминаниях о черногорских сестрах писал так:

«Дочери короля Черногории, великие княгини Милица и Анастасия Николаевны, были в ту пору при дворе крайне влиятельны. Одна черногорка вышла замуж за великого князя Петра Николаевича, другая, быв сперва за герцогом Лейхтенбергским, вторым браком сочеталась с великим князем Николаем Николаевичем. В Петербурге черногорок звали «черным горем». Занимались они черной магией и водили дружбу с колдунами и гадалками. Они-то и привели ко двору шарлатана-француза Филиппа, а позже – Распутина. Дом их стал средоточием темных сил, увы, овладевших несчастным нашим государем и толкнувших отечество в пропасть.

И далее им дается характеристика уровня сознания и мышления ближнего царского окружения, которое нисколько не противоречило и уровню сознания императрицы, который можно охарактеризовать как невежество и  суеверие. Суеверие есть религиозное невежество, не имеющее ничего общего с православной верой.

Отец мой, прогуливаясь однажды на море в Крыму, встретил великую княгиню Милицу в карете с каким-то незнакомцем. Он поклонился ей, но она на поклон не ответила. Беседуя с ней двумя днями позже, он спросил почему. «Потому что вы не могли меня видеть, – отвечала великая княгиня. – Ведь со мной был доктор Филипп. А когда на нем шляпа, он и спутники его невидимы».

Если бы, как того требовал здравый и законный подход к самодержавной власти, все эти великие княгини и императрицы, одержимые своими личными амбициями, знали свое место и не вмешивались в политику, все было бы не так трагично... Но исторически все было иначе: они вмешивались, они влияли, они осуществляли в жизнь свои бредовые идеи. И у самодержца своей воли не было: как писал Достоевский в «Бесах», «Нынче у каждого ум не свой!»

 Участники молебна на перроне вокзала; справа-священник беседует с прибывшими для освящения подвижных питательных отрядов Красного Креста великими княгинями Анастасией Николаевной и Милицей Николаевной.
Участники молебна на перроне вокзала; справа-священник беседует с прибывшими для освящения подвижных питательных отрядов Красного Креста великими княгинями Анастасией Николаевной и Милицей Николаевной.

Весной 1900 года, великая княгиня Анастасия Николаевна, жена великого князя Николая Николаевича-младшего, по поручению Николая II посетила Францию, где встретилась с Филиппом. По ее приглашению он приехал в Санкт-Петербург, вошел в круг общения с великими князьями и развлекал их столоверчением и разговорами с вызванными духами умерших. 

При активном протежировании со стороны этих двух великокняжеских семей и лично Милицы и Анастасии французскому шарлатану Филиппу «вопреки всем законам при военном министре Куропаткине <...> дали доктора медицины от Петербургской Военно-медицинской академии и чин действительного статского советника. Все это без всяких оглашений. Святой Филипп пошел к военному портному и заказал себе военно-медицинскую форму».

20 сентября 1901 года во Франции великая княгиня Анастасия Николаевна устроила знакомство императора Николая II с мсье Филиппом. Результатом этого знакомства стало приглашение «мага» в Царское Село, где он провел два месяца. Во время пребывания Филиппа в царской резиденции он делал все, чтобы царица зачала сына — будущего наследника престола. Чудо свершилось и в ноябре 1901 года царица поняла, что она беременна в пятый раз. 

По рекомендации шарлатана мсье Филиппа, императрица долго скрывала беременность и не допускала к себе медиков до августа 1902 года, когда о ее беременности было объявлено официально. 

Вот, что писал об этом Витте:

«Императрица перестала ходить, все время лежала. Лейб-акушер Отт со своими ассистентами переселился в Петергоф, ожидая с часу на час это событие. Между тем роды не наступали. Тогда профессор Отт начал уговаривать императрицу и Государя, чтобы ему позволили исследовать Императрицу. Императрица по понятным причинам вообще не давала себя исследовать до родов. Наконец она согласилась. Отт исследовал и объявил, что Императрица не беременна и не была беременна, что затем в соответствующей форме было объявлено России» 

Это психическое расстройство называют ложной беременностью: сознание женщины, страстно желающей ребенка и убежденной в том, что это желание свершится, приводит гормональную систему организма в состояние, при котором возникают внешние признаки беременности и нарушается естественный цикл.

Нельзя же было обнародовать, что императрица, женщина, четыре раза бывшая беременной и рожавшая детей, настолько поверила французскому шарлатану, что сама себе внушила ложную беременность, продолжительностью в 9 месяцев, вообразила шевеление плода и прочие ощущения последних месяцев беременности! Стоит удивиться такой высокой степени самообмана. Эта способность императрицы принимать желаемое за действительное была губительной для России

Спасать положение пришлось лейб-акушеру Д.О.Отту. «Правительственный вестник» от 21 августа 1902 года сообщал следующее : 

«Несколько месяцев назад в состоянии здоровья Ея Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны произошли перемены, указывающие на беременность. В настоящее время, благодаря отклонению от нормального течения, прекратившаяся беременность окончилась выкидышем, совершившемся без всяких осложнений при нормальной температуре и пульсе. Лейб-акушер Д.О. Отт. Лейб-хирург Гирш. Петергоф 20 августа 1902 года»

Великий князь Константин Константинович в дневнике записал: «Текст бюллетеня критикуют, особенно слово «благодаря». Сообщение действительно породило массу слухов. В простонародье говорили, что у царицы родился рогатый ребенок и предсказывали конец света... 

В июле 1903 г. царская семья посетила Саров, где присутствовала на торжествах царского покровителя преподобного Серафима Саровского. Вскоре императрица забеременела в шестой раз. Долгожданный сын Алексей Николаевич родился 30 июля 1904 г. в Петергофе. 

Император Николай II, императрица Александра Федоровна с цесаревичем Алексеем.
Император Николай II, императрица Александра Федоровна с цесаревичем Алексеем.

О том, что у мальчика гемофилия, стало ясно родителям сразу после рождения. Николай II написал 1 августа 1904 года великой княгине Милице Николаевне: 

«Дорогая Милица. Пишу тебе со слов Аликс: слава Богу день прошел спокойно. После перевязки в 12 часов и до 9 часов 30 мин. вчера не было ни одной капли крови. <…> Федоров говорит, что по приблизительному исчислению потеря крови за двое суток составляет от 1/8 до 1/9 всего количества крови». 

Запись в дневнике Николая II, сделанная 8 сентября 1904 года: «Аликс и я были очень обеспокоены кровотечением у маленького Алексея, которое продолжалось с перерывами до вечера из пуповины. Около 7 часов они наложили повязку».  

Запись от 9 сентября 1904 года: «Утром опять на повязке была кровь; с 12 часов до вечера ничего не было».   

Печальный опыт старшей сестры Ирен, у которой двое сыновей страдали гемофилией и младший больной сын умер в феврале 1904 года в возрасте четырех лет незадолго до рождения Алексея, делал психически неуравновешенную императрицу невосприимчивой в доводам разума и породил в и без того суеверной царице уверенность, что ее сыну может помочь только чудо.  Кстати, у той же сестры Ирен старший сын Вальдемар, больной гемофилией,  смог прожить 56 лет с помощью переливаний крови, то есть с помощью медицины, а не веры в чудо,  и умер по причине отсутствия оборудования для переливания крови.

Поскольку болезнь царевича требовала постоянного наблюдения за ним, значительную роль играли лейб-хирург С.П. Федоров и лейб-медик Е.С. Боткин. О том, что у царевича гемофилия царская семья скрывала до 1912 года. О  болезни не знали даже близкие родственники. 

В сентябре 1912 года в охотничьей резиденции царя в Беловеже цесаревич Алексей, прыгая в лодку,  ударился об уключину. В ночь на 7 сентября в «левой подвздошной впадине» начались боли и появилась опухоль, которая была определена, как «забрюшинное кровоизлияние». Три недели спустя опухоль уменьшилась, и больной уже начал делать попытки становиться на ноги». 28 сентября 1912 г. цесаревич, «пытаясь сделать несколько шагов, упал». Во второй половине дня 2 октября началось «новое кровоизлияние в ту же область» 

Бюллетень, подписанный лейб-хирургом С.П. Федоровым, лейб-медиком Е.С. Боткиным и почетным лейб-медиком С.А. Острогорским от  8 октября 1912 года сообщал: «После случайного ушиба в левой подвздошной области появилось кровоизлияние, вследствие которого стала постепенно подниматься температура».

