bettybarklay (bettybarklay) wrote,
bettybarklay
bettybarklay

Category:

Американские впечатления европейских интеллектуалов.

Весной 1945 года Сартр ездил в США. Его впечатления изложила его "подруга жизни" Симона де Бовуар в третьей книге воспоминаний "Сила обстоятельств". Я использую выражение "подруга жизни", ибо не знаю слова, которым можно назвать женщину-партнера по сожительству в так называемом "открытом браке", когда люди вроде бы связаны узами, но эти узы ничем не закреплены, кроме слов, да и сами они не обязаны хранить верность и непременно рассказывали друг другу о своей неверности. Сартр декларировал эти отношения так: "Наша любовь очень важна, но неплохо было бы иметь и случайные связи".

Сама Симона отмечала, что эта их договоренность касалась только их двоих, но совсем не учитывала интересы третьих лиц, бывших сторонами этих самых "случайных связей".


Жан-Поль Сартр и Симона де Бовуар в молодости. Их отношения продлились с 1929 года до смерти Сартра в 1980 году.

"Вернувшись в Париж, Сартр рассказал мне о своем путешествии. Его ошеломило то, что он увидел. Кроме экономического режима, социального расслоения, расизма, многое коробило его в заатлантической цивилизации: конформизм американцев, их шкала ценностей, их мифы и ложный оптимизм, их бегство от трагического".

"Во время одного обеда руководитель управления по связям с общественностью Форда довольно непринужденно упомянул о скорой войне против СССР. "Но у вас нет общих границ, где же будет вестись сражение?" — спросила журналистка компартии. "В Европе", — преспокойно ответил он. Эти слова заставили вздрогнуть французов, однако они не приняли их всерьез. Американский народ не отличался воинственностью. Поэтому Сартр, не задумываясь, предавался радостям путешествия".

Сама Симона поехала в США спустя два года. Она отмечала свою готовность позитивного отношения к Америке, основываясь на мнениях американских либералов:

"Я готова была полюбить Америку. Да, это родина капитализма, но она способствовала освобождению Европы от фашизма; атомная бомба обеспечивала ей главенство в мире и давала возможность ничего не бояться; книги некоторых американских либералов убеждали меня в том, что большинство нации имеет четкое и ясное представление о своей ответственности".

Америка - родина капитализма - это сильно сказано! Я так и не поняла, удалось Симоне "полюбить Америку" или нет. Она отмечает отрицательно удивившее ее, но наличие отрицательных черт - это еще не повод не любить:

"Однако меня ожидало разочарование. Почти все интеллектуалы, даже те, кто считал себя левыми, страдали американизмом, достойным шовинизма моего отца. Они одобряли речи Трумэна. Их антикоммунизм смахивал на психоз; к Европе, к Франции они относились с надменной снисходительностью. Невозможно было ни на минуту поколебать их самоуверенность, поэтому спорить с ними часто казалось мне столь же бессмысленным, как спорить с безнадежными параноиками.

От Гарварда до Нового Орлеана, от Вашингтона до Лос-Анджелеса я слышала, как студенты, преподаватели, журналисты всерьез задаются вопросом, не следует ли сбросить бомбы на Москву, прежде чем СССР получит возможность дать отпор. Мне объясняли, что в целях защиты свободы необходимо стало ее подавлять: охота на ведьм начиналась. Но более всего меня тревожила инертность всех этих людей, введенных в заблуждение назойливой пропагандой. Я была поражена отсутствием даже у молоденьких юношей и девушек внутренних побуждающих стимулов; самостоятельно думать, изобретать, воображать, выбирать или решать они были не способны; их конформизм отражал эту неспособность, во всех областях они использовали абстрактный эталон, деньги, не умея доверять собственным оценкам".


Симона убежденная феминистка, но ее феминизму в Америке тоже был нанесен удар:

"Другим сюрпризом для меня стала американская женщина. Если верно то, что свойственный ей требовательный дух до крайности обострился, превратив ее в "жестокосердную женщину", то от этого она не стала менее зависимым и неполноценным существом: Америка — сугубо мужской мир".

Возраст поколебал ее веру в победу феминизма и социализма:


Сартр и Симона в 1970 году: "Да, я поверила в победу женщин, потому что думала, что она будет связана с подъемом социализма, но социализм — это мечта, его нет нигде. И даже страны, которые называют себя социалистическими, ими вовсе не являются".

"Бегство от трагического" у американцев отмечал "главный цветной революционер" современности и апологет "открытого общества" Джордж Сорос в книге "Эпоха ошибок": "Существование смерти - непреложный факт, но наше общество отказывается считать его таковым. Люди способны далеко зайти в отрицании и игнорировании смерти".
Tags: Бовуар, США, Сартр, Сорос
Subscribe

  • (no subject)

    Просто гроза или уже начало Потопа? Внешний долг США достиг 13 трлн долл. Сейчас внешний долг Америки составляет 90% от ВВП. Обама - рекордсмен по…

  • Ежедневное

    Японский Премьер ушел в отставку. Экие же они все слабенькие! Чуть критика, и сразу в отставку. Наших ничем не прошибешь. Сильна нация!)) Смешно…

  • (no subject)

    И так, первый день лета. Занятия: Итальянский язык. Кино: Висконти "Белые ночи". Висконти, вероятно, просто мой режисер. Когда…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments