Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Спутники и попутчики.

Библейская символика из Книги Товита в воспоминаниях Берберовой

В январе 1922 года, когда жена Ходасевича, Анна Ивановна, была в санатории в Детском Селе, куда она была направлена на лечение по поводу обострения туберкулеза, у ее мужа начался роман с Ниной Берберовой.


Анна Ивановна Ходасевич. Жена Владислава Ходасевича с 1911 года.

Роман этот был бурным, "всему наперекор".

"Должно быть, это мой позор,
но что же, если вот –
душа, всему наперекор,
поёт, поёт, поёт?"


В письме от 3 февраля 1922 года Ходасевич писал жене в Детское Село: "Офелия гибла и пела" — кто не гибнет, тот не поет. Прямо скажу: я пою и гибну. И ты, и никто уже не вернет меня. Я зову с собой — погибать. Бедную девочку Берберову я не погублю, потому что мне жаль ее. Я только обещал ей показать дорожку, на которой гибнут. Но, доведя до дорожки, дам ей бутерброд на обратный путь, а по дорожке дальше пойду один. Она-то просится на дорожку, этого им всем хочется, человечкам. А потом не выдерживают. И еще я ей сказал: "Ты не для орла, ты — для павлина". Все вы, деточки, для павлинов. Ну, конечно, и я не орел, а все-таки что-то вроде: когти кривые".

Collapse )

Немного о вегетарианстве Толстого

В связи с высказанным предположением, что отсутствие зубов у Льва Толстого являлось причиной его вегетарианства, добавлю следующее. Толстой личность сложная, и одной причины у него быть не может).

Разумеется, что вегетарианство Толстого имеет материальные причины. Причины эти - проблемы со здоровьем. В организме все связано. Плохие зубы вызывают проблемы с пищеварением и его нарушение. Летом 1867 года профессором Захарьиным впервые была диагностирована желчнокаменная болезнь у графа Льва Николаевича Толстого. Диагноз этот был поставлен в Москве, куда Толстой приехал на консультацию после сильного болевого приступа. Доктор советовал диету. Но Лев Толстой по складу своего сознания следовал чужим советам только когда его к этому принуждали обстоятельства. Диета и режим питания часто нарушались, что приводило к болезненности. "Лечение раны плеткой" обычно малоэффективно. Тогда больной вновь начинал следовать диете до прекращения боли... Со временем закономерно, что в желчном пузыре развился хронический холецистит.

Весной 1887 года, когда Толстой жил в Москве, он длительное время страдал от расстройства здоровья, выражавшееся в нарушении пищеварения и сильных болей в правом подреберье. Жирная и острая пища усугубляли состояние. По настоянию Софьи Андреевны после продолжительных болей Лев Николаевич вновь обратился к профессору Захарьину на консультацию о здоровье.

По свидетельству Софьи Андреевны: "Вообще же при всяком серьезном нездоровье Льва Николаевича всегда обращался он к знаменитому в то время профессору Захарьину, выражавшему свое восхищение перед Львом Николаевичем за роман "Война и мир" и всегда охотно лечившему Льва Николаевича. Несмотря на свое большое корыстолюбие и любовь к деньгам, Захарьин не брал с Льва Николаевича никогда денег. Но когда временно Лев Николаевич перестал писать романы, а отдался философско-религиозной деятельности, Захарьин совершенно разлюбил Льва Николаевича и перестал его лечить".

В разгар дружеской приязни Толстой писал Захарьину: "Дорогой Григорий Антонович, пишу Вам первую свободную минуту только с тем, чтобы сказать Вам, что я очень часто думаю о Вас и что последнее свидание с Вами оставило во мне очень сильное и хорошее впечатление и усилило мою дружбу с Вами. Прошу верить этому и любить меня так же, как я Вас".
Так уж устроены люди, что приязнь и дружба бывает только взаимной, а нелюбовь рождает нелюбовь.)

Collapse )

Как писала жена Толстого, самые "тихие" и "добрые" в психическом отношении годы (1877-1879) семья Толстых провела, когда Лев Николаевич увлекался православием: он не скандалил с женой, любил ближнего, молился, ходил в церковь, читал Евангелии, соблюдал церковный календарь, исповедовался, следовал православным ценностям, постился, говел,.. одним словом жилъ в мирѣ съ мiромъ Но это было недолгое состояние.