Когда состояние больного несколько улучшилось и температура стала снижаться, бюллетень  от 11 октября 1912 г. сообщал, что «доктора могли приступить к более полному обследованию больного, который до тех пор не позволял этого, вследствие невыносимых страданий, которые он претерпевал». Состояние цесаревича стало улучшаться. Это совпало с телеграммой, присланной Григорием Распутиным: «Надеюсь здоровье улучшится. Благодать Божия выше болезни. Будь богобоязненна во всем»

Этого императрице было  достаточно, чтобы уверовать в чудесные способности «старца». Забыла она, а может быть, никогда не знала, что все, что не от Бога, то от его врага.

В январе 1910 года великий князь Константин Константинович писал в своем дневнике, что уже более года царица страдала болезнью сердца, слабостью, неврастенией. Уже тогда она принимала великого князя, лежа в постели. Ей было всего 38 лет.

Императрица Александра Федорова во время болезни, а болела она постоянно.
Императрица Александра Федорова во время болезни, а болела она постоянно.

В феврале 1909 года А.В. Богданович пишет в своем дневнике:  «Про царицу Штюрмер сказал, что у нее страшная неврастения, что у нее на ногах появились язвы, что она может кончить сумашедствием». В сентябре того же года ею сделана вот такая запись: «Сегодня Каульбарс сказал, что царица совсем больна — у нее удушье, ноги опухли». 

Опухшие ноги, неврастения, язвы, больное сердце, удушье... К концу 1914 rода болезни царицы особенно обострились, и в своих письмах к царю она очень часто жаловалась, что ее мучили острые боли, мешавшие спать. У нее болит спиина, болит рука, царицу беспокоят почки, мучает подагра, приступы зубной боли, Александра Федоровна жалуется на свои глаза. Создается впечатление, что пишет тяжело больной пожилой инвалид.

Она не могла стоять, ходить, была не в состоянии самостоятельно подняться по лестнице. Как попечительница госпиталей она их посещала, но при посещении служители на руках несли ее по лестницам на этажи.

Все чаще она принимала всевозможные лекарства и медикаменты: «Я принимаю массу железа, мышьяка, сердечных капель и теперь, наконец, чувствую себя несколько бодрее", — писала она царю. Не знаю, какие производные мышьяка принимала царица, возможно какие-то гомеопатические дозы мышьяковистых солей. 

Часто императрица не могла выполнять свои представительские обязанности и на приемах ее заменяли либо ее дочери, либо другие представители царской фамилии.

Бывало, царица неделями лежала на кушетке. Она так питалась, так принимала доклады и такой, лежащей, запомнилась императрица преданным ей придворным и не только придворным. Императрица передвигалась в инвалидном кресле.

Всего императрица прожила 46 лет. Но уже за несколько лет до ее смерти на фотографиях, выполненных в 1910-е годы, она выглядела как пожилая женщина.
Всего императрица прожила 46 лет. Но уже за несколько лет до ее смерти на фотографиях, выполненных в 1910-е годы, она выглядела как пожилая женщина.

 Здоровье императрицы являлось политическим фактором и британский посол был обязан в своих донесениях из России обязательно указывать сведения о состоянии ее здоровья, и здоровье Александры Федоровны часто обсуждалось в европейских газетах.  Ее влияние на императора Николая II было широко известно. 

Часто можно встретить утверждения, что она обладала сильной волей. Трудно оспорить укоренившееся широко известное мнение, да и не нужно. Замечу только, что часто под сильной волей понимается тупое упрямство человека с психическим расстройством сознания. 

Воля — это функция здорового сознания и  здоровой психики человека. Больной человек находится во власти своего больного тела. Здоровье тела и здоровье духа взаимосвязаны. Было ли проявлением сильной воли состояние ложной беременности императрицы? Конечно, нет! Являлось ли стремление посадить на трон Российской Империи своего больного гемофилией сына проявлением здравого ума? Конечно, нет! Это все делалось под влиянием болезненных наваждений и импульсов, и тяжкая болезнь самодержавия закончилась катастрофическим кризисом власти.

Когда представишь весь этот клубок патологий в конкретном человеке, жене  — императрице Александре Федоровне, то даже и не желая принять, отчего император Николай II, ставший причиной самой трагической страницы истории, виновный в гибели миллионов людей, крушения российского государства, поймешь отчего он признан РПЦ «страстотерпцем». С такой женой натерпишься, но винить некого  —  сам выбирал! 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